Поэма ЛУЧАФЭРУЛ Luciafărul (перевод Юрия Кожевникова)

Поэма ЛУЧАФЭРУЛ

Luciafărul


(перевод Юрия Кожевникова)
художник
Исай Григорьевич Кырму



ЛУЧАФЭРУЛ

Все было сказкой, в наши дни
     Такого не бывало -
Средь многочисленной родни
     Царевна расцветала.

И у родителей одна,
     И красотой - икона,
Как будто среди звезд луна,
     Среди святых - мадонна.


Покинув спальни полумрак,
     Она к окну подходит,
Ей хочется увидеть, как
     Лучафэрул восходит.

Любуясь, смотрит, как вдали
     Он блещет над морями
И направляет корабли
     Зыбучими путями.

Ей светит он, ему - она.
     При встрече ежедневной
Звездой царевна пленена,
      Лучафэрул - царевной.


На подоконник локотки
     Подставив в ожиданье,
Томится дева от тоски
     И смутного желанья.

И ярче льется звездный свет
   В тот час над замком черным,
Когда царевны силуэт
   Сквозит в окне узорном.


                      *
Лучафэрул скользит за ней
     Сквозь пышные покои,
Раскидывая из лучей
     Плетенье золотое.

Когда царевну клонит в сон
     И спать она ложится,
Скрещенных рук касаясь, он
     Смежает ей ресницы.

И, отражаясь от зеркал,
     Ласкает среди ночи
Лица пленительный овал
    И дремлющие очи.

С улыбкой тихой спит она,
     Он в зеркале сияет,
И звездный свет в глубины сна
    И в душу проникает.

Она зовет его во сне,
      Безрадостно вздыхая:
- Властитель тьмы, приди ко мне,
      Спустись сюда, сияя.

По тонкому лучу скользни
     Из непомерной дали,
Чтоб помыслы мои и дни
     Тобою засверкали.

Он вспыхнул посреди небес,
     Сияньем с солнцем споря,
И, молнией сверкнув, исчез
    В глубинах темных моря.

Там, где Лучафэрул упал
     И возмутил глубины,
Прекрасный юноша восстал
     Со дна морской пучины.

Он подоконник, как порог,
     Переступил небрежно,
На посохе его венок
     Из лилий белоснежных.

В плаще лазурном за спиной
     И с грудью обнаженной
Встал воевода молодой
     Пред девою влюбленной.

Прозрачные черты лица,
    Как маска восковая, -
Холодный облик мертвеца,
    Лишь взор горит, пылая.

- Мне нелегко прийти сюда
      На голос твой прелестный,
Ведь мать моя - морей вода.
      Отец мне - свод небесный.

Чтоб на твою ответить страсть
    И в замке появиться,
Я должен был с небес упасть
    И в море вновь родиться.

Пойдем со мной, моя любовь,
    Оставь свой мир скорее,
Звездой я стану в небе вновь,
    А ты женой моею.

В коралловом дворце своем
     Вовек в века не канешь
И в царстве царствовать  морском
     Отныне вечно станешь.

- Ты так прекрасен, как во сне
   Лишь ангел может сниться,
Но за тобой пуститься мне...
    Нет, не могу решиться.

Чужды твой облик и слова.
    И светишь ты, не грея.
Ты - как мертвец, а я жива.
    И в страхе холодею.

                   *
Шли дни за днями чередой,
     Шли ночи за ночами,
Лучафэрул во тьме ночной
     Вновь заблестел лучами.

И, вспомнив, как явился к ней
     Он в замок, дева снова
Взывать к владыке всех морей
     Опять во сне готова:

- По тонкому лучу скользни
    Из непомерной дали,
Чтоб помыслы мои и дни,
    Тобою засверкали!

От боли вспыхнув, он погас,
    Призыв услышав страстный,
И твердь небесную потряс,
    Взметнувшись, смерч ужасный.

По всей вселенной в тот же миг
   Разлился свет багровый,
И среди хаоса возник
    Вдруг юноша суровый.

На черных вьющихся кудрях -
   Корона золотая,
Как будто в солнечных лучах
   Плывет он сам, сверкая.

Две беломраморных руки
   И черный плащ, как саван,
От тяжкой думы и тоски
   Смертельно бледен сам он.

Но мрачный и бездонный взгляд
   Исполнен тайной власти,
Глаза огромные горят,
   Как две голодных страсти.

- Из сфер моих с таким трудом
    Сошел, тебе внимая,
Ведь солнце было мне отцом,
    А мать мне - тьма ночная.

Пойдем со мной, любовь моя,
     Оставь свой мир скорее,
Лучафэрулом буду я,
     А ты - женой моею.

Венца из звезд, краса моя,
     Тебя я удостою,
И ты взойдешь на небеса
     Невиданной звездою.

- Ты так прекрасен, как во сне
     Лишь демон может сниться.
Но встать на путь, открытый мне,
     Я не могу решиться.

Твоя любовь меня страшит
    И ужас мне внушает.
Твой облик душу леденит,
    А взор испепеляет.

- Покинуть вечный небосклон?
  Но как, скажи на милость?
Ведь я бессмертьем наделен,
   Ты смертною родилась.

- Мне нужных слов не подобрать.
      С чего начать, не знаю.
Должна бы я тебя понять.
      Но я не понимаю.

Но ты уверишься вполне
    В моей любви до гроба.
Стань смертным и приди ко мне.
    Чтоб страсть познали оба.

-Бессмертья просишь моего
   Ты за любовь земную.
Так знай: и сам я ничего
    Другого не взыскую.

Я буду вновь грехом рожден
    И стану сыном мига,
Я был бессмертьем наделен,
    Его я сброшу иго.

Опять Лучафэрул исчез -
    Так ради девы милой
Пропало с высоты небес
    На много дней светило.

                       *
А между тем уже давно
     Паж Кэтэлин, проныра,
Что в кубки наливал вино
     Гостям во время пира.

Что шлейф носил и выступал
    Всегда с царицей рядом,
Без роду-племени нахал
    С лукавым, дерзким взглядом,

Чьи щеки алые цвели
    Подобно георгину,
Примериваясь издали,
    Глядел на Кэтэлину.

Красивей не сыскать сейчас,
    Горда - вот незадача.....
Эй, Кэтэлин, настал твой час,
    Чтоб попытать удачу. 

И, улучивши миг один,
    Ее он обнял смело.
- Чего ты хочешь, Кэтэлин?
    Тебе что, нету дела?

- Чего? Чтоб ты средь бела дня
    Одна не тосковала,
Чтоб рассмеялась и меня
    Хоть раз поцеловала

- Я не пойму, что хочешь ты!
    Оставь! Звездой небесной
Навеки пленены мечты.
    Она мне дар чудесный.

- Не знаешь? Что же, про любовь
     Я объясню, что нужно,
Но только ты не прекословь
     И будь во всем послушна.

Так птичек птицелов в силки
     Заманивает ловко -
Ты положи на сгиб руки
     Моей свою головку.

Покорна взгляду моему, 
      В глаза глядеть мне станешь...
 Тебя чуть-чуть приподыму -
      На цыпочки ты встанешь.

Склонюсь я над твоим лицом,
     Лица не отводи ты -
И так всю жизнь с тобой в одном
     Мы будем взгляде слиты.

Но чтоб узнала, что на рай
    Любовь всегда похожа.
На поцелуи отвечай
    Мне поцелуем тоже.

Мальчишку слушает она,
     Словам бесстыжим рада,
Сомненьем сладостным полна:
     Прогнать или не надо?


 
  





И тихо молвит: - С юных дней
    Знакома я с тобою:
Ты шалопай и дуралей,
    Но и красив, не скрою.

Но вот Лучафэрул взойдет
    Из глубины забвенья,
Бескрайним станет небосвод
    И волн морских кипенье.

И сразу слез душа полна
   И грудь теснит рыданья,
Когда к нему бежит волна,
   Презревши расстоянья.

Он светит постоянно мне.
     Любовью утешая,
Но он сияет в вышине -
    Жить на земле должна я.

Холодное сиянье лить
    Он будет бесконечно -
Мне вечно лишь его любить
    И быть в разлуке вечно.

Вот потому мне каждый день -
     Пустыня ожиданья.
Ночей же сладостная сень
     Полна очарованья.

- Ребенок ты.... Сбежим скорей
     От суеты придворной
И, скрывшись средь простых людей,
     Познаем мир просторный.

И если мирно заживем
    И ты смелее будешь,
Забудешь ты и отчий дом
    И про заезду забудешь.

                     *
Летит Лучафэрул. Простер
     Недвижимые крылья.
Пусть бесконечный сквозь простор
    Проходит без усилья.

Над ним созвездий яркий свет.
   Под ним созвездья тоже,
А он как бесконечный след,
     На молнию похожий.

Летит в пространстве мировом
    И новых звезд рожденье
Он видит в хаосе пустом,
    Как в первый день творенья.

Вот, вспыхнув, новая звезда
    Сияет торжествуя...
Чтоб все утратить навсегда,
    Лишь он летит, тоскуя.

Ведь там, куда стремится он,
    Нет меры, нет границы,
И одолеть извечный сон
    Напрасно время тщится.

Нет ничего, лишь глубина,
    Подобная забвенью,
Да только страсть его одна,
    Несущая смятенье.

- Прошу тебя, Родитель мой,
    От вечности избавить.
И станет вечно род людской
    Тебя за это славить.

Ты - все, начало и конец,
    И жизнь, и смерть даруя,
И потому молю, Отец,
    Мне дать судьбу иную.

Бессмертья нимб возьми назад
    Глаза лиши сиянья,
Все, все отдать я буду рад
   За краткий миг свиданья.

Из хаоса родился я -
   По хаосу я стражду...
Явился из небытия -
   Небытия и жажду. 

- Ты сын воды и сын огня,
     Ровесник мирозданья,
Чудес не требуй у меня
     Без смысла и названья.

Ты человеком хочешь стать,
     Во всем с людьми сравниться?
Но им дано лишь умирать,
     Чтоб вновь людьми родиться.

Сменяется за родом род,
    Чтоб кануть в неизвестность,
И неизменной предстает
    Лишь идеалов тщетность.

Кому - счастливая звещда,
     Кто век судьбой сгибаем.
Лишь мы с тобой - везде, всегда,
    И смерти мы не знаем.

Для топчущих сегодня прах
    Минувшее основа:
Раз гаснет солнце в небесах,
    Зажжется солнце снова.

Хоть вечным кажется восход,
      Но сзади смерть таится,
Ведь все рожденное умрет,
      А умерев, родится.

Но ты, Гиперион, пребудь
    Все так же неизменный...
коль хочешь ты, мудрейшим будь
    Средь мудрецов вселенной.

Могу я голос дать такой,
    Что сладостное пенье
Долины, горы, лес густой -
    Все приведет в движенье.

Иль хочешь миру ты явить
    Правленье без коварства,
Могу весь мир перекроить -
    Создай любое царство.

Такое войско дать бы мог,
    Чтоб ты прошел, воюя,
Всю землю вдоль и поперек...
    Дать смерти не могу я.

Кого же ради умереть?
     К чему же жертвы эти?
Не лучше ль сверху посмотреть,
     Что ждет тебя на свете.

Но том же месте, где всегда
    Судьба светить судила,
Восходит яркая звезда,
    Вечернее светило.

Заря погасла. Тишина.
    И вот во тьме холодной
Восходит медленно луна,
    Дрожа на глади водной.

Бесстрастный блеск ее лучей
    Парк заливает старый,
Струясь вдоль липовых аллей
   И над влюбленной парой.

- Склони мне голову на грудь,
    С тобою, ангел, рядом
Так сладко было бы заснуть
    Под этим ясным взглядом.

Холодный блеск твоих очей
     Мне дарит мир сердечный,
В глухую ночь моих страстей
     Покой вливая вечный.

Прижмись ко мне и вновь, и вновь
      Утешь мои страданья,
О первая моя любовь,
      Последнее желанье.

Глядит с небес Гиперион,
     Не плачет, не тоскует:
Едва ее обнимет он,
    Она его целует.

Цветы струят свой аромат,
      На головы влюбленных
Бесшумно лепестки летят
      Дождем с ветвей зеленых.

Вдруг видит в небесах она -
     Лучафэрул сияет.
Любовью сладостной полна,
     Опять она взывает:

- По тонкому лучу скользни
     Из непомерной дали,
Чтоб помыслы мои и дни
     Тобою засияли!

Он снова в небе задрожал,
    Как и в былую пору,
Опять тоски безумной шквал
    Потряс леса и горы.

Но не сорвался с высоты,
     Чтоб пасть на дно морское...
- Не все ль равно, с кем будешь ты,
     С другим или со мною?

Забавою судьбы слепой
     Вам быть в кругу бесплодном
А мне - всегда самим собой,
      Бессмертным и холодным.

Перевод Юрия Кожевникова