2. Книга АП от 7.10.2018.

УДК 1+003+006+34+50+51+53+53.08+80+330.13+389+510+514+517+529+530+531+537+538+539..

Эйдельман М.С. Аксиоматика природы и законов – энциклопедия истин. 
                                                        – 21 изд. испр. и доп. – С.-Петербург: Журнал АП, 2018

АННОТАЦИЯ
Аксиоматическая идеология природы и законов, углубившая основы научных знаний, определила, что все точные идеи природы являются соединением семи первичных её идей: длина, быстрота, деление, единица, меньше, равно, граница. 
Следствием новых аксиом стали точные определения и формулы массы, времени, заряда, температуры, цены, ума и справедливости, природные меры, упрощение языка науки, спираль весомых квантов, уравнения сил, первичные законы, модель общества и другие изобретения и открытия, уменьшающие опасное отставание неточных идеологий от точных технологий. 
Простота универсальных основ точного языка природы без неточных и избыточных слов упрощает переводы, обучение и лечение болезней общества ненасильственными рецептами истин, опровергающих ложные идеи. 

ABSTRACT
The axiomatic ideology of nature and laws, deepening the basis of science, determined that all the precise ideas of nature are combination of the seven primary ideas: length, rapidity, division, unit, less, equal, limit. 
The consequence of new axioms are precise definitions and formulas of mass, time, charge, temperature, price, mind and justice, the natural measures, simplification of language of science, spiral of weighty quanta, equations of forces, primary laws, model of society and others inventions and discoveries that reducing the dangerous lag of inaccurate ideologies from precise technologies. 
The simplicity of the universal foundations of the precise language of nature without inexact and redundant words simplifies translations, training and treatment of diseases of society by nonviolent recipes of truths that refute false ideas.

CОДЕРЖАНИЕ 
§1. Введение......................................................Introduction.
§2. Аксиомы и знаки.......................................Axioms and signs.
§3. Истины вычислений.................................Truths of computing.
1. Истины чисел.....................................Truths of numbers. 
2. Истины фигур....................................Truths of figures. 
3. Истины подобия................................Truths of similarity. 
4. Делящая последовательность........Dividing sequence. 
5. О теореме Ферма...............................About theorem of Ferma. 
§4. Истины движения точек.........................Truths of the motion of points. 
§5. Истины масс..............................................Truths of masses. 
§6. Фундаментальные следствия................Fundamental corollaries. 
1. Вес........................................................Weight. 
2. Плавание.............................................Swimming. 
3. Рычаг...................................................Lever arm. 
4. Неускоренное движение.................Non-accelerated motion. 
5. Уравнение сил...................................Equation of forces. 
6. Гироскоп.............................................Gyroscope.
7. Заряд и магнит..................................Charge and magnet. 
8. Теплота и температура…................Warmth and temperature.
9. Неизменность объёма.......................Immutability of volume.
10. Неизмеримое....................................Immeasurable.
§7. Природные меры......................................Natural of measures. 
1. Формула измерений..........................Formula of measurements. 
2. Соотношение мер..............................The ratio of measures. 
3. Универсальный способ измерения.....Universal way of measuring. 
§8. Идеология законов.....................................Ideology of Laws. 
1. Формулы ума и справедливости......Formula of mind and justice. 
2. Формула и мера цен. .........................Formula and measure of prices. 
3. Модель общества...............................Model of society. 
4. Первичные законы.............................Primary Laws. 
5. Теорема идеологий............................Theorem of ideologies. 
6. Философемы........................................Philosophems. 
7. Созвучные идеи..................................Consonant ideas. 
§9. Фундаментальные ошибки......................Fundamental errors. 
1. Ирреальная математика...................Unreal mathematics. 
2. Всемирное тяготение........................Universal gravitation. 
3. Энергетизм..........................................Energetism. 
4. Релятивизм..........................................Relativism. 
5. Экстремизм..........................................Extremism. 
6. Монетоцентризм................................Monetarycentrism. 
7. Несправедливость..............................Injustice. 
§10. Энциклопедия истин................................Encyclopedia of truths. 
§11. Заключение................................................Conclusion. 
        Литература.................................................Literature.


§11. ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Понять природу можно лишь зная её язык. 
Галилей 
Обманывают себя и других употребляющие слова без ясного и неизменного смысла, а делающих это 
умышленно нужно считать врагами истины и познания, которое точно определит и слово “справедливость”. 
Локк 
Основная цель математики – объяснение природных явлений. 
Фурье 
Современные теории – обрывки идей без ясных оснований. 
Фейнман 
Догматизм большинства теоретиков ничем не оправдан. 
Вавилов 
Мы не понимаем природу и не знаем её язык. 
Оппенгеймер 

Найти универсальные первичные истины природы, устраняющие деление естествознания на узкие научные дисциплины, накапливаемая несовместимость неточного языка которых препятствует пониманию и оперативному решению междисциплинарных проблем, – решаемая задача данной книги, открывшей понятный язык точного описания реальности, не поддающейся точному моделированию наукообразным жаргоном, назвавшим атомами (неделимыми) делимые химические элементы (весомые кванты идеологии природы).
Такие физико-лингвистические противоречия обнуляет новая аксиоматика, согласно которой избыточную сложность известных оснований физики создали ошибки ирреальных теорий, искрививших логику ума обманутых поклонников четырёхмерного релятивизма и волновой (квантовой) механики, ошибочные и правдоподобные версии которой эклектично соединила ирреальная математика, описавшая ограниченный опыт измерений, доверявших ложной догме Маха “что измеряется, то и существует”.
Аналогичная вера догмам узаконенной лжи программирует очевидную несправедливость преступного наказания войной виновных и невиновных.
Несправедливость фанатичного ума, отравленного вирусом лжи (ошибочными и злыми идеями), обосновала аксиоматическая идеология природы, отрицающая словесные штампы разнообразного догматизма, умножающего опасное отставание неточных идеологий от точных технологий, доступность безумного использования которых угрожает существованию человечества.
Эту и другие проблемы решит изменение содержания обучения специалистов в области механики, физики, химии, метрологии, математики, философии, экономики, законодательства и других, способных реализовать открытые истины и повсеместно использовать понятную письменность точного языка природы, упрощающую спасительное миропонимание и полезное взаимопонимание.

Реализуемый прогноз 
При достаточной честности и добросовестности тех, от кого зависит судьба открытых истин природы, уже через несколько лет физики не узнают свой предмет. Многие книги, журналы и идеи, представляющиеся специалистам интересными, уйдут в область макулатурных преданий, а достоверную часть фундаментальных знаний обобщит небольшая книга, доступная школьникам.
Эйдельман М.С. (письмо академикам в 1970).

Пояснения

При мысли об аксиомах нас не ослепляют никакие предрассудки. Декарт

У философов мы ценим только истину, не принимая никакое учение целиком. Арно

    
1. Метод аксиоматизации как наиболее плодотворный путь познания объективных истин природы, необходимый каждому теоретику, “который заботится об интеллектуальной честности”, осознанно применялся в науке задолго до появления знаменитых “Начал” Евклида. 
По-видимому, уже атомистическая теория Демокрита была выражена в аксиоматической форме, естественность которой подсказывала такая аналогия: материя состоит из атомов и пустоты, а аксиоматическая теория – из первичных идей (смысловых атомов), подобных буквам алфавита, функцией (следствием) которых являются все её выводы.
“Ведь трагедии и комедии составляются из одних и тех же букв”, – писал Аристотель, понимавший, что “опровергать математическую теорию нужно более достоверными аксиомами, не подлежащими доказательству" (подобными идее Аркелая “вселенная беспредельна”), точный синтез которых откроет доказуемые закономерности природы.

Великим пропагандистом неформальных целей аксиоматизации знаний был Бэкон, видевший необходимость создания “всеобщей науки – матери остальных наук, первой философии или мудрости, выражающей словами самой природы полное собрание аксиом и принципов, применимых в качестве общих и основополагающих в различных науках” [проблема Бэкона].
Заметный вклад в решение такой задачи аксиоматизации научных знаний внёс Декарт, который признавал вихревую модель планетных движений и спорно объяснял многое, но “не считал истинным и правдоподобное, кажущееся менее точным, чем геометрические построения”.

Механистичную попытку решения проблемы Бэкона осуществил Ньютон (желавший “вывести из начал механики и остальные явления природы”, не учитывавший существование невесомых масс), полагавший, что “не выводимым из явлений гипотезам метафизическим, физическим и скрытым свойствам не место в экспериментальной философии”. 
Повторяя смысл модного латинского изречения “мудрец никогда не мнит” (не строит догадок), такая методологическая установка Ньютона (имевшая плюсы и минусы) ничем не ограничивала, однако, рождение гипотез математических, “оправдывавших” его теорию “всемирного тяготения” (отождествившую неэквивалентные силы притяжения), которую Гюйгенс справедливо считал абсурдной.
Негативное влияние гипотез ирреальной математики испытала позже и теория теплоты, где плодотворную идею существования “невесомой теплородной материи, родственной световой” (Блэк, Лавуазье, Карно), сменил формализм энергетических догм, являющихся функцией спорных понятий “потенциальная энергия”, “энтропия” и иных абстракций, препятствующих миропониманию, о чём Герц писал следующее: “Современная физика предпочитает излагать свои идеи языком учения об энергии, потому что так ей легче избегнуть рассуждений о вещах, о которых она очень мало знает”.
Дискуссии о критериях понимания и достоверности физических и иных теорий приобрели особую актуальность с появлением уравнений электромагнитной теории Максвелла (обещавшей достичь “известного прогресса в сведении электромагнетизма к динамике”), которую не понимал Кельвин, предлагавший вихревую теорию атомов и связывавший понимание явлений природы с возможностью построения их механической модели.
Свой критерий понимания реальности предлагал Герц, считавший “явления телесного мира физически объяснимыми, если их можно рассматривать как необходимое следствие основного закона”, – эквивалента первого закона Ньютона, лишенного неопределённого понятия “сила”.
Особую популярность у экспериментаторов получил тогда принцип “что измеряется, то и существует”, пользуясь которым Мах и его последователи, считавшие “не измеряемое несуществующим”, поддержали философское заблуждение епископа Беркли, отрицавшего аксиому существования абсолютного движения на том основании, что она не была следствием практики непосредственных измерений.
Некорректность подобных выводов широко рекламируемых доктрин (отрицавших здравомыслие аксиом, открытых интуицией классиков) обусловила продолжающийся кризис основ естествознания, когда великая цель создания непротиворечивой картины мира была забыта, а решению проблемы Бэкона не содействовали математики и логики, которые о “физическом содержании особенно не заботились” и нередко явно нарушали каноны строгости аксиоматического метода. 
Неточность доказательств неточными словами, скрывающими ошибки привычных мнений и словесных штампов, отличает не только философию (“иллюзию бессознательного семантического надувательства”), но и многие разделы математики (философии формул и графиков), где наукообразие доказательств чаще оказывается ничего не доказывающей данью формалистической моде, и где не случайно возник актуальный вопрос, “что такое истинная математика”. 
Честный ответ на этот вопрос назовёт ложными или бесполезными (бесплодными) многие математические идеи, неоправданно широко используемые в качестве оснований ряда теорий современной физики, которая, как признавал Эйнштейн, “пока не имеет общей теоретической основы и логического фундамента”.
Аналогичное мнение о противоречивом “хламе знаний без понимания” (с произволом названий, подменявших определения) высказывал Оппенгеймер, отмечавший, что “пока мы не понимаем природы материи, законов, которые управляют ею, и языка, на котором следует её описывать”.
Нельзя познать и описать гармонию истинных идей Архимеда, Фарадея и других первооткрывателей (больше доверявших своему опыту), пользуясь чуждым природе “птичьим” языком дисгармоничных физико-математических и иных несовместимых теорий, одноименные слова которых несут разный смысл. 
Уже поэтому не поддавалась решению ни общенаучная проблема Бэкона, требующая точного определения содержания используемых слов (масса, время, заряд, температура и других), ни более узкая задача "аксиоматизации формализованных физических дисциплин" [6 проблема Гильберта]. 
Как известно, “природа массы – одна из важнейших ещё не решённых задач физики, не существует также теории, объясняющей, почему масса элементарных частиц образует дискретный спектр значений”.
Следствием такой неопределённости оказалась ситуация в физике микромира, где, нарушая метрологический принцип единообразия используемых мер, массу частиц определяют энергетической мерой (электрон-вольт), санкционированной теорией относительности, не приблизившей выяснение природы массы.
Догматизируемые ошибки естествознания составили идейную основу модных заблуждений гуманитарных наук, программирующих противоречивую идеологию и политику (судьбу) многих стран.
Указанные и другие проблемы оснований науки решает предлагаемая аксиоматика, междисциплинарные открытия которой обосновали непротиворечивую картину мира, реабилитирующую забытые прозрения мыслителей прошлого, цитируемых по доступным источникам с реставрирующими их суть пояснениями и сокращениями.    

Истины природы описываются точными словами, отсутствующими в языке ложных мнений.

2. Первичные идеи и их следствия = идеология.
3. 
Соизмерять (сравнивать) идеи = выбирать (мыслить).
4. Изменение (кормление, программирование) ума идеями = обучение.
Истинное обучение (изменение ума истинами), изменяющее пульс обучаемого ума до кратности лечебному пульсу истинного Ума, лечит.
5. Ложное обучение = отравление ума ложными идеями, уменьшающими таланты.
6. Универсальную защиту ума от обмана неточными словами открыла идеология природы, определившая исходные ошибки языка противоречивых верований, уравнявших неравные идеи и не использующих определение Фалеса "Бог = Ум космоса", многое объяснявшее в лечебных и вредных умственных опытах
, мистичность (непознаваемость) которых обнулят точные определения.
7.
Идеология природы обосновала замену ряда терминов привычного языка науки природными уточнениями: степень = умножитель, корень = разделение, производная функции = быстрота формулы, интеграл = соединение, размерность = мерность, частота = пульс, волна = пульсация и др.
При этом умножители
 x = 0, 1, 2, 3 мерности м определили одномерную длину L м1, двухмерную площадь S м2, трёхмерный объём V м3 и нульмерную скорость С м0 = С, где м0 = 1.
8. Открытые истины природы обосновали меру ско
рости C1 1 и тройную меру массы-длины-цены = природная мера весомой массы m1 1 м3 ≈ 100 г из сапфира весомой плотности ρ1 ≈ 0,0398 = 3,98 г /м3, объёма V1 = m1 / ρ1 ≈ 25,1 м3 с мерой длины L1 = м = 1 см и мерой денежной цены $1.
9. Природная формула (физическая величина)
Y = · 1 [мx] = n [мx],
где n
= n[мx] / 1[мx] = N[i] / к 1[i] = число, измеренное природной мерой 1 [мx] и метрической мерой 1 [i] при к = N / n.
10. Весомую массу образуют нуклоны (протоны и нейтроны), а невесомую массу кванты с массой, меньшей массы нуклонов.
11. Первичные и вторичные слова аксиоматической идеологии природы = основополагающие элементы точного языка природы, не поддающейся точному моделированию другим языком и "наукообразным жаргоном, который присвоил себе право называться наукой и поставил здравомыслию (точномыслию) почти неодолимые препятствия" [Руссо].
12. Не уравнивай неравные идеи и не используй неточные (обманывающие) слова = правило точного (честного) ума, изменяемого обучением.
Открытым аксиомам точной идеологии природы вполне соответствуют точные идеи трёхмерной геометрии, являющиеся функцией первичного слова “длина”.
Меньше соответствуют им спорные идеи классической механики, но ещё меньше – релятивистские и иные ирреальные догмы теоретической физики и философии, “на слабых основаниях которой нельзя построить ничего прочного” [Декарт].
13. Забытый исходный принцип метрической системы “десятичное подразделение следствий длины”, подсказанный аксиомой Декарта "длина есть единственный сущностный фактор материи", реализует система природных мер, обоснованная открытыми истинами и пионерным изобретением [4].
14. Объяснение (обоснование, определение, доказательство) описывает сложные идеи посредством менее сложных, являющихся комбинацией малого числа точных первичных идей (слов).
15. Программный лозунг Галилея: “Делать измеримым и то, что таковым не является”, уточняет такой: “Познавай существующее, измеряя доступное и вычисляя недоступное (неизмеримое)”.
16. Проблема соответствия научной теории опыту осложняется тем, что, выбирая решающий эксперимент, призванный доказать или опровергнуть рассматриваемую теорию, любой исследователь опирается на доступный ему багаж теоретических представлений (идей), важнейшие из которых почти всегда гипотетичны и потому, возможно, ошибочны.
Известны случаи, когда, по причине мнимого соответствия опыту, обоснованной признавалась противоречивая теория, дающая явно субъективистскую трактовку этого опыта, который, как выяснялось лишь много позже, в действительности либо опровергал указанную теорию, либо, не имея к ней по существу прямого отношения, не мог её ни подтвердить, ни опровергнуть.
В случае ошибочности модной теории (выдающей извращенную трактовку опыта за единственно возможный вариант его объяснения) наука приобретала опасное развитие в тупиковом направлении, отдаляющем её от объективной истины, когда все попытки создания более адекватной картины мира уже в зародыше пресекались сторонниками общепринятых заблуждений.
Феномен перерождения спорной теории сомневающегося автора в подобие религиозного учения (единоверцев) имеет прямое отношение к популярным теориям современной физики, известные подтверждения которых лишь гипотетичны, поскольку известные опыты фиксировали не реальные объекты и их характеристики, а лишь те следствия, причиной которых они (согласно принятой теории) могли быть.
Неизбежно опираясь на более или менее явные гипотезы (исходные допущения), физика никогда не имела, да и не могла иметь, “чисто эмпирического” обоснования, способного гарантировать истинность всех её выводов.
Догматизации ряда модных теорий, не вполне понятных даже их авторам, содействовал гипнотизирующий принцип педагогики “изучай, и вера к тебе придет”, обращавший лучших учеников в апологетов специфической религии научной школы, лишенной канонизированных постулатов нравственности.
Вера неясным идеям, однако, чаще заблуждается, и потому она не лучший советчик в науке опасных практических возможностей, но шаткого теоретического фундамента, требующего коренной перестройки.
Со времен Майера, считавшего физику “полузнанием, основные понятия которого надо по возможности скорее забыть, когда приступаешь к настоящей высшей науке”, многое изменилось, однако и сегодня актуален давний призыв Бэкона к способным и готовым принять новое учение: “Пусть люди на время прикажут себе отречься от своих понятий и пусть начнут свыкаться с самими вещами”, ибо нельзя понять и признать новое, сохраняя веру в опровергаемое им старое, “пропитанное предвзятыми идеями, часть которых не осознана и потому много опаснее других” [Пуанкаре].
17. Ограниченность добрыми идеями = совесть.
Честность и совесть = основания этики (морали) и истинной культуры, включающей обобщающее ограничение "не вреди" = (не убивай, не воруй, не ошибайся, не злись), где ошибочный = неточный, а злой = недобрый.
Истинной культуре, суммирующей добрые и отрицающей злые идеи религии, противоречит аморальная “свобода совести” (бессовестность), которой не место в справедливом (ограниченном истинами) законодательстве.
18. Пытавшийся обосновать этику Спиноза считал все вещи одушевлёнными, а богом саму природу, где “связь идей аналогична связи вещей”.
Показав невесомость массы света, тепла, электричества и идей, новая аксиоматика (заменившая материю словом "природа") расшифровала идею схоластов “материя мыслит" (природа выбирает) и индийского священного писания Упанишад: “Человек образуется мыслью. Если ум работает постоянно в одном направлении, то образуется след, по которому сила мысли направляется автоматически, обращаясь в привычку и наследуемые умственные способности”.
“Спиритус (дух), по членам разлитый, двигает массу”, “телесная субстанция подчинена духовной”, “идеи управляют миром”, а "за нечистым разумом следует несчастье”, – полагали Пифагор, Аквинат, Конт, Будда и другие соавторы здравомыслия, реальное мнение которых искажали ошибки перевода на язык известных (противоречивых) воззрений, использующих неточные слова, препятствующие миропониманию и взаимопониманию. Казавшийся абсурдным вопрос университетских споров средневековья "сколько чертей на кончике булавки" поясняет определяющее уравнение слов "чёрт = злая идея", реализуемое "булавочной" памятью современных компьютеров.
19. Истины = природные эталоны ума, соизмеряющего идеи.
Отношение внешних идей и истин ума (определяющее истинные, ложные и спорные идеи) = мудрость.
Определяющий истинное, ложное и спорное = мудрый.
20. Описанная Декартом работа клапанов пульсирующего сердца помогла изобретателям паровой и других тепловых машин.
Пульс = частота, а пульсации (повторяемые изменения) = колебания.
Изменение пульса ума людей до кратности пульсу истинного Ума лечит.
Пульс мудрого ума кратен пульсу истинного Ума, где, например, числа 6 и 9 кратны 3 (на которое они делятся без остатка).
Настройка (медитация) на лечебный пульс истинного Ума лечит резонансным умножением амплитуды пульсации ума и резонирующих с ним органов (частей) человека, когда даже от тяжёлой болезни может вылечить молитвенная настройка (медитация) на пульс идеи доброго Бога, кратный пульсу истинного Ума.
При этом гласным звукам русского языка (о е и а у я ю) соответствуют ноты (до ре ми фа соль ля си), пульс приятных созвучий которых кратен пульсу истин природы, а принятый пульс камертонного звука "ля" (не равный “ля” эпохи Моцарта) может заменить вероятное уточнение до истинно эталонного.
Похожие идеи развивала многовековая идеология музыки (упорядоченной пульсации воздуха), которая приятна и лечит резонирующие органы слушателя при пульсе созвучий, кратном пульсу истинного Ума.
21. Гипотеза = недоказуемая и неопровержимая идея, а опровержение = доказательство ошибочности.
22. Постулат (основополагающая идея) веры = догма, а ложные догмы = ложные эталоны ума, программирующие ложный выбор.
23. Доказуемые следствия аксиом (первичных истин) = теоремы.
Теорему (гипотезу) известной теории (идеологии), которую её аксиомами (догмами) "нельзя ни опровергнуть, ни доказать", точно опровергают или доказывают истины аксиоматической идеологии природы, “расширившей круг известных аксиом”.
24. Междисциплинарной защитой
ума от обмана неточными словами и отравления ложными идеями ирреальных теорий (идеологий) стали открытые истины идеологии природы, подсказанное Декартом определение пользы которых определит истинные ценности справедливой цивилизации, ограничивающей влиятельность заблуждений.  

Литература

1. Журнал АКСИОМАТИКА ПРИРОДЫ // [редактор и издатель М.С. Эйдельман]. – СПб.: Журнал АП, 1991. № 1, 48с.   ISSN 0131-9876 

2. Эйдельман М.С. Универсальный способ измерения // Изобретение 13.05.1997. Патент РФ № 2139544.1999. Бюл. № 28 (т. II). 2с.: ил.

3. Эйдельман М.С. Фрадлин Б.Н. О методологических постулатах и критериях истинности фундаментальной аксиоматической теории // Тезисы Всесоюзной науч. конф. по истории науки и техники, посвященной.125-лет. рожд. В.И. Вернадского (Одесса, 18-21 апреля 1988). – Киев: Наукова думка, 1988. – С. 112–113. 
4. Эйдельман М.С. Методология достоверной аксиоматизации науки и её философские следствия // Человек–Философия–гуманизм: Тезисы докладов и выступлений участников Первого Российского философского конгресса (Санкт-Петербург, 4–7 июня 1997). Том 8. СПб: Издательство СПб. гос. университета, 1998. – С. 268–273. 
5. Эйдельман М.С. Аксиоматика природы и законы реализма – новые основания науки // Философия и будущее цивилизации: Тезисы докладов и выступлений IV Российского философского конгресса (Москва, 24–28 мая 2005) Том 1. М: Соврем. тетради, 2005. – С. 699–700.
6. Эйдельман М.С. Аксиоматика природы и законов // [сайт, 14 страниц]: http://sites.google.com/site/axiomaticsofnature. 2010.

7. Эйдельман М.С. Аксиоматика природы и законов – энциклопедия истин. – 19 изд. испр. и доп.– СПб.: Журнал АП, 2018. – 56с.


E-mail: demark@bk.ru

                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                           ©Эйдельман М.С., 2010
©Эйдельман М.С., 2018, с изменениями
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru 


Comments