В апреле по Рунету очень широко разошёлся перевод этой речи, сделанный ЖЖ-юзером pavel-slob. Однако, как показало сравнение перевода со стенограммой, в переводе были некоторые ошибки и сокращения.
Перевод ниже представляет собой полный вариант речи. В нём опущены лишь те части стенограммы, когда судья прерывала Брейвика (6 раз), требуя сократить выступление, поскольку накануне адвокат попросил на него 30 минут, а Брейвик говорил гораздо дольше. Данные купюры сделаны с целью не нарушать целостность этой, без сомнения, блестящей речи. (BreivikRusinform)    

 

РЕЧЬ БРЕЙВИКА В СВОЮ ЗАЩИТУ

17 апреля 2012 г.

Я выступаю здесь как представитель норвежского и европейского антикоммунистического и антиисламского оппозиционного движения – сокращённо, Норвежско-Европейского движения сопротивления, – а также как представитель сети Ордена тамплиеров. Я говорю от имени многих норвежцев, скандинавов, европейцев, которые не хотят быть лишены их этнических прав, своих прав коренных народов, культурных и территориальных прав.

Норвежские СМИ и прокуроры утверждали и продолжают утверждать, что причины, по которым я провел свои акции 22 июля, несущественны, поскольку я был жалким и злобным неудачником, непорядочным, не имеющим достоинства и ответственности; что я отъявленный лжец, безнравственный, сумасшедший, и поэтому должен быть немедленно проигнорирован и забыт культур-консерваторами и националистами Норвегии и Европы.

Скажут, что я потерял работу и социальное положение, что я жестокий и безумный человек, который ищет лишь внимания к собственной персоне. Так они считают. Утверждали также, что я нарцисс, антисоциальный психопат, страдаю бактериофобией и из-за этого на протяжении многих лет носил защитную маску, что мне нравятся только красные свитера, и что у меня были кровосмесительные отношения с собственной матерью. Они также утверждали, что я жалкий убийца детей, несмотря на то, что мне не предъявлено обвинений в убийстве кого-либо младше 14 лет. Говорили, что я трус, вырожденец, гомосексуалист, педофил, некрофил, расист, социопат, фашист, нацист, сионист и анархист. Обо всём этом заявлялось. Также заявляли, что я физически и умственно отсталый, с IQ ниже 80 пунктов.

Конечно, я не удивлён этими характеристиками. До того, как я осуществил свою миссию, я подробно описал всё, что они могут сказать и написать обо мне – оказалось, всё так и есть. Большинство людей понимают, что это лживая пропаганда, граничащая с комедией. Но важно, чтобы каждый осознавал, почему эти культурные элиты, журналисты, редакторы и даже, в данном случае, прокуроры будут продолжать свои насмешки, издевательства и ложь в отношении меня.

Ответ прост: я совершил самое изощрённое, впечатляющее и жестокое политическое убийство среди когда-либо осуществлённых воинствующими националистами в Европе со времён Второй мировой войны. Они высмеивают меня, потому что боятся воинствующего национализма. Они боятся, потому что мы можем нанести вред культур-марксисткой идеологии и их мультикультурному эксперименту. Они сделают всё, что в их силах, чтобы не допустить этого. Я и мои братья и сёстры, революционно настроенные националисты, воплощают их самый страшный кошмар, и они хотят запугать им других. Именно по этой причине масштабная отвратительная демонизация моей фигуры будет продолжаться. Я надеюсь, все националисты и культур-консерваторы не позволят себе быть обманутыми этой пропагандой.

Я объясню, как это всё началось, и что произошло после Второй мировой войны.

В Норвегии и Западной Европе не было демократии со времён межвоенного периода. Свобода мнений в Норвегии и Европе – это понятие без реального содержания. Норвегия и Западная Европа почти полностью задушены послушанием и поэтому являются диктатурами. Норвегия и другие страны Западной Европы – это не демократические государства, и не были таковыми начиная с периода между Первой и Второй мировыми войнами. 

Что же произошло, когда в Европе в последний раз была демократия? Да: к власти пришёл Гитлер. И отчасти поэтому либералы и культур-марксисты после Второй мировой войны ни за что не хотели вводить настоящую демократию и свободу мнений. Либералы и культур-марксисты после Второй мировой войны сообща работали с целью оттеснить националистов и культур-консерваторов от власти, потому что очень боятся, что к власти придёт новый Гитлер и, возможно, начнёт Третью мировую войну. Таким образом, то, что сегодня называется «демократией», в реальности – диктатура либералов и культур-марксистов.

Культур-марксизм, который начал господствовать в Норвегии и Европе после поражения стран Оси, возвёл себя в ранг божества и истины в последней инстанции. Культур-марксизм стал священным, и его последователи возвысили свой ​​голос в поддержку международной солидарности и человеческого прогресса. Мультикультурализм вскоре был включён в число величайших и священных истин, а священные истины критиковать нельзя. Культур-консерватизм и национализм были запрещены и  охарактеризованы как варварские, злобные и бесчеловечные. Эти истины, созданные и принятые в 1945 году, стали ещё мощнее в ходе революции 68-го года, о которой я скажу далее.

Национализм и культур-консерватизм рухнули после Второй мировой войны, когда были повержены страны Оси. В Европе никогда не было своего Маккарти, так что марксисты имели полную свободу. Они использовали этот период, чтобы проникнуть в СМИ и образовательные организации. Первое поколение марксистских агентов сосредоточило своё внимание на образовательной сфере, особенно после того, как европейские социал-демократы сказали, что марксисты не могут получить политическую власть из-за своих крайних взглядов. Это произошло не только в Норвегии, но и по всей Западной Европе. Многие марксисты были университетскими преподавателями, так как они считали, что это был наиболее эффективный способ осуществления власти.

Марксистская революция 1968 года в Норвегии и Западной Европе стала прямым результатом отсутствия у нас таких антикоммунистических лидеров, как Маккарти, который мешал марксистам проникать в СМИ и сферу образования. Но проблема в том, что Маккарти сам был слишком умеренным. Он предлагал депортировать всех американских марксистов в Советский Союз, но, к сожалению, не сделал этого.

Западноевропейская система культуры стала лёгкой мишенью для марксисткой инфильтрации, в то время как буржуазные либералы были в основном сосредоточены на контроле за экономикой и управлении ею. Таким образом, в Европе установился новый баланс сил: марксисты контролировали культуру, а либеральная буржуазия – экономику.

Ключевым словом является «разрушение». Марксистские культурные реформы породили феминизм, позитивную дискриминацию, сексуальную революцию, привели к изменению церкви, образования, морали, норм поведения и многого другого. 1968 был годом начала марксистской культурной революции, результатом которой стали коллапс власти и систематическое разрушение основополагающих социальных принципов и норм. Марксисты создали в Норвегии и Западной Европе социалистическое эгалитарное общество, где все группы, признанные жертвами, получили власть. Чем большей жертвой вы выглядели, тем более высокий статус в новой иерархии могли занять. Националисты и культур-консерваторы остались бессильными.

Один консервативный критик сказал в 1968 году следующее: «Через несколько лет марксисты будут присматривать за культурой, в то время как либералы и буржуа – управлять экономикой». И он был прав. Сегодня культура контролируется марксистами, либералы управляют экономикой, а националисты и культур-консерваторы остаются в стороне от власти со времён Второй мировой войны. И, как результат, Норвегия и многие другие европейские страны страдают от культурного самопрезрения, которое связано с марксистскими доктринами и мультикультурной идеологией.

Есть пара вопросов, возможно, самых важных в наше время, на которые должны себе ответить все журналисты, парламентские политики и академики.
Первый вопрос: считаете ли вы демократичным, что норвежский народ никогда не спрашивали, посредством референдума, согласен ли он на превращение своей страны многонациональное и мультикультурное государство? Демократично ли делать это, не спросив совета у людей?

Второй вопрос: считаете ли вы демократичным, что норвежский народ никогда не спрашивали, посредством референдума, согласен ли он, чтобы Норвегия принимала настолько много африканских и азиатских иммигрантов, что норвежцы рискуют превратиться в меньшинство в своей собственной столице?

Кто-то скажет: нет, никаких проблем, потому что существуют свободные выборы. Но тогда возникает следующий вопрос: вы верите, что этого достаточно, и что политические партии и норвежские СМИ обязаны информировать общественность о последствиях? Левые политики и журналисты обманывали норвежцев и европейцев, манипулировали ими. И никогда не объясняли людям, какими будут последствия, а именно: исчезновение их этноса, потеря их культуры, традиций, христианства и их страны.

Националистические и культур-консервативные партии в Европе запрещены. Несколько случаев ясно показали, что националисты и культур-консерваторы исключены из демократического процесса в Норвегии и Европе. Наше мнение считается неважным, на нас смотрят как на граждан второго сорта. Пока либеральные и марксистские элиты находятся у власти, в Норвегии и Европе не будет настоящей демократии. Они бойкотируют демократию всякий раз, когда им угодно. А угодно им это тогда, когда националистические партии близки к власти.

Приведу в пример Австрию. Несколько лет назад, когда Йорг Хайдер и его националистическая партия вошли в коалиционное правительство, страну бойкотировали 14 стран ЕС. Они сказали: мы не можем допустить, чтобы националистическая и культур-консервативная партия имела влияние, потому что их политика нетолерантна, жестока и бесчеловечна. Национальные и международные информагентства по собственной инициативе оказывали давление на Австрию, называя членов партии расистами и нацистами, пытаясь заставить австрийские власти изменить своё мнение.

То же самое произошло, когда несколько лет назад швейцарцы проголосовали против строительства минаретов. Международные информагентства и тут начали свою гигантскую пропагандистскую кампанию, называли швейцарцев расистами и нацистами. Угадайте, что они говорили? – «Нетолерантные, жестокие, бесчеловечные». То же происходит сейчас в Венгрии, где националистический альянс стал жертвой подобной демонизации. Марксисты и либералы вновь бойкотируют демократию и пытаются заставить венгров изменить мнение, называя их фашистами, нацистами, фанатиками.

Шведские информагентства продолжают делать то же самое в отношении партии «Шведские демократы», а норвежские СМИ на протяжении 20 лет делают подобное относительно «Партии прогресса». Они опять же бойкотируют демократию и пытаются заставить шведов и норвежцев изменить мнение, называя их расистами, нетолерантными, жестокими и бесчеловечными.

Норвежские и европейские политики и журналисты должны задать себе следующие, очень важные вопросы:

Проводила ли когда-нибудь норвежская пресса кампанию, направленную против «Партии прогресса», накануне выборов, с целью негативного влияния на их результаты? Ответ – да. Они вели систематическую клеветническую кампанию против «Партии прогресса» на протяжении 20 лет, и будут продолжать делать это. И то же самое происходит по всей Европе.

Можно ли назвать Норвегию демократической, если 100% норвежских информагентств продвигают мультикультурную идеологию и систематически подвергают цензуре мнения людей, которые поддерживают этнический и культурный протекционизм? Ответ – нет. Норвегию нельзя назвать демократической, пока подобная цензура имеет место.  

Опрос, проведённый в Норвегии Франком Аребротом (известный норвежский политолог – здесь и далее в скобках примечания BreivikRusinform) показал, что лишь 1% журналистов голосует за «Партию прогресса», а более 60-70% голосуют за левые политические партии. В чём, вы думаете, причина этого? Ответ заключается в том, что факультеты журналистики в Volda University College и в Университете Осло полностью подчинены преподавателям-марксистам. Об этом, среди прочих, писал Брюс Бауэр (американский литератор, известен своими критическими работами об исламе). И эти преподаватели-марксисты индоктринируют студентов. Необходимо ввести систему квот для журналистов и редакторов во всех европейских информагентствах – это одна из немногих возможностей восстановить свободную и объективную прессу.

Британский опрос показал, что 69% британцев считают иммиграцию либо проблемой, либо очень серьёзной проблемой. Ссылки на источник приведены в сборнике. («2083. Европейская декларация независимости») Другое британское исследование, проведённое в феврале 2010 года, показало, что 70% респондентов недовольны мультикультурализмом и исламизацией. Трое из пяти британцев считают, что Великобритания стала менее благополучной страной в результате мультикультурализма. Источник – «The Times», февраль 2010 года.

Упоминания об этих опросах призваны подчеркнуть тот момент, что норвежские и европейские журналисты являются антинационалистическими политическими активистами. Они позволили мусульманам и марксистам заполонить газеты, а всех других называют фанатичными исламофобами, расистами и нацистами. Если 70% британцев считают, что их страна стала неблагополучной в результате мультикультурализма, то сколько людей, по-вашему, разделяют данное мнение в Норвегии, Швеции, Германии и Франции?

Норвежские, шведские, немецкие и французские журналисты должны быть объективными. Но они таковыми не являются – это абсолютно необходимое условие для получения разрешения называть себя журналистом. Журналист, который необъективен и который хочет поддерживать мультикультурализм – это не журналист, а политический деятель. Около 30% норвежцев и европейцев выступают против мультикультурализма, но нет ни единого новостного агентства, представляющего наши взгляды. При настоящей демократии 30% информагентств говорили бы от нашего имени и представляли наши взгляды. Однако 100% информагентств поддерживают мультикультурализм.

Демократических основ не существует, и все наши государственные институты, такие как школы и университеты, пронизаны культурным марксизмом и мультикультурализмом. Всё больше и больше националистов и культур-консерваторов осознают, как осознал я, что демократическая борьба не имеет смысла. Невозможно выиграть, если нет реальной свободы слова. Многие другие поймут это в следующие десятилетия и возьмутся за оружие. Когда мирную революцию сделали невозможной, насильственная революция становится неизбежной. Не секрет, что противники культур-марксизма и мультикультурализма были лишены права голоса со времён Второй мировой войны. Такое подавление мнений является настоящим террором. Эта серьёзная несправедливость привела меня и других к утрате веры в демократию и решению стать воинствующими националистами. Эта серьёзная несправедливость сотворила меня, Лазермэна (Джон Аусониус, в 1991-92 гг. убил 11 человек, в основном иммигрантов) в Швеции и «Национал-социалистическое подполье» (NSU) в Германии.

Люди, называющие меня злым, не поняли разницы между жестокостью и злом. Жестокость – это не обязательно зло. Если вы называете кого-то злым, предполагается, что вы знаете о намерениях человека, его мотивах. Называть меня злым столь же невежественно, как называть злыми американских военных лидеров во время Второй мировой войны, которые решили убить 300 000 гражданских лиц, сбросив атомные бомбы. Они сделали это не потому, что были злыми, а потому что просчитали, что скорейшее прекращение войны спасёт миллионы жизней. Они убили 300 000 гражданских, чтобы спасти, возможно, миллионы людей. Это было сделано из благих побуждений, то есть было добром, а не злом, хотя использованные методы были жестокими.

Я и другие воинствующие националисты руководствуемся точно такой же логикой. Если мы можем заставить Рабочую партию изменить иммиграционную политику, если мы можем заставить их изменить направление, убив 70 человек, или уничтожить мультикультурную идеологию с помощью других средств, то это, безусловно, будет содействовать тому, что мы не потеряем наш этнос,  наше христианство и нашу культуру. Это способно предотвратить будущую гражданскую войну в Норвегии, которая может привести к гибели сотен тысяч норвежцев. Я и другие воинствующие националисты в Европе на 100% уверены, что если нам вовремя удастся остановить мультикультурный эксперимент в Европе, мы поможем спасти сотни тысяч, возможно, миллионы жизней, предотвратив большую гражданскую войну.

И, к сожалению, мы не можем позволить себе роскошь дольше тянуть с конфронтацией. Если мы будем ждать 20, 30, 40 лет, тогда этнические норвежцы и европейцы станут меньшинством. Поэтому мы не в состоянии ждать ещё дольше, как уже было сказано, руководствуясь соображениями и мотивами «добра» и «зла». Если уж и существует зло, то это социал-демократы и другие мультикультуралисты, которые занимаются систематическим разрушением этничности и культуры с тех пор, как социал-демократы и другие партии в Норвегии и Европе решили полностью изменить наши страны, превратить их в многонациональные и мультикультурные, не потрудившись спросить свои народы путём референдума. Были тысячи, десятки тысяч предупреждений о том, что последствия будут очень кровавыми.

Единственное, что должно удивлять Норвегию и Европу – то, что столь масштабная акция не была проведена раньше. Они подготовлены к конфликту. Норвегия и Западная Европа «балканизируются» и, как и на Балканах, всё закончится кровавой баней. И да, я бы сделал это снова, потому что преступления против моего народа и моей культуры в тысячу раз более варварские. Совершение маленького варварства иногда необходимо для того, чтобы остановить гораздо большее варварство.

Как говорится в сборнике «2083», всё это необходимо в качестве триггера, чтобы спровоцировать «охоту на ведьм» в отношении умеренных культур-консерваторов и повысить уровень цензуры. Это приведет к увеличению поляризации, которая, в свою очередь, будет способствовать росту радикализма. В краткосрочной перспективе это кажется саморазрушительным, поскольку к умеренным националистам будет привлечено так много негативного внимания, но когда умеренных будут преследовать, многие из них радикализируются. Поэтому в долгосрочной перспективе провоцирование «охоты на ведьм» было крайне важным для нашего дела.

Культур-марксисты и мультикультуралисты со времён Второй мировой войны имели сотни, даже тысячи возможностей изменить политический курс, но отказывались от этого вновь и вновь. Вопрос в том, почему AUF (Рабочая Молодёжная Лига, молодёжное крыло Норвежской рабочей партии) и Рабочая партия делают это – потому что они зло, или потому что они наивны? И если они наивны, мы простим, или покараем их? Ответ в том, что большинству членов AUF промыли мозги. Многие из них находились под влиянием взрослых членов Рабочей партии или левых СМИ. Все другие были обработаны норвежской школьной программой, или даже своими родителями. Они не были невинными гражданскими лицами или детьми – это были политические активисты, которые продвигали мультикультурализм и культур-марксизм. Целых 44 из 65 членов AUF (убитых на Утойе) занимали ведущие посты в организации, многие принимали участие в работе других политических советов, были членами окружных выборных списков Рабочей партии.

AUF очень похожа на «Гитлерюгенд». Утойя была воспитательным лагерем для политических активистов, и 20 июля перед ними несколько часов выступала одна из самых крайних коммунисток Норвегии, Марта Мишле, дочь радикальнейшего коммуниста Йона Мишле. Она была приглашена руководством AUF в качестве докладчика. Несмотря на то, что наш этнос является столь уязвимым и угнетённым, Марта Мишле испытывает такую сильную ненависть к нашему культурному наследию, что приняла ислам, и имеет берберо-арабского отпрыска от мусульманина. Именно такие коммунистические ораторы и лидеры подобного калибра занимаются воспитанием AUF.

Я хочу прочесть цитату из Джона Стюарта Милля, бывшего члена парламента и английского философа: «Человек может причинить зло другим не только своим действием, но и своим бездействием, и в каждом случае он ответственен за причинённый вред». Все политические активисты, которые пропагандируют культур-марксизм и мультикультурализм, должны быть готовы в будущем понести ответственность за свои действия. Теперь вы знаете, какова цена предательства, и подобное произошло в Норвегии и Европе не в последний раз.

Мы, воинствующие националисты, знаем, чего ожидать, когда встаём на путь борьбы. Мы полностью жертвуем собой, независимо от того, оценят эту жертву, или нет. Ты пытаешься спасти свой народ, страну, где большинство настолько зомбированы, что не верят, что их нужно спасать. Ты пытаешься спасти свой народ, но большинство слепо внемлет пропаганде, говорящей, что ты убийца и террорист, а не национальный герой. И всё это мы знаем заранее, поэтому не жалуемся. Перед операцией я писал в сборнике, что буду демонизирован и выставлен безумным злобным монстром и террористом. Этого стоит ожидать, пока Европа находится под контролем мультикультуралистов. Мы готовы заплатить эту цену. И быть пожизненно заключённым в тюрьму или умереть как мученик ради самого важного дела – выживания твоего народа и твоей культуры – это наивысшая честь, которой может удостоиться в своей жизни мужчина или женщина. Это не только наше право, но и наш долг.

Осознание, что я сяду в тюрьму, не пугает меня. Причина проста: я родился в тюрьме, и прожил в тюрьме всю свою жизнь. В тюрьме, где нет возможности политического самовыражения. В тюрьме, где нет свободы слова, и где я вынужден был смотреть, как мой этнос и моя культура медленно уничтожаются марксистами и либералами. В этой тюрьме запрещено сопротивляться, и даже ожидается, что я буду аплодировать гибели моего народа и моей культуры. В этой тюрьме система решила, что если вы настроены критически, то будете заклеймены, публично демонизированы, высмеяны, дегуманизированы. Эта тюрьма называется Норвегия. Неважно, заперт ли я в одиночной камере в тюрьме «Ила», или живу в Скёйене или Фрогнере (престижные районы Осло) – несправедливость одинакова везде, где бы в Норвегии вы ни жили. И вы сидите и осознаёте, что все города, в конечном итоге, превратятся в тот мультикультурный ад, который мы называем «Осло». И вы сидите и осознаёте, что демократическая борьба бесполезна, потому что те, кто у власти, используют недемократические методы.

Последний доклад Статистического управления Норвегии, говорящий, что иммигранты станут большинством в 2040 году, является очень обманчивым и лживым. Он крайне мало говорит об отношениях между этническими норвежцами и не-норвежцами. Причина никчёмности этого доклада в том, что в него намеренно не включены все азиаты, африканцы и европейцы из не-скандинавских стран, въехавшие в Норвегию. Они также не включили третье поколение иммигрантов, нелегальных иммигрантов и детей, один из родителей которых приехал из Азии, Африки или других нескандинавских регионов. Доклад сделан по заказу мультикультуралистов, которые пытаются скрыть тот факт, что этнические норвежцы станут меньшинством в Осло в течение пяти лет. Именно так и случится. Кроме того, статистика 2010 года показывает, что целых 47% тех, кто родились в больницах Осло, не являются этническими норвежцами. Другое исследование показывает, что этнические норвежцы уже составляют меньшинство среди первоклассников в начальных школах Осло. И это сегодняшнее Осло, а не Осло через 28 лет. Статистическое управление должно быть переименовано в Центральное агентство Рабочей партии.

Многие утверждают, что ультра-националисты типа меня хотят ввести и создать террористический режим. Это не так. Я поддерживаю японскую и южно-корейскую культурные модели, ни больше ни меньше. Являются ли Япония и Южная Корея действительно ужасными режимами? Нет. Это высокоразвитые монокультурные страны, сказавшие в 70-е годы «нет» мультикультурализму и массовой иммиграции. Они – живое доказательство того, что страны могут быть успешными, если не более успешными, когда скажут «нет» массовой иммиграции. Дисциплина, честь, гордость за своё наследие и культуру имеют важное значение для Японии и Южной Кореи. Женщины играют второстепенную роль на рабочих местах. На сегодняшний день это самое идеальное общество в мире. И поэтому абсолютно не верно думать, что люди типа меня хотели бы ввести ужасный террористический режим. 

Сегодня Япония и Южная Корея являются самыми успешными странами, для которых одинаково важны и экономический, и этнический, и культурный протекционизм. Эта модель в настоящее время является самой совершенной из всех политических моделей. Однако в Европе либерально-марксистский альянс после Второй мировой войны, в принципе, уничтожил Европу, переведя всё производство и миллионы рабочих мест в Азию, в связи с отсутствием протекционизма. Кроме того, марксисты удостоверились, что все наши ресурсы сосредоточились на социальном обеспечении, пособиях по болезни и отпускных выплатах для европейцев. В противоположность нам, Япония и Южная Корея тратят гораздо больше на исследования, передовые технологии, экспорт и коммерциализацию высокотехнологичных продуктов. И Япония, и Южная Корея, и, в некоторой степени. Тайвань и Китай – живое доказательство того, что страны, сказавшие твёрдое «нет» массовой иммиграции, в долгосрочной перспективе будут жить лучше и успешнее.   

Йозеф Бенков, лидер консерваторов в 70-80-х годах, заявил следующее: «Этнически однородное общество – это гармоничное общество». Чем более общество культурно и этнически разнородно, тем слабее национальное единство. Следствием культурной и этнической разнородности является низкий уровень доверия в обществе, и доверие между гражданами уменьшается каждый день до тех пор, пока, в конечном итоге, как в Греции, налоги начинают платить практически лишь одни государственные служащие. Это не только повлияет на взаимодействие между различными группами, но со временем приведёт к конфронтации. Это обязательно произойдёт, и вы тоже увидите, что ислам уже значительно доминирует в Норвегии и Европе.

Европейские левые политики, учёные и журналисты заявляют, что подавляющее большинство европейских мусульман – мирные люди и отвергают насилие. Эти люди утверждают, что едва ли не 99,9% мусульман прекрасно интегрировались и решительно выступают против насилия. Конечно же, это ложь и пропаганда. Коран и хадисы требуют, чтобы все мужчины-мусульмане в обязательном порядке поддерживали или участвовали в джихаде. Британское исследование показало, что почти 25% британских мусульман сказали, что теракты 7 июля (2005 г.) в Лондоне, когда погибло 52 человека, могут быть оправданы, так как НАТО находится в Афганистане. Еще одно исследование из Великобритании показывает, что 40% британских мусульман – сорок процентов считают, что 11 сентября  может быть оправдано. Источник: газета «Aftenposten», 2006 год.

Официальная ложь состоит в том, что 99,9% мусульман якобы не поддерживают насилие. На самом же деле, от 25 до 40 процентов мусульман открыто поддерживают джихадистское насилие. Такие марксистские организации, как Рабочая партия, а также другие левые и либеральные политики, учёные, журналисты и политические комментаторы – умные люди, которые знают эту правду. Причина, почему они лгут об этом, игнорируют, скрывают или фальсифицируют информацию – в том, что существует консенсус, то есть косвенное сотрудничество между европейскими элитами, которые систематически утаивают правду от норвежцев и европейцев с целью защиты мультикультурного эксперимента.

Несколько примеров, которые я привожу, и сотни других, задокументированных в сборнике, – лишь верхушка айсберга, доказывающая, что марксистские и либеральные политики, учёные и журналисты работают сообща, чтобы разрушить норвежскую и европейскую культуру и способствовать дальнейшей исламизации. Но сейчас всё перевернулось с ног на голову.

Норвежская пресса имеет власть давать определения, и они решили, что зло – это добро, а добро – это зло. По их мнению, мультикультурализм – добро, а я и все, кто не согласен – зло. Националисты и культурные консерваторы считаются такими же плохими, какими считались ближневосточные исламисты до Арабской весны. Оле Вильгельм Клювер, пресс-секретарь Ассоциации норвежских НС-детей («НС-дети», NS-barn – термин, используемый для людей, родители которых принимали активное участие в работе норвежской национал-социалистической партии «Национальное единение» с 1933 по 1945 гг.) сказал: «Как могут политики говорить о мультикультурализме, когда они даже не могут принять культурные различия среди их собственного населения?» В Норвегии есть сотни, тысячи детей тех, кто состоял в «Национальном единении». Клювер спросил: «Как долго ещё европейские националисты и культур-консерваторы будут наказываться за Вторую мировую войну?» В Норвегии ничего не изменилось с 1945 года, война против националистов и культур-консерваторов так и не закончилась, а продолжается по сей день. Пришла пора европейским либералам и марксистам прекратить наказывать сегодняшних националистов и культурных консерваторов за то, что произошло во время Второй мировой войны. Мы больше не согласны мириться с этим.

Слабый и разрозненный этнос имеет, как следствие, слабую культуру, что приводит к ослаблению страны. Этнос является сердцем культуры, и вы увидите, что чем более и более разрозненным становится этнос, тем слабее культура. Признаки этого мы уже наблюдаем в Осло и других европейских городах. В таких условиях агрессивные культуры и идеологии, подобные исламу, доминируют всё больше. Мусульманские анклавы в Европе будут расти столько же агрессивно, как рак, пока однажды не превратятся в господствующую силу. Неужели это действительно так трудно понять? 

Из всего, что наши люди приобрели с течением времени, свобода нашего народа всегда была напрямую связана с целостностью и прочностью нашей этнической группы. Это самое ценное и самое хрупкое. Наш этнос – сердце нашей культуры. Наша культура не может существовать без сильного сердца. Выживание этого этноса, нашей культуры, наряду с нашей свободой и нашей независимостью – это то, чему наши предки посвятили свою жизнь, ради чего сотни тысяч наших людей на протяжении всей истории жертвовали собой. 

Наш этнос, наша культура, наша идентичность, наше христианство, наша страна, наши свобода и независимость – это плоды многих веков, даже тысячелетий, общих усилий и тяжёлого труда. И за 60 коротких лет Рабочей партии удалось разрушить всё. Единственное, с чем мы останемся – это суши и жидкокристаллические дисплеи, мы вот-вот потеряем всё, что нам дорого.

В настоящее время ислам ведёт демографическую войну посредством массовой мусульманской иммиграции в сочетании с взрывоопасным мусульманским коэффициентом рождаемости, превышающим 3. Это вдвое больше, чем коэффициент рождаемости у этнических норвежцев, равный 1,5. Если мы позволим этому продолжаться, то знаем, что произойдет. В конечном итоге, мы станем меньшинством в собственной стране, как произошло с христианами в Ливане. Когда-то Ливан был христианской страной, в 1911 году там было 80% христиан. Когда мусульмане стали большинством в начале 60-х, то почувствовали себя достаточно сильными, чтобы взять страну под свой контроль. Так что они обвинили христиан в сотрудничестве с Израилем, чтобы оправдать гражданскую войну. Общеизвестно, что в 80-е годы христиане проиграли, и сегодня являются преследуемым меньшинством, составляя менее 25% населения.

И вот мы подходим к ещё одной важной европейской проблеме. А именно, к исламизации, которая проявляется в бесконечном списке требований. Он включает в себя наличие соответствующих шариату продуктов, ритуалов погребения, общественных бассейнов, банков, кредитных карт, кредитных договоров, страховых агентств, судов, школ и детских садов. Эта постепенная исламизация Европы частично финансируется мусульманскими странами, такими как Саудовская Аравия, пока Норвегия тратит свои нефтяные доходы на помощь развивающимся мусульманским странам, а также на пособия и обучение мусульман в Норвегии. Таким образом, следует спросить себя: а на что же Саудовская Аравия тратит свои доходы от нефти? По официальной информации, с 2007 года эта страна потратила более 600 миллиардов крон, финансируя строительство исламских центров в европейских странах. Она профинансировала строительство 1500 мечетей, 202 исламских колледжей, 210 исламских культурных центров и около 2000 исламских школ, в основном в Европе, Америке, Канаде и Австралии. И стоит отметить, что в большинстве этих заведений распространяется ислам ваххабитского толка, очень консервативная форма ислама.

Журналисты и политические обозреватели утверждали, что я позвал муллу Крекара подтвердить на суде моё мнение о том, что идёт война цивилизаций между исламским миром и христианской Европой. По мнению многих из них, включая Хусби и Сёрхейм (психиатры, признавший Брейвика невменяемым), это психотический бред, который разделяю лишь я и, возможно, мулла Крекар. О чём эти журналисты забыли сообщить норвежцам и европейцам, так это о том, что подобную точку зрения разделяем не только я и мулла Крекар, но также около 60% мусульман в Европе, и, кроме того, значительная часть норвежцев и европейцев – возможно, порядка 30%. Исследование, проведенное в Германии, выяснило, что 56% германских мусульман верят, что будет война цивилизаций между исламским миром и Европой. Таким образом, называть данную точку зрения экстремизмом или психотическим бредом чрезвычайно глупо.

Один из лидеров «Братьев-мусульман», Суби Салех, член комитета по разработке новой египетской конституции, сказал: «Каждый, кто разделяет религию и политику, отменил 600 коранических стихов». Это значит, что каждый, кто не принимает религиозного государства, основанного на шариате, является отступником и не-мусульманином. Тот же Салех заявил, что «Братья-мусульмане» не признают плюрализма, так как не существует светских или либеральных мусульман, есть только ислам.

По мнению ортодоксальных мусульман, какими являются «Братья-мусульмане», Абид Раджа (норвежский адвокат и политик, пакистанец по происхождению, активно выступающий против некоторых исламских норм, типа ранних браков и телесных наказаний) и другие светские мусульмане в Норвегии и Европе пытаются захватить ислам и использовать его в своих целях. «Не существует светских и либеральных мусульман, есть только ислам». Ортодоксальные мусульмане интересуются, кто дал Абиду Радже и неверующим мусульманам в Европе право отменять 600 коранических стихов. Нельзя доверять этим так называемым «светским мусульманам» в Норвегии и Европе по той простой причине, что нет светских мусульман – есть лишь мусульмане и вероотступники. Вероотступники не имеют абсолютно никакого влияния на ислам и правоверных мусульман.

Другой возможный вариант заключается в использовании аль-Такийи, религиозного и идеологического обмана, который мусульманам рекомендовал использовать для защиты ислама или их веры даже пророк Мухаммед. (Такийя – «мысленная оговорка», когда мусульманин, живущий во враждебной среде, может внешне принять её, сохраняя при этом в душе истинную веру; допустимо внешнее (мнимое) отрицание собственной веры для сокрытия подлинных взглядов.) Нельзя полагаться на так называемых светских мусульман, потому что есть вероятность того, что они практикуют Такийю, исламский обман.

Этнические норвежцы и европейцы стали объектами жестоких действий с тех пор, как наши двери открылись для массовой иммиграции в 60-70-х годах. С того момента, как норвежские и европейские мультикультуралисты открыли двери для иммиграции, около 30 миллионов мусульман заполонили Западную Европу, из них 300 тысяч – Норвегию.

Более 90 000 моих норвежских сестёр были изнасилованы мусульманами, начиная с 60-х годов и до сегодняшнего дня. Некоторые из них были подвергнуты групповому изнасилованию, или покончили жизнь самоубийством в результате изнасилования.

Более 300 000 норвежских мальчиков и девочек, мужчин и женщин подвергались физическим или психологическим преследованиям и запугиваниям, были избиты и ограблены мусульманами, начиная с 60-х годов и до сегодняшнего дня. Некоторые покончили жизнь самоубийством в результате этих злодеяний.

Сотни норвежцев были убиты мусульманами, начиная с 60-х годов и до сегодняшнего дня, включая Мартину Хермансен, изнасилованную и убитую мусульманами в Англии, и брата министра Торкильдсена, убитого мусульманами в ночном клубе в Копенгагене.

Все эти зверства являются преступлением против норвежского народа, и именно Рабочая партия, включая AUF, несёт прямую ответственность за это, поскольку именно она пригласила сюда мусульман и продолжает приглашать их против воли народа. И именно Рабочая партия в первую очередь будет нести ответственность за эти зверства, совершённые против моих норвежских сестёр и братьев.

В результате мы видим, как этнические норвежцы толпами бегут из мусульманских анклавов типа Гроруддалена (район Осло), превратившихся в мусульманские гетто, ноу-гоу зоны, куда небезопасно заходить, если ты не мусульманин (no-go zone/area – кварталы/районы, заселённые иммигрантами). Происходящее можно описать не иначе как «тихий джихад».

Люди, которые были защищены от подобных проблем, то есть не росли рядом с мусульманами, не знают, о чём говорят. Я родился и вырос в зоне конфликта. Осло – это зона конфликта, и сейчас город разрушен. Хотя я вырос в западной части (престижные районы), меня это тоже задело, потому что Рабочая партия открывает западные районы Осло для мусульман, скупая квартиры и передавая им. Как следствие, многие норвежцы были подвергнуты большой опасности.

Заблуждение норвежских и европейских политиков заключается в том, что они верят, будто норвежские и европейские мусульмане хотят влиться, интегрироваться и ассимилироваться. Многие мусульмане не хотят этого. Они презирают норвежскую и европейскую культуру, они презирают феминизм, они презирают сексуальную революцию, они презирают упадок и моральное разложение, которые характерны не только для Норвегии, но и для всей Европы. Они не хотят всего этого.

Большое количество мусульман в Норвегии и в Европе хотят автономии, т.е. самоуправления с шариатом. Это касается Гроруддалена, Фурусета, Холмлии (районы Осло), районов в Мальмё, Копенгагене, Лутоне, Лондоне, Утрехте, Берлине, Париже, Марселе, и так далее. Бывший президент Алжира, Хуари Бумедьен, во время своего выступления в ООН в 1974 году дал Европе пророческое предупреждение: «Однажды миллионы людей покинут южные широты, чтобы осесть в северных широтах. И они придут не как друзья, ибо они придут, чтобы завоевать и победить, и они сделают это благодаря своим сыновьям – утробы наших женщин даруют нам победу». 

Многие мусульмане не хотят того морального и нравственного распада, который олицетворяют марксисты и либералы. Они хотят автономии, самоуправления по законам шариата. Если посмотреть на события в других странах мира, увидите одно и то же: мусульмане хотят автономии и требуют независимости в тех регионах, где начинают доминировать. Это уже произошло в Индии, Ливане, Израиле, на юге Филиппин, юге Таиланда и западе Китая, и мы увидим это в ближайшие десятилетия и в Европе. Как только мусульманское население возрастёт, они начнут требовать специальных мер, и претензии будут возрастать. Исторические примеры показывают, что это всегда заканчивается требованием автономии и самоуправления.

Не существует ни одной страны в мире, где мусульмане бы ассимилировались и жили в гармонии с принявшей их страной. Ни единого примера. Но, к сожалению, есть более 40 противоположных примеров, когда ислам становился всё более доминирующим и, наконец, подчинял себе государство.

Сидящий Бык был и остаётся героем, которого прославляют коренные народы Америки. Он был индейским вождём, боровшимся от имени своего народа против генерала Армстронга Кастера и армии Соединённый Штатов. Дикий Конь и вождь Желчь были другими боевыми лидерами американских коренных народов. Были ли Сидящий Бык, Дикий Конь и Желчь террористами, потому что сражались за свою этническую группу, за свои права коренных народов и свою культуру? Или они были героями? Кто они – злобные террористы или герои?.. Американские и европейские учебники истории описывают их как героев, а не террористов. В то же время воинствующие националисты в Европе описываются как террористы и убийцы, потому что сражаются за те же самые идеалы. Разве это не лицемерие и не крайний расизм?

Лицо или группа, которые борются против иностранной колонизации с целью защиты своих прав коренных народов – не террористы, как наглядно показывает история. Мы террористы не более чем коренные британцы, которые воевали против своих предательских элит, способствовавших римскому вторжению, колонизации и оккупации.

И вот возникает вопрос, над которым размышляли многие. В Норвегии есть коренное население? Являются ли этнические норвежцы коренным народом Норвегии? Не этот ли коренной народ жил здесь последние 12 000 лет? Ответ – да. В Норвегии есть коренной народ, и этнические норвежцы являются коренным народом Норвегии. Нет никакой разницы между борьбой Тибета против китайской колонизации, борьбой коренного народа Боливии за автономию и между нами, европейским, нордическим и скандинавским коренным народом, который борется за автономию и культурный протекционизм.     

В 2009 году боливийский парламент решил, что коренному народу Боливии должно быть разрешено самоуправление, если он этого хочет. Нет никакой разницы между норвежским народом и коренным народом Боливии. Почему отношение к нордическим и европейским коренным народам хуже, чем к другим коренным народам? Почему борцы за права коренных европейцев клеймятся как расисты и нацисты, в то время как борцы за права коренных народов Тибета, Боливии, Америки заслуживают уважение и получают помощь от международного сообщества? Это чрезвычайно несправедливо и неприемлемо. Наши предки жили в этой стране на протяжении 12 000 лет. И мы, как коренной народ Норвегии, не согласны на то, чтобы наша страна была колонизирована против нашей воли; мы, как другие коренные народы, имеем особые права в этой стране. И это то, за что мы будем бороться.

Я знаю, что информацию, которую я представляю, трудно осмыслить и понять, если тебе внушили веру в другое. Трудно идти против течения, когда 100% СМИ накачивают тебя мультикультурной пропагандой каждую минуту каждого часа каждого дня. Но в будущем большинство норвежцев и европейцев поймут, что всё, сказанное мной сегодня – это правда. Скоро до каждого дойдёт, что мультикультурализм провалился. Марк Твен однажды написал: «В эпоху перемен патриот – маргинальная личность, презираемая и ненавидимая. Когда его борьба, в конце концов, приносит плоды и завершается успехом, то большая часть общества начинает поддерживать его, потому что уже ничего не стоит быть патриотом».

Смысл этого процесса – поиск истины. Документы и примеры, которые я представил – правдивы. Если они правдивы, как может то, что я сделал, быть незаконным? Я документально подтвердил, что мультикультурные политики, учёные и журналисты, используя недемократические методы, работают сообща с целью разрушения норвежского этноса, норвежской культуры и традиций, норвежского христианства и норвежской идентичности. Как может быть незаконным вооружённое сопротивление этим людям?

Томас Хилланд Эриксен, профессор из Университета Осло и один из идеологов мультикультурализма, как-то сказал: «Белое большинство должно быть разрушено, и мы разрушим его столь тщательно, что оно больше никогда не сможет назвать себя большинством». По сути, он сказал следующее: «Наша главная задача – разрушение норвежского этноса. Мы разрушим норвежский этнос столь тщательно, что он больше никогда не сможет назвать себя большинством». Вот что они планируют, и они надеются, что им удастся осуществить это разрушение этноса без сопротивления. Но здесь-то они и ошибаются.

Они столкнутся с противодействием этому безумному и злобному мультикультурному эксперименту – это показало 22 июля, это показал Петер Мангс в Мальмё в 2010 году, это показало NSU в Германии в 2011 году. Эти три превентивные атаки свидетельствуют, что европейская гражданская война идёт, и что Енох Пауэлл был прав. Енох Пауэлл являлся членом английского парламента, и ещё в 70-е годы предупреждал, какими будут последствия, если либералы и культур-марксисты объединятся и разрешат массовую иммиграцию из Азии и Африки. Он говорил: «Реки крови потекут по нашим улицам». К сожалению, в Европе никто не слушал его и ему подобных. Их слова замалчивались и игнорировались. И что же мы видим сегодня? Из-за воинствующих мусульман реки крови текут в Мадриде, Лондоне, Тулузе, Бельгии и многих других местах, а из-за европейских патриотов, пытающихся спасти свою страну, реки крови текут в Осло, Мальмё, Германии и ещё много где.

Досаднее всего, что европейские мультикультуралисты настолько высокомерны, что даже не желают вступать в диалог с воинствующими националистами, хотя это могло бы предотвратить будущие атаки. Да будет известно, что мы хотели вести мирные переговоры с марксистами и либералами после Второй мировой войны, но им не нужен диалог – они предпочли выбрать цензуру, издевательства и преследования. Всё это напрасно: единственными результатами усиления цензуры, издевательств и гонений на националистов и культур-консерваторов станут рост радикализма и новые атаки.   

Массовая иммиграция – это бедствие и причина огромных социальных проблем. Наконец-то три самых важных европейских лидера признали, что мультикультурализм не работает. В Норвегии же мы видим обратное: всё более и более массовую иммиграцию из Азии и Африки. Они отказываются менять идеологическое направление. Они отказываются вводить этнический и культурный протекционизм. Видимо, они решили разрушить норвежский этнос и норвежскую культуру любой ценой. Томас Джефферсон, третий президент Америки и автор американской Декларации независимости, сказал: «Древо свободы должно время от времени орошаться кровью патриотов и тиранов». Он также писал: «Всякий раз, когда национальное правительство становится губительным, народ вправе изменить или упразднить его, учредив новое правительство. Право и долг народа – свергнуть такое правительство и создать новое, которое обеспечит будущее благополучие».

Есть 100%-ная уверенность в том, что в Европе будет гражданская война между националистами и интернационалистами. Мы, первые воинствующие националисты – первые капли дождя приближающейся бури. Эта гражданская война не начнётся внезапно и неожиданно – эскалация и поляризация в обществе будут нарастать постепенно, и мы увидим более частые атаки и правых патриотов, и исламистов. Европейские мультикультурные режимы будут вынуждены воевать на два фронта: против воинствующих националистов с одной стороны, и против исламских боевиков с другой. Когда придёт это время, реки крови, к сожалению, потекут по крупнейшим городам Европы.   

Европейские националисты, мои братья и сёстры, в итоге победят. И это будет означать конец леворадикального господства, продолжавшегося с момента падения держав Оси. Почему я так уверен, что это произойдёт? Потому что мультикультурализм является саморазрушительной идеологией. Как только коренные европейцы превратятся в меньшинство в их собственных городах и собственных странах, чувство национального единства станет столь хрупким, что экономика не сможет поддерживать государство всеобщего благосостояния. Результатом будет такой огромный, сильный и парализующий экономический кризис, что текущий европейский кризис покажется вам пикником. Экономика рухнет, начнутся массовые увольнения государственных служащих. Люди, которые раньше жили с шорами на глазах, не видя зла мультикультурализма благодаря своему экономическому процветанию, окажутся в ситуации, когда потеряют всё. Когда они потеряют всё, то вынуждены будут жить жизнью, полной страданий. И тогда, только тогда они осмелятся сказать, что на самом деле думают.

В этот момент в будущем норвежцы, скандинавы и европейцы, утратившие свою религию, культуру, идентичность и страну, больше не будут бояться запугиваний со стороны культурных элит. Потому что болезнь – вот она. Лишь почувствовав её на собственной шкуре, люди осмелятся отстаивать своё мнение.

И это произойдёт в Европе в течение нескольких десятилетий, во Франции – в течение 15 лет. В то же время, важно, чтобы всё больше патриотов в скандинавских странах и в Европе брали на себя ответственность, как это сделал я, как сделали Петер Мангс в Мальмё, Беата Цшепе, Уве Бёнхардт и Уве Мундлос в Германии. Важно, чтобы скандинавские и европейские воинствующие националисты и национальные герои, подобные этим, были прославлены и получили уважение, которого заслуживают. Эти героические молодые люди отдали свои жизни, чтобы предотвратить разрушение всего, что мы любим. Все они – идеальные рыцари, совершенные солдаты консервативной революции. Антикоммунистической и антиисламской революции. Для национального возрождения Европе нужно больше подобных героев. 

Я подхожу к концу.

Мультикультурализм является ключевой частью культур-марксизма. Мультикультурализм – это антинорвежская и антиевропейская идеология ненависти, которая предназначена для разрушения нашего этноса, нашей религии, нашей культуры и наших традиций. Мультикультурализм – злобная идеология, навязанная нам невежественными или злонамеренными людьми.

Мы не желаем, чтобы норвежские и европейские либеральные и марксистские элиты злоупотребляли институтом политического убежища, законом о воссоединении семьи, пребыванием на основе гуманитарной помощи, шенгенскими директивами, касающимися рабочей иммиграции из не-скандинавских стран, системой усыновления и квотой на количество беженцев, которые дают возможность для массовой иммиграции африканцам, азиатам и мусульманам. Мы не хотим, чтобы наши либеральные и культур-марксистские лидеры использовали нашу страну в качестве свалки для повышения рождаемости стран третьего мира. Мы хотим этнически-однородное государство, и мы хотим христианское государство.

Мы, коренной народ Норвегии, этнические норвежцы, принадлежащие к скандинавской семье, североевропейской семье, находимся в ситуации, когда теряем нашу столицу и наши крупные города. В первый раз за 12 000 лет. Через 5-10 лет мы окажемся в меньшинстве в нашей столице и во многих других городах. Политические элиты в нашей стране настолько высокомерны и невежественны, что ждут, будто мы будем аплодировать уничтожению нашего этноса, нашей культуры и нашего христианства. И те, кто не желает аплодировать этому, заклеймены как злобные правые экстремисты и нацисты.

Именно это – настоящее безумие. Это они должны быть подвергнуты психиатрической экспертизе и названы злом – не я, а члены парламента от Рабочей партии и все другие европейские социал-демократы и прочие элиты, поддерживающие мультикультурализм и массовую иммиграцию. Почему же это настоящее безумие? Потому что это безрассудно – работать на разрушение собственного этноса, собственной культуры и собственной религии. Безрассудно наводнять свою страну сотнями тысяч мусульман и сотнями других азиатов и африканцев, так что твоя собственная культура разрушается. Именно это – настоящее безумие. Именно это – настоящее зло.

Всеобщие права человека и международные законы дают норвежцам как коренному народу, каким мы фактически являемся, под угрозой систематического этнического и культурного разрушения право защищать себя с оружием в руках. Ответственные норвежцы и европейцы, имеющие чувство морального долга, не будут спокойно сидеть и смотреть, как этнические норвежцы превращаются в меньшинство в своей собственной столице. Они не собираются сидеть и смотреть, как превращаются в меньшинство в своей собственной стране. Мы не согласны. Мы будет сражаться. Мы будем сражаться против мультикультуралистов из Рабочей партии и против всех злобных политических активистов, работающих на ту же цель.

Акция 22 июля была превентивной атакой в защиту коренного народа Норвегии, этнических норвежцев, и нашей культуры, и я не могу признать себя виновным. Я действовал из принципа необходимости, от имени моего народа, моей культуры, моей религии, моего города и моей страны. Поэтому я требую, чтобы с меня были сняты все обвинения.

 

Comments