статьи‎ > ‎

Никола Тесла

                                               ЭЛЕКТРИЧЕСКИЙ   ПРОМЕТЕЙ

ДЖОН   О`НЕЙЛ

Часть  первая.

 

ЭНЕРГИЯ  И  СВЕТ

 

   Изобретателей, сравнимых с ним по масштабам решений даже только поставленных перед собой задач, история насчитывает единицы. Создав систему многофазных токов, он положил начало сегодняшней электроэнергетике: шагающие по континентам опоры высоковольтных передач – бесчисленные памятники Тесле. Он дал нам электропривод -основу современной индустрии, дал первых роботов, разработал принципиальные элементы радиотехники, телеуправления, радара, изобрёл неоновые и другие газосветные  устройства, вывел из лаборатории в практику высокочастотные токи, пытался с их помощью заставить светиться саму атмосферу, само ночное небо…

   Он был великим инженером, но стремился стать ещё и «сверхчеловеком» - запрограммировано творить научные технические чудеса. Деятельность свою он строил исключительно на рациональных принципах, в расцвете сил он навсегда удалился в замкнутый мир, куда с тех пор никого не  допускал. Функционировал он чрезвычайно эффективно, как в высшей степени отлаженная машина, отказавшись от друзей, от любви, от всего личного, от миллионов, которые мог получить за изобретения, и телесную свою оболочку рассматривал лишь как плод творящего разума. Так называемые практические люди называли Теслу в лучшем случае чудаком.

     Он стал единственным, кто сделал себя таким, и не мог не оказаться одиноким. Хорошо это или плохо – ещё предстоит решить.

      Учеников Тесла не оставил, умер бедным.

 

                                МЕЖДУ  ЖИЗНЬЮ  И  СМЕРТЬЮ

 

      Гений появился на свет в ночь с 9 на 10 июля 1856 года в хорватской деревушке Смиляны. Отец Николы был деревенским священником, писал стихи, философские статьи и печатал их в местных газетах и журналах. Мать не умела ни читать, ни писать, но была умна и практична: смастерила множество приспособлений, облегчавших её домашний труд. Никола утверждал, что свои изобретательские способности он унаследовал не от образованного отца, а от неграмотной матери.

       Эти способности, вспоминал он, впервые проявились, когда ему было семь лет. Пожарники их городка испытывали на площади возле реки новый насос. Брандмайор, красуясь перед публикой, взмахнул рукой: «Качай!» Но брандспойт не действовал. Напрасно суетились механики, отсоединяя и присоединяя шланги, - воды не было.

  - Я знаю, что надо сделать! Качайте! – вскричал Никола и, сбросив штаны и рубашку, нырнул в воду.

   Конечно, он  и понятия тогда не имел, как работает насос, но интуитивный порыв заставил его искать неисправность прежде всего  там, где начиналась водная магистраль, шланг. И действительно, резиновый всасывающий патрубок насоса оказался сплюснутым: его сдавила вода, когда внутри патрубка образовался вакуум. Никола расправил патрубок, и вода хлынула на площадь, облив публику.

    Учиться в гимназии ему тоже помогали интуиция и воображение. Любая математическая абстракция мгновенно становилась для него настолько осязаемой, что, бывало, едва приступив к задаче, он уже «видел» её решение и писал ответ, не теряя времени на промежуточные преобразования. Первое время учителя думали, что он жульничает, пока не убедились в его феноменальных способностях.

    Памятью он был в мать (ему легко давались языки), и настойчивостью, с которой у него к тому же сочеталась устремленность к высоким целям.

    Будучи гимназистом, он, увидев впервые фотографию Ниагарского водопада, сказал дома: «Вырасту, поеду в Америку, заставлю Ниагару работать!» - и через 30 лет  заставил… Правда, другие его юношеские замыслы не осуществились, не могли осуществиться, во всяком случае при его жизни. Но он и сам не считал их реальными. В 14 лет он размышлял, например, о подводном трубопроводе, по которому можно было бы транспортировать грузы из Америки в Европу. Грузы заключены в сферические контейнеры, их гонит водяная струя… Затем о кольце, опоясывающем Землю по экватору. В отличие от колец Сатурна, состоящих из камней  и пыли, это – жёсткое. Его строят с помощью лесов и подпорок, затем подпорки убирают, и кольцо свободно повисает в воздухе, вращаясь с той же скоростью, что и Земля. А если его удержать от вращения, земная поверхность понесётся под ним со скоростью более 1500 километров в час, на нём можно будет совершать кругосветные путешествия. Неважно, что его едва ли когда-нибудь построят, зато расчёты получаются прелюбопытные…

     Практически же Теслу всё больше заинтересовывала электротехника. Чтобы её изучить, он потупил в политехнический институт в Граце.

 

                 НЕЛЬЗЯ  ЛИ  ИЗБАВИТЬСЯ  ОТ  ИСКР?

 

   Подробного плана действий у него не было. Зато было твёрдое намерение – устранить из своей жизни всё, не относящееся к науке, к достижению высоких целей. Никаких развлечений, никакой романтики. Он ложится в 11, читает далеко за полночь, а в 4-5 часов утра уже на ногах. В конце семестра ему удаётся сдать экзамены по девяти предметам – вдвое больше, чем по программе. Он поражает профессоров прилежанием. «Ваш сын – звезда первой величины»,- пишет его отцу декан технического факультета. А один профессор советует Милутину Тесле забрать сына домой, пока Никола не убил себя непосильным трудом.

     На втором курсе, в начале учебного года, в институт привезли машину, которая работала на постоянном токе. Профессор Пешль продемонстрировал её студентам, и Тесле не понравились искры, веером сыпавшиеся из коллектора. Без коллектора же такая машина обойтись не могла: он выпрямлял вырабатываемый в ней переменный ток, превращал его в постоянный.

      А если оставить ток переменным? Тогда ни двигателям, ни генераторам коллекторы не понадобятся!

      И Тесла приступил к работе, которую профессор Пешль назвал столь же химерической, как создание вечного двигателя.

     Через несколько лет умер Милутин Тесла. Николе  пришлось думать о заработке. Он устроился чертёжником в телеграфное управление Будапешта. Там заметили его способности, он получил повышение, принял участие в разработке проекта городской телефонной сети, стал начальником узла, внёс несколько усовершенствований в телефонную аппаратуру. Но больше всего он интересовался электродвигателями переменного тока.

 

 

                                    В  БАГРОВОМ  ДИСКЕ  СОЛНЦА

 

    Работая денно и нощно, отводя на отдых пять часов в сутки, из них на сон – всего два, Тесла серьёзно заболел. Как видно, на нервной почве. Его чувства вдруг настолько обострились, что даже тиканье часов причиняло ему страдания, казалось ударами молота по наковальне. Под ножки его кровати пришлось подложить резиновые подушки, иначе он ощущал вибрации мостовой от проходящего транспорта. Человеческие голоса гремели  для него, как гром, малейшее прикосновение было, как удар. Он видел в темноте предметы на расстоянии 12 футов. Доктора не могли определить, что это за болезнь, и предоставили её естественному течению.

    Наконец, болезнь пошла на убыль, и снова Тесла стал думать о своём электродвигателе: ему казалось, что если он не решит эту задачу, он погибнет. А решения всё не было.

    Однажды зимним февральским днём 1882 года он гулял со своим школьным товарищем Сигети по парку. Заходящее солнце залило небо оранжевым пламенем. Тесла принялся читать монолог Фауста:

Взгляни: уж   солнце   стало    озарять

Сады и хижины прощальными лучами.

Оно   заходит  там, скрываяся    вдали

И   пробуждает   жизнь   иного   края…

О, дайте крылья мне, чтоб улететь с земли

И мчаться вслед за ним, в пути не  уставая!

Высокий, худой, измождённый, с горящими глазами, он простёр руку в сторону солнца и вдруг застыл, словно в трансе.

    Минуты через две он пришёл в себя. «Смотри, смотри – вот я обращаю движение, - пробормотал он в  возбуждении, глядя на солнечный диск, - Видишь, как он ровно вращается? А вот я переключаю ток, реверсирую вращение. Смотри! Так же ровно он вращается в противоположную сторону. Останавливаю, пускаю  снова. Никакого искрения. Искрить нечему!»

  «Ничего не понимаю, - сказал Сигети. – Солнце что ли не искрит?»

   «Ну, конечно, ты ничего не понял. Я говорю об электромоторе переменного тока. Я решил эту проблему! Видишь, как он ровно, почти бесшумно работает? Всё дело во вращающемся магнитном поле, и я должен построить этот двигатель!»

  Теперь Сигети кое-что понял. Тесла ещё раньше говорил ему о своей идее, но никогда – о своей способности видеть воображаемое, как реальное.

   Подняв ветку, Тесла прямо на дорожке нарисовал схему. Концепция была прекрасна, проста, сулила множество технических приложений. Электродвигатели переменного тока предлагались и ранее, но с одной цепью, как и при постоянном токе: они были подобны одноцилиндровой паровой машине, останавливающейся по достижении мёртвых точек. Тесла же взял две цепи, в каждой из которых пульсировали переменные токи одинаковой частоты, но сдвинутые друг относительно друга по фазе. Это было похоже на паровую машину с двумя цилиндрами, с кривошипами, поставленными под углом друг к другу так, что мёртвые точки поршней не совпадали. Создавался магнитный вихрь в пространстве, вращающееся силовое поле. Оно увлекало за собой обмотки без прямого контакта, передавало энергию к замкнутой цепи на изолированном якоре только с помощью силовых линий. Коллектор был больше не нужен.

   В течение двух месяцев Тесла пребывал в состоянии экстатического восторга. Ему не требовалось строить модели, он их предостаточно соорудил в своей умственной мастерской, за несколько недель живо представил себе все типы электродвигателей, с которыми впоследствии связалось его имя, динамомашины, трансформаторы и другие устройства двухфазной системы электропривода переменного тока, перешёл к многофазной, подобрал материалы, мысленно подверг машины испытаниям…

  Телефонная станция, на которой работал Тесла, была неожиданно продана, и Пушкаш, его покровитель, пригласил молодого инженера в Париж. Тесла прибыл туда почти без багажа, налегке, полный замыслов.

 

                                ЭКСПЕРИМЕНТ  В  СТРАСБУРГЕ

 

  Будь он опытным изобретателем, он сохранил бы свои замыслы до поры до времени в секрете. Но Тесла не ведал искусства хитрости и коварства, не думал о выгодах минуты. Он хотел не более и не менее как облагодетельствовать человечество, а кроме того, был юношески самонадеян.

   Благодаря рекомендательному письму Пушкаша, он получил место в «Континенталь Эдисон Компани», французской фирме, изготовлявшей моторы, динамомашины и монтировавшей системы электрического освещения по эдисоновским патентам. Квартиру он снял на бульваре Сен-Мишель, обедал и ужинал в лучших кафе и ресторанах. Заполучив терпеливого слушателя, смыслившего в электротехнике, принимался втолковывать ему свои идеи. Впрочем, эти идеи ни у кого не вызывали большого интереса, во всяком случае, его доверчивостью никто не воспользовался.

    На службе он скрепя сердце занимался только машинами постоянного тока. Сначала был младшим инженером, потом  разъездным аварийным монтёром, побывал на множестве электростанций во Франции и Германии. Не ограничиваясь устранением неполадок, вдумчиво изучал причины аварий, предложил кое в чём улучшить конструкции динамомашин Эдисона. Предложения были приняты, испытания прошли успешно. Тогда Тесле поручили спроектировать автоматические регуляторы. И опять результаты оказались отличными.

     В 1883 году во время торжественного пуска электростанции в Страсбурге, в присутствии самого императора Вильгельма I произошло короткое замыкание, был сильный взрыв. Немецкое правительство отказалось принять электростанцию. Исправить положение, наладить работу оборудования послали Теслу.

       В технических причинах аварии он разобрался легко, быстро, однако ему пришлось проявить немало такта и деловой смётки, чтобы преодолеть бюрократические придирки. Справившись с заданием, Тесла нашёл время, чтобы выполнить, наконец, в металле небольшой двухфазный мотор переменного тока, действующую модель. Нужные материалы он привёз с собой заранее из Парижа, а близ Страсбурга подыскал заводик, который принял заказ на часть работы, изготовил детали. Динамомашину и мотор Никола собрал сам.

     Наступил решающий момент проверки его теоретических положений. Тесла включил рубильник. Мотор вздрогнул, и якорь, едва слышно гудя, быстро набрал обороты. Тесла перекинул рубильник. Якорь мягко остановился и тотчас же завертелся в противоположную  сторону. Теория подтвердилась. А работающая модель должна была помочь Тесле убедить скептиков в перспективности его идей.

 

                               ПИЛИГРИМ  БЕЗ  ГРОША  В  КАРМАНЕ

 

   Мэр Страсбурга Бозэн собрал именитых горожан, чтобы Тесла продемонстрировал им свой мотор. Работал мотор превосходно, но именитых горожан не увлёк, перспективой сказочного процветания Страсбурга не обнадёжил. Тесла был подавлен, Бозэн его утешал: надо ехать в Париж! Тем более, что компания обещала ему крупное вознаграждение за успешное завершение работы, за усовершенствование конструкций электромоторов и динамомашин и разработку автоматических регуляторов. Может быть, этих денег хватит, чтобы построить уже не модель, а такую установку, которая разом убедит всех в её выгодах, в том числе и в коммерческой. А тогда нетрудно будет собрать и акционерный капитал…

    Но в Париже его ждало разочарование: обещанного вознаграждения ему не выдали, мотором тоже не заинтересовались. Тесла подал заявление об уходе. Пожалев несколько тысяч, компания лишилась сотрудника, который принёс бы ей миллионы.

     Почувствовал его возможности лишь один из администраторов компании, Чарльз Бачеллор, и в свою очередь посоветовал Тесле отправиться в Америку, связаться там с Эдисоном. Тесла продал книги, вещи, собрал необходимую сумму, купил билеты на поезд и на пароход до Нью-Йорка. Весь его багаж опять  состоял из небольшого свёртка белья, а уже на перроне Никола обнаружил, что и этот его единственный свёрток куда-то пропал. Похлопав себя по карманам, он с ужасом убедился, что и бумажник  с билетами на поезд и пароход тоже пропал. В кармане было лишь немного мелочи.

     Поезд тронулся. Что делать? Если он не сядет на поезд, то пропустит и пароход. Он побежал рядом с поездом, вскочил на подножку. К счастью, мелочи в карманах хватило на билет. В порту он поведал судовому начальству о своём положении, и так как никто не претендовал на его каюту, ему разрешили подняться на борт.

     Путешествие было долгим и мучительным – без гроша в кармане, даже без запасного носового платка. К тому же он ввязался в драку матросов, чуть в ней не погиб и последние дни путешествия просидел в глубокой задумчивости на носу судна, потирая синяки. Ничего, скоро он ступит на землю обетованную, познакомится с самим Эдисоном!

      Всё же кое-какие пожитки у Теслы, когда он вышел из иммиграционного бюро, ещё оставались: книжка с его собственными стихами, две его технические статьи, расчёты по проекту летательной машины, четыре цента и рекомендательное письмо Бачеллора Эдисону. «Я знаю двух великих людей, - писал Бачеллор, - один из них Вы, другой – этот молодой человек». Но как прожить хотя бы день на четыре цента? Выручил случай. Проходя мимо какой-то мастерской, Тесла через открытую дверь увидел, как человек, чинивший электромотор, почесал в затылке и махнул рукой. «Давайте я сделаю, - сказал Тесла, - сейчас он у меня заработает!»

        Поломка оказалась серьёзной, с мотором пришлось повозиться, но в конце концов он заработал, а Никола получил за это целых двадцать долларов.

        Наутро он отправился в нью-йоркскую штаб-квартиру Эдисона, на Пятой авеню.

 

                           АМЕРИКАНСКИЙ  ЮМОР

 

   Эдисон произвёл на Теслу огромное впечатление, Тесла на Эдисона – никакого. Да они были изобретателями, но настолько разных складов, что не всегда  понимали друг друга. Тесла был теоретиком, обладал богатейшим воображением, Эдисон же предпочитал действовать методом проб и ошибок, а главное – был убеждён в преимуществе постоянных токов. Постоянный или переменный – об этом специалисты спорили тогда с религиозным фанатизмом, с нетерпимостью, и когда Тесла принимался описывать свою многофазную систему, доказывая, что переменный ток – единственный рациональный источник энергии для дальних силовых приводов и освещения, Эдисон рассмеялся ему в лицо: у переменного тока нет будущего . Кто с ним возится, только зря теряет время!

     Однако Тесла был зачислен в лабораторию, поскольку Бачеллор сообщил, что он внёс ценные усовершенствования в машину Эдисона на постоянном токе.

     Спустя несколько недель, Никола сумел продемонстрировать шефу свои способности. Лаборатория Эдисона смонтировала осветительную установку на пароходе «Орегон», самом большом пассажирском судне того времени. Установка работала несколько месяцев, потом обе динамомашины вышли из строя. Их надо было демонтировать и доставить в мастерские. День отплытия таким образом откладывался, Эдисон попал в неприятное положение: каждый день простоя грозил ему убытками. Не придумает ли что-нибудь новый сотрудник?

      Тесла захватил с собой инструменты, поднялся на борт «Орегона» и обнаружил, что в машинах произошло короткое замыкание, сгорела часть обмотки статора. На рассвете обе машины работали. Возвращаясь утром в штаб-квартиру, Никола встретил Эдисона и приехавшего из Парижа Бачеллора. «А вот и наш гений!» - усмехнулся Эдисон. «Я только что с «Орегона», обе машины на ходу», - сказал Тесла. Эдисон был потрясён: «Бачеллор, это же отличный парень!..»

       Тесла получил повышение – его допустили к проектированию. Дело было интересное, он работал по восемнадцать часов в день, включая воскресенья, и опять увидел, как можно улучшить конструкцию эдисоновских  динамомашин, увеличить их КПД. Эдисон одобрил его идеи: «Получите пятьдесят тысяч, если всё это провернёте!»

      Двадцать четыре типа динамомашин спроектировал Тесла для Эдисона. Тесла сумел уменьшить габариты магнитных сердечников, оборудовал машины кое-какой автоматикой. Когда работа была закончена, причём с отличными результатами, Тесла напомнил Эдисону об обещанных пятидесяти тысячах. Тот рассмеялся: «Вы не понимаете нашего американского юмора».

    Тесла не получил ни цента – ни за изобретения, ни за сотни сверхурочных – и заявил об уходе. Это было весной 1885 года. Зато он успел приобрести репутацию в электротехнических кругах, настолько хорошую, что группа дельцов решила организовать компанию под его руководством. Усмотрев в этом шанс осуществить, наконец, систему на переменном токе, Тесла согласился с предложением. Он поделился с дельцами своими планами, но ему было заявлено, что переменный ток никого не интересует. Всё, что от него требуется – это разработать экономичные дуговые фонари для освещения улиц и фабричных цехов.

    Фонари он  сконструировал, наладил их производство, получил на них несколько патентов. Технически предприятие увенчалось успехом, но вслед за тем дельцы вытеснили Теслу из компании. Когда же он попробовал продать свои акции, почему-то оказалось, что они ничего не стоят.

     Снова он остался без средств, и целый год, страдая к тому же от болей в сердце, пробавлялся починкой электрических аппаратов, копал канавы.

     Как-то он разговорился с десятником, рассказал о своих идеях, и тот помог Тесле познакомиться с неким Брауном из телеграфной компании «Вестерн Юнион». Браун вместе с одним своим другом заинтересовался переменным током. Тесла получил от них деньги, чтобы начать работу, и в апреле 1887 года на Пятой авеню, недалеко от компании Эдисона, открылась лаборатория электрической компании Теслы. Пятой авеню, таким образом, суждено было стать полем битвы между постоянным и переменным токами. На стороне постоянного были слава и авторитет Эдисона, его уже работавшие электростанции, финансовая поддержка Джона Пирпонта Моргана. На стороне переменного – на поверхностный взгляд, почти ничего.

 

                                           ПОТОК   ИЗОБРЕТЕНИЙ

 

   Как только Тесла получил сносные условия для работы, он принялся конструировать сразу целую серию новых устройств. Были изготовлены три комплекта динамомашин и электромоторов, к ним автоматика – для однофазной, двухфазной и трёхфазной систем, проведены опыты с четырёх- и шестифазными токами, с разными сочетаниями этих систем. Через несколько месяцев Тесла передал свой двухфазный мотор в Корнельский университет для испытаний, а сам занялся общей математической теорией электроаппаратуры.  

     Теория получилась универсальной, охватила широкий диапазон высоких и низких частот. А 12 октября 1887 года, через полгода после открытия лаборатории и через пять с половиной лет после того, как он додумался до принципа вращающегося магнитного поля, поверенные Теслы подали на все его изобретения единую обширную заявку. Эксперты, однако, потребовали разбить её на семь отдельных, поскольку изобретения были сложными, важными, буквально поднимали электрическую целину.

       Ещё через полгода Тесла получил семь патентов на одно- и многофазные моторы, трансформаторы, а также на распределительную систему. В апреле 1888 года он получил следующие пять патентов – на четырёх- и  трёхпроводные трёхфазные системы, потом ещё восемнадцать… В мае 1888 года его пригласили прочитать в Американском институте инженеров-электриков лекцию о теоретических предпосылках и практическом применении переменного тока в энергетике.

      Как гигантская приливная волна, поток изобретений Теслы одним махом перенёс тогдашнюю энергетику в мир совершенно новых мощностей и масштабов. В эдисоновских системах на постоянном токе, говорил Тесла, из-за сложности трансформаторных преобразований нет смысла поднимать напряжение выше 220 вольт, практически же оно вдвое ниже и быстро падает в сети. Чтобы хоть частично скомпенсировать эти потери, динамомашины приходится проектировать на 120 вольт вместо стандартных 110 вольт, на которые рассчитаны лампы. В результате вблизи электростанции напряжение повышенное, а уже за полмили от неё – всего 90 В, и лампочки, не очень-то ярко светившие даже при 110 В, при 90 В  еле тлеют. Велики также тепловые потери в сети: они пропорциональны квадрату силы тока, а токи при низких напряжениях получаются большими… Словом, электростанция Эдисона может обслуживать район радиусом в милю, это её предел. Чтобы осветить большой город, в нём нужно построить десятки электростанций. А как быть вдали от больших городов? Оставить керосиновые лампы?

        Система Теслы освобождала электроэнергетику от производственных пут. Устройства, работающие на переменном токе, явно проще и удобнее в обращении; напряжение в них легко изменяется с помощью элементарных трансформаторов. Повышая его по методу Теслы до многих тысяч вольт и одновременно снижая силу тока, можно было практически неограниченно увеличивать пропускную способность линий. Тесла сделал возможной дешёвую передачу энергии на огромные расстояния. Стало выгодным строить электростанции вблизи угольных копей или на больших реках и оттуда передавать энергию к местам потребления. 

 

                                              ТЕСЛА  И  ВЕСТИНГАУЗ

 

     Но как всем этим лучше воспользоваться? Кто возьмётся за дело?  Сам Тесла, погружённый в эксперименты и исследования, не очень-то задумывался в то время о коммерческой стороне своих изобретений. Он понимал, что организационные дела заставят его отложить исследования, и выбрал то, что  было ему по душе: эксперименты, технические поиски – до тех пор, пока его финансируют.

     Рассчитывать на Эдисона не приходилось. Иным оказался Джордж Вестингауз, глава питтсбургской фирмы «Вестингауз Электрик», изобретатель знаменитого пневматического тормоза, а также множества электрических устройств, опытный делец. Не привязанный к постоянному току (как был душой и бизнесом привязан Эдисон), он отлично разобрался во всём, что сулит ток переменный. Явившись в лабораторию Теслы, Вестингауз сразу взял быка за рога:

-         Предлагаю за ваши патенты миллион наличными плюс патентные отчисления!

-         Хорошо, - сказал Тесла.- Отчисления – по доллару с лошадиной силы.

-         По рукам! Чек и контракт получите через несколько дней.

     В этой сделке проявились два крупных характера, два инженера, наделённые даром предвидеть развитие техники, смело доверившиеся друг другу, стоящие выше мелочной коммерческой осторожности и придирчивой детализации. Сумма изобретательского вознаграждения была по тем временам рекордной: Вестингауз купил сразу сорок изобретений по 25 тысяч долларов за каждое и пригласил Теслу переехать в Питтсбург – стать на год консультантом фирмы по внедрению этих изобретений в производство. Так как в собственной компании Тесле всё равно приходилось время от времени заниматься подобными хлопотами, он решил пожертвовать Вестингаузу год своего времени.

 

    Но в Питтсбурге Тесле пришлось иметь дело уже не с самим Джорджем Вестингаузом, изобретателем, способным понять другого изобретателя, а с инженерами фирмы, у которых были свои задачи, свои технические представления и нормы, считавшиеся незыблемыми. В частности, Тесла доказывал, что наиболее выгодна частота 60 циклов в секунду, а инженеры привыкли к 133 циклам и теориям Теслы верить не желали. Были и другие расхождения во взглядах практиков и «мечтателя», не столь принципиальные, но существенные и болезненные.

     И Тесла уехал обратно в Нью-Йорк, отказавшись от предложенных ему расстроенным Вестингаузом 24 тысяч в год, от прекрасной лаборатории. При этом оба они были правы – и обуреваемый своими идеями, легкоранимый Тесла , и Вестингауз, считавший, что постепенно всё уладится, станет на свои места. Тесла впоследствии был рад, узнав, что в Питтсбурге проектирование устройств по его идеям не остановилось, а частота 60 герц принята в США как стандартная (и сейчас она в США стандартная; в СССР и большинстве других стран – 50 герц), но в Нью-Йорке он был снова свободен. Там за четыре года он подал сорок пять заявок и по всем получил патенты.

     Из двух лабораторий на Пятой авеню сыпались изобретения, изумлявшие мир. В то же время между приверженцами постоянного и переменного токов назревал конфликт. Компании Вестингауза и Томсон-Кустона ещё до Теслы занимались дуговыми лампами и другими осветительными приборами на переменном токе. Эдисон же утверждал, что переменный ток опасен из-за высоких напряжений. Появление Теслы и его изобретений только подлило масла в огонь. Когда судебные власти, в ведении которых была нью-йоркская тюрьма, выбрали для казни преступников на электрическом стуле переменный     ток, Тесла был уверен, что это проделки Эдисона, пытавшегося ещё и таким способом дискредетировать своих конкурентов в глазах публики.

        Вестингауз, внедрявший изобретения Теслы, переводил американскую энергетику на электрические рельсы переменного тока, это требовало больших капиталов. К несчастью, начинания Вестингауза совпали с очередной экономической депрессией, и вскоре его компания оказалась в тисках финансовых трудностей. Обострялась конкуренция, финансовые титаны начали битву за сферы влияния. Мелкие фирмы сливались в крупные; компании Эдисона и Томсон-Кустона, основные конкуренты Вестингауза, объединились в могучую «Дженерал Электрик». Вестингаузу был брошен вызов. Он расширил своё дело, используя патенты Теслы, и оказался в ещё большей, чем прежде, зависимости от финансистов. Пришлось и ему объединяться с несколькими фирмами, хотя и помельче, в частности с «Косолидейтед Электрик Лайт Компани» и с «Ю.С. Электрик Компани». Но, независимо от этого вынужденного решения, финансовые воротилы потребовали, чтобы Вестингауз отказался от некоторых проектов и обязательств, которые, по мнению воротил мешали «оздоровлению» фирмы. И в первую очередь – от уплаты Тесле обременительного доллара с лошадиной силы.

       Как этому ни противился Вестингауз, банкиры стояли на своём: «Либо вы будете платить Тесле, либо мы будем поддерживать вашу фирму».

     Пришлось пойти на переговоры с Теслой. Не было оснований рассчитывать, что Тесла откажется от контракта или согласится на уменьшение платежей; к тому же гордость изобретателя была уязвлена спорами с питтсбургскими инженерами. С другой стороны, Вестингауз сознавал, что заключил с Теслой честную сделку и теперь  пытается честно выпутаться из положения. Быть может, Тесла согласится в обмен на контракт занять какой-нибудь руководящий пост? Это в конце концов было бы выгодно для обеих сторон…

     Сейчас трудно определить точную стоимость контракта Теслы и Вестингауза. По приблизительному подсчёту, сделанному сотрудниками журнала «Электрикал Ворлд», патенты, проданные Вестингаузу, принесли бы Тесле к 1905 году свыше 12 миллионов долларов. Можно ли убедить человека добровольно отказаться от такой суммы?

      Вестингауз явился в лабораторию Теслы и, как  и в первое их свидание, приступил к делу без экивоков:

-         От вашего решения зависит судьба компании, - сказал он.

-         А если я откажусь от контракта, сохраните ли вы контроль над компанией, будете ли и дальше внедрять мои изобретения?

-         Я считаю вашу многофазную систему величайшим открытием в электротехнике, из-за этого и попал в затруднительное положение. Но я намерен продолжать дело и перевести всю энергетику на переменный ток…

Мистер Вестингауз, - сказал Тесла. – Вы стали моим другом, вы поверили в меня и были на моей стороне, оспаривая мнение собственных инженеров, лишённых воображения. Выгоды, которые принесёт человечеству многофазная система, для меня важнее денег. Пусть же ваша компания продолжает существовать! Вот ваш экземпляр контракта, вот мой – я рву их, и больше не беспокойтесь о патентных о отчислениях.

     Великодушие Теслы позволило Ветингаузу реорганизовать фирму. Она стала называться «Вестингауз электрик энд мануфактуринг компани», во многом способствовала переводу электроэнергетики США на переменный ток. В истории американской техники трудно найти другой пример такого изобретательского взаимопонимания и бескорыстия!

    В 1938 году Теслу пригласили на юбилейное заседание памяти Вестингауза в Институте социального обеспечения иммигрантов. Тесла был уже стар, приехать не смог, но прислал в Институт письмо: «Джордж Вестингауз… взялся за мои идеи, связанные с переменным током, и выиграл битву против денежных тузов и предрассудков. Он был пионером большого масштаба, одним из тех благородных людей, которыми может гордиться Америка и к которым человечество должно испытывать глубокую благодарность».

 

                             ШУТКИ АМЕРИКИ

 

     Покинув в 1889 году завод Вестингауза в Питтсбурге и вернувшись в Нью-Йорк, в свою лабораторию, Тесла погрузился в новую область исследований. Переменный ток малых частот был для него только одним из звуков, порождённым лишь одной клавишей низшей октавы подающего о себе сигналы таинственного электромагнитного мира. Тесла же вознамерился провести серию экспериментов в широчайшем диапазоне электрических колебаний, начиная с промышленных частот и кончая световыми колебаниями. Одна клавиша породила  вращающееся магнитное поле и многофазную систему переменных токов – какие же возможности скрыты  в остальной клавиатуре? Тесла сконструирует электрический орган, генерирующий колебания всех частот, изучит все их свойства, услышит всю симфонию электрических волн, плещущихся во Вселенной…

     Ему 33 года. Он богат, он будет изобретать. Его долг – одарить мир. Тесла верил в себя, и у него были для этого основания!

     Работая над многофазной системой, он изучил довольно широкую область частот и заметил, что по мере их увеличения оборудование становится всё легче, всё меньше на него требуется железа, и решил исследовать такие частоты, при которых, как он считал, можно будет обойтись вообще без железа и магнитной цепи. В этой мысли его утвердили работы Максвелла, особенно опубликованный незадолго перед тем «Трактат об электричестве и магнетизме»(1873г.; следствие из этих работ – существование электромагнитных волн, электромагнитного поля, а также электромагнитная природа света), и опыты Герца с метровыми радиоволнами.

      Тесла уверился, что интересные открытия поджидают его на каждой ступеньке частотной шкалы, что, плавно повышая частоту электрических колебаний вплоть до светового диапазона, он в конце концов получит свет прямым способом, гораздо более эффективным, чем с помощью ламп накаливания, где полезное излучение буквально тонет в тепловом.

       И он изготовил многополюсные динамомашины переменного тока. 384-полюсная машина давала частоты до 10 тысяч герц, при которых электроэнергия передавалась на большие расстояния ещё лучше, чем при 60-герцевом стандарте. Такие токи было сложно трансформировать, но Тесла решил и эту задачу: сконструировал высокочастотные трансформаторы без железных сердечников, только с «воздушными», состоящие лишь из концентрических первичной и вторичной обмоток. Впоследствии их окрестили «катушками Теслы». В них возбуждались колебания с частотой до 150 килогерц, напряжения до 7 миллионов вольт, пробивавшие воздушный промежуток шириной в два дюйма. И нашёл для таких высоковольтных устройств надёжную изоляцию, ставшую потом общеупотребительной: погрузил аппаратуру в масло.

    Одновременно он разработал высокочастотный генератор без вращающихся частей – с возвратно-поступательным движением поршня, приводимого в движение паром или сжатым воздухом. Эта машина давала ток с недостижимой в обычном генераторе стабильной частотой 20 тысяч герц и навела Теслу на серию новых экспериментов, о которых подробный рассказ впереди, - на важные, но опасные и отчасти комичные эксперименты с механическими колебаниями. А попутно – на идею электрочасов, которую, впрочем, ни развивать, ни патентовать он не стал, считая её пустяком.

    Гигантские напряжения при высоких частотах Тесла сумел получить, доводя электроколебания до резонансов, подбирая для этого значения двух основных параметров контура, ёмкости и индуктивности, настраивая контур. Достигнут резонанс – значит каждая новая порция энергии, введённая в цепь, подхлёстывает электровибрации, быстро повышает их амплитуду. А заблаговременно проведённые расчёты показали Тесле, что резонансы на высоких частотах достигаются при небольших ёмкостях и индуктивностях.

    Несколько лет спустя он рассказывал: «Первый вопрос, требовавший ответа, был – можно ли в природе получить чисто резонансный эффект? Теория и эксперимент утверждали, что это невозможно: по мере увеличения амплитуд потери в колеблющихся телах и в окружающей среде быстро возрастают и гасят колебания, которые в противном случае нарастали бы до бесконечности. И это хорошо, иначе самый невинный эксперимент был бы страшно опасен. Но, в строгом соответствии с законами природы, резонанс можно довести до поразительного эффекта – уменьшая потери!»

     Дело тут, правда, было не только в умении снизить потери в цепи (это умел не он один), а ещё и в том, что Тесла вовремя вспомнил полузабытое другими электротехниками открытие лорда Кельвина ещё в 1856 году. Кельвин доказал, что при разряде конденсатора электричество не просто стекает с пластины на пластину, пока постепенно не исчезнет разность потенциалов, а некоторое время мечется между пластинами, причём энергия переходит в тепловую и рассеивается. И частота этого возвратно-поступательного движения зарядов – сотни миллионов циклов в секунду.

     Разработанные Теслой в 1890 году способы настройки электрических цепей стали решающей предпосылкой создания «беспроволочного телеграфа» и современного радио.

 

                                            СВЕТСКАЯ  ЖИЗНЬ

 

   Точно настроенные электрические контуры открыли перед электротехникой новые горизонты, и страна услышала о Тесле, восхитилась им. Весть о его опытах с высокочастотными высоковольтными токами (в частности, в медицине, где он предложил применить их нагревающее действие) разнеслась по всему миру.

     Высокий, изящный, безупречно одетый, как говорится, с печатью европейской культуры, столь почитавшейся тогда в Новом Свете, к тому же молодой и богатый, Тесла теперь был желанным гостем в самых «аристократических» домах Нью-Йорка, считался завидным женихом. Но на женщин он не смотрел, от приглашений отказывался, почти всё время проводил в одиночестве. У него был свой столик в укромном уголке ресторана «Уолдорф-Астория», там он обедал, прячась от любопытных.

      Он прочитал несколько лекций с демонстрацией удивительных опытов, например разрядов длиной в целых пять дюймов, языков голубого пламени, свидетельствовавших о напряжении в десятки тысяч вольт, - но стремился к одному: продолжать без помех свои эксперименты. У него было множество идей, со временем они свелись в три широкие области применения: способ беспроволочной передачи энергии, новый вид освещения и беспроволочная передача сообщений. Причём, всеми тремя проблемами Никола хотел заниматься одновременно, поскольку они были не изолированы друг от друга, а, наоборот, тесно переплетались, были отдельными нотами на необъятной шкале частот переменных токов. И он работал – в таком сумасшедшем темпе, какого не вынес бы обычный человек. На сон опять, как в студенческие годы, отводилось пять часов в сутки.

    Его осаждали просьбами о новых лекциях и всё более настойчивыми приглашениями в «свет». Он вежливо отказывался, пока у него не нашли ахиллесову пяту: гения оказалось возможным заполучить, если проявить интерес не к его персоне, а к его исследованиям, если терпеливо внимать его рассуждениям об ослепительном будущем переменного тока.

    Тесла стал бывать на приёмах как почётный гость и даже сам задавал обеды в «Уолдоры-Астории». А так как он никогда ничего не делал вполсилы, то уж если устраивал обед – тщательнейшим образом заботился о блюдах, о сервировке и прочем. Получить приглашение на приём к Тесле значило приобщиться к кругу избранных. Сам он садился во главе стола и управлял церемонией: пробовал каждое блюдо и нередко отсылал то или иное обратно. А затем вёл гостей в лабораторию, где давал полную волю своей склонности к театральным эффектам. Фантастические приборы, сиявшие таинственным светом трубки и колбы, треск и шипение языков пламени, запах озона, расплавляющиеся прямо в руках металлические стержни – всё это уже наводило кое-кого на мысль о силах ада, о сговоре изобретателя с потусторонним миром.

     Тесла пропускал сквозь себя высокочастотные токи колоссального напряжения. Этот трюк он продумал давно; как всегда, мысленные эксперименты провёл задолго до лабораторных. Единственное различие между грозным электричеством и безопасным светом, рассуждал он, заключается в частоте: частота промышленных токов 60 герц, световых волн – миллиарды герц. Следовательно, где-то в этом диапазоне свойство электромагнитных колебаний вызывать болезненные ощущения должно исчезнуть. Где? Нервы воспринимают до 700 импульсов в секунду, следовательно, точка безопасности должна находиться вблизи этой частоты.

       Динамомашины Теслы давали частоты от нуля до 20 килогерц. Касаясь пальцами токоведущих наконечников при частотах свыше 700 герц, Тесла в конце концов перестал ощущать боль. Но по силе ток был ещё чересчур велик, мог нагреть и повредить ткани без предупреждающих болевых сигналов. Тогда, применив трансформаторы с воздушным сердечником, Тесла в тысячи раз повысил напряжение в сети, а силу тока соответственно снизил до пределов, безопасных для тканей. Затем осторожно проверил теоретические рассуждения – опять на себе: пропустил высокочастотные токи сначала между двумя пальцами, потом по всей руке, затем от одной руки к другой, сквозь грудную клетку и, наконец, по всему телу, сверху вниз. Если из тела выскакивала искра, в точке контакта ощущалось покалывание, от которого, впрочем можно было избавиться, держа в руке какой-нибудь металлический предмет. Искра выскакивала из металла, а для экспериментатора ток стал совершенно неощутимым и безопасным.

       Пройдя сквозь Теслу, такие токи (их мощность была достаточно высока – пропорциональна силам, умноженным на напряжение) пплавили проволоку, зажигали лампы накаливания и вакуумные трубки.

 

 

                                              ПОЕЗДКА  В  ЕВРОПУ

 

   В 1892 году европейские учёные тоже уговорили Теслу прочитать у них несколько лекций. Он согласился, чтобы заодно повидаться на родине с матерью; но его требования к самому себе были очень высоки, готовился он к лекциям долго, мучительно, не менее чем по двадцать раз проверяя каждую деталь экспериментальных установок, чтобы они были стопроцентно надёжны при демонстрациях опытов. Выступал Тесла обычно часа по два, по три, опытов было множество – сплошной, дух захватывающий поток открытий и изобретений, невиданные приборы, устройства, придуманные и сконструированные самим Теслой… Каждая лекция становилась научным событием.

     Сначала он решил прочитать в Европе всего две лекции: одну в Институте электроинженеров в Лондоне и вторую в Международном инженерном обществе в Париже. Но в Лондоне его ждал такой успех, что знаменитый физик Джеймс Дьюар, поддержанный целым научным комитетом, попросил Теслу повторить лекцию в королевском обществе. Тесла не любивший менять свои планы, было отказался, тогда Дьюар подвёл его к святыне, к собственному креслу Фарадея, усадил в это кресло и велел принести ещё одну святыню – бутылку виски, початую тоже самим Фарадеем. Четверть века никто к этой бутылке не прикасался, первому после Фарадея из неё налили Тесле. И он сдался.

     На заседании Королевского общества председательствовал лорд Рэлей. Когда Тесла продемонстрировал свои эксперименты, внушавшие учёным не меньшее благоговение и трепет, чем светским профанам, Рэлей объявил, что Тесла обладает великим даром – открывать фундаментальные научные истины, поэтому должен сосредоточить свои усилия на какой-нибудь одной крупной проблеме. Тесла поблагодарил глубокоуважаемого председателя, но доброму его совету в дальнейшем не последовал. Несмотря на свой талант и проницательность учёного, Рэлей не понял главного: что для божьей милостью изобретателя Теслы, с его разносторонностью, сосредоточиться на одной проблеме было невозможно.

     Спустя две недели Тесла прочитал ещё две лекции, на этот раз в Париже, и опять с триумфом. Интересно, что думали тамошние администраторы компании Эдисона, видя, от услуг какого инженера они отказались?

     В лекциях 1892 года, озаглавленных «Эксперименты с переменными токами высокого потенциала и высокой частоты», Тесла описал, в частности, свои изобретения, только сейчас, почти век спустя входящие в жизнь, а некоторые из них, например, лампочки накаливания с одним питающим проводом, ещё ждут своего часа. На своих лекциях Тесла показывал электромоторы, к которым ток подавался тоже по одному проводу, вообще «беспроволочные» лампы и светящиеся трубки… А главным экспонатом была чувствительная электронная лампа – прототип всех современных. Изобретатель предсказал тогда, что этот прибор позволит принимать беспроволочные телеграфные сообщения через Атлантический океан.

     Возвратившись после второй лекции в гостиницу, Никола получил известие, что его мать тяжело больна. Он бросился на вокзал, вскочил в готовый к отправлению поезд. К матери он приехал после полудня, ещё успел застать её живой. Вечером она умерла.

     Тесла заболел, пролежал несколько недель. Выздоровев, заехал к сестре Марице в Пляски, затем в столицу Сербии Белград, где его встретили как национального героя.

     Во время болезни Тесла размышлял о  своём образе жизни за последнее время и остался недоволен. Он плохо использует свои возможности. В годы верности своей когда-то разработанной жизненной программе он успевал гораздо больше, чем после мая 1891 года, став светским человеком. Кроме того, год пропал на заводе Вестингауза. Нет, больше он не потеряет ни минуты!

 

                                               ОБУЗДАНИЕ  НИАГАРЫ

 

 

   Публичная демонстрация многофазной системы переменного тока состоялась на Всемирной выставке в Чикаго, устроенной в 1893 году, по случаю 400-летия со дня открытия Америки. Это была первая Всемирная выставка с электрическим освещением, и архитекторы постарались  воспользоваться новыми возможностями для создания эффектной иллюминации. Поставку всего  осветительного оборудования и энергоснабжение выставки взяла на себя компания Вестингауза, продемонстрировав кстати широкие возможности системы Теслы. Были там у Теслы и собственные стенды. Один из его экспонатов – металлическое крутящееся яйцо. Оно лежало на небольшой круглой подставке, покрытой бархатом; Тесла щёлкал выключателем, и яйцо становилось «на попа», на заострённый конец, и начинало стремительно вращаться. Публике нравилось чудо, но вряд ли она понимала, что это просто иллюстрация принципа вращающегося магнитного поля, возбуждаемого многофазными переменными токами. Показывали  также на выставке стеклянные трубки Теслы, ни к чему не подключенные и вдруг загоравшиеся «волшебным» образом.

     Но гвоздём программы был ток под напряжением в миллион вольт, который Тесла безбоязненно пропускал сквозь себя. Восемь лет назад Эдисон объявил высоковольтный переменный ток смертельно опасным, теперь наступил час победного ответа Теслы Эдисону.

     Всё это была, конечно, театральщина, трюки, но они немало способствовали росту популярности Теслы.

      Следующим его грандиозным достижением стало обуздание Ниагарских водопадов. Их энергетический потенциал – от 4 до 9 миллионов лошадиных сил, и сначала его планировали использовать механически, прямо на месте, с помощью водяных колёс. Однако вскоре стало очевидным, что гораздо рациональнее преобразовывать энергию в электрическую с помощью динамомашин, приводимых от водяных колёс, и распределять по ближайшим районам. В ней нуждался большой промышленный город Буффало, расположенный в 22 милях от водопадов, её можно было бы передавать даже в Нью-Йорк…

      Занималась всем этим «Катаракт Констракшн Компани». Её президент Эдвард Дин Адамс организовал Международную  ниагарскую комиссию под председательством знаменитого лорда Кельвина, которая должна была выбрать лучший проект. Для победителя установили награду – 8 тысяч долларов.

      Вознаграждение не удовлетворило Вестингауза, его компания отказалась участвовать в конкурсе. Лорд Кельвин склонялся в пользу постоянного тока. На конкурс было представлено около двадцати проектов: ни один из них комиссия не одобрила, ни одному не присудила премию. Наступила великая путаница, впрочем, обычная в таких случаях но в конце концов чаша весов склонилась в пользу идей Теслы.

      Компания Вестингауза предложила Адамсу двухфазную систему Теслы, компания «Дженерал Электрик» - трёхфазную. В октябре 1893 года Адамс  объявил, что строить электростанцию будет Вестингауз, а линию передачи до Буффало – «Дженерал Электрик». При этом предусматривалась трансформация двухфазного тока от генераторов в трёхфазный для передач – ещё одно свидетельство гибкости многофазной системы. Что же касается лорда Кельвина, то он переменил своё мнение о переменном токе.

       В 1895 году было закончено строительство электростанции мощностью 15 тысяч лошадиных сил – рекордной для того времени. В 1896 году была готова линия электропередачи, и энергия, извлечённая из Ниагарских водопадов, привела в действие промышленные агрегаты в Буффало. Удача была столь велика, что компания Вестингауза  установила на водопадах ещё семь генераторов, доведя общую мощность до 50 тысяч л.с. Вторую такую электростанцию тоже на переменно токе построила впоследствии «Дженерал Электрик». Сегодня электростанции Ниагарских водопадов, использующие систему Теслы, соединены с энергосетью Нью-Йорка. А вскоре опыт Ниагары привёл к созданию аналогичных систем в Нью-Йорке – для наземных железных дорог и трамваев, для подземки, для электрификации железных дорог.

 

 

 

 

 

 

Часть   вторая.     БОГАТСТВО  И  СЛАВА

 

 

                      СООБЩЕНИЕ  В  «ЭЛЕКТРИКАЛ  РЕВЮ»

 

 

      Возвратившись в марте 1893 года из Европы, Тесла с головой ушёл в опыты с беспроволочными системами. Отрабатывая принцип резонансной настройки цепи, он собрал больше сотни разных колебательных контуров, множество вибраторов, конденсаторов и катушек. Он доказал, что может заставить ту или иную катушку избирательно реагировать на определённую длину волны, излучаемой осциллятором, в то время как остальные катушки будут «молчать», и что настроенные электрические катушки, подобно музыкальным струнам, вибрируют в ответ не только на основную ноту, но и на многочисленные обертоны. Это свойство можно было использовать в приёмных и передающих антеннах, хотя оно мешало настройке катушек.

       В июле 1894 года в интервью издателю журнала «Ворлд» Тесла заявил: «Вы сочтёте меня беспочвенным мечтателем, но я уверен в возможности передачи беспроволочных сообщений по всему земному шару. Таким же образом можно будет передавать и электроэнергию».

         За зимние месяцы он спроектировал и построил передающую и приёмную станции; они уже работали на небольших расстояниях, в лаборатории и в пределах города. Решающий эксперимент, который, возможно, дал бы Тесле приоритет в изобретении радио, был запланирован на весну 1895 года, но 13 марта здание, где находилась лаборатория Теслы, к тому же не застрахованная, сгорело. Сгорели приборы, оборудование, а главное – записи и дневники изобретателя.

(А.С. Попов ссылался на приоритетные работы Теслы, и неоднократно. В частности, в докладе «Телеграфирование без проводов» 29 декабря 1899 года: «Употребление мачты на станции отправления и на станции приёма для передачи сигналов с помощью электрических колебаний не было, впрочем, новостью: в 1893 году в Амрике была сделана попытка передачи сигналов известным электротехником Николаем Тесла».)

       Лаборатория была собственностью «Тесла Электрик Компани», принадлежавшей Тесле и Брауну. Теперь вложенный в неё капитал погиб, а собственные средства Теслы были на исходе. Правда, он получал небольшие патентные отчисления из Германии за многофазные двигатели и динамо-машины, этих денег хватило бы ему на жизнь, но не для дальнейших исследований.

       Адамс, глава моргановской группы, построившей Ниагарскую гидростанцию, дал Тесле взаймы 40 тысяч долларов на льготных условиях, чтобы организовать новую компанию. А затем, поражённый грандиозными планами изобретателя, идеей беспроволочной передачи электроэнергии и сообщений, предложил Тесле своё дальнейшее сотрудничество.

         Такое соглашение дало бы компании помощь могущественной империи Моргана, упрочило бы финансовое будущее Теслы, как с своё время Эдисона. Но Тесла отверг этот союз. Чем он руководствовался, неизвестно. Известно только, что он никогда не был практичным человеком. Сорока тысяч долларов ему должно было хватить на три года исследований, а что будет дальше – он не заботился, веря, что изобретения принесут ему миллионы.

        Около года ушло у него на оборудование лаборатории. Почти ничего из того, что ему требовалось, нельзя было просто купить: всё делалось по заказам, под его руководством.

        Весной 1897 года он был готов снова испытывать свои беспроволочные приёмники и передатчики. В июле появилась статья в «Электрикал ревю»:

 «Почти каждый изобретатель в области телеграфии грезил о беспроволочной связи. Время от времени в физических журналах публиковались заметки об экспериментах, свидетельствовавших о том, что с проводами в один прекрасный день будет покончено, но именно на долю мистера Николы Теслы выпало создать теоретические основы и экспериментально доказать, что эта возможность не за горами… Мы получили заверение от мистера Теслы, что электрическая связь без проводов свершившийся факт. Он уже сконструировал и передающий аппарат, и приёмник, чувствительный к сигналам независимо от земных токов и направления компасной стрелки. Естественно, мистер Тесла отказался объяснить все детали своего изобретения, но дал понять, что использует так называемое «электростатическое равновесие». Если это равновесие нарушено в какой-нибудь точке земли, возмущение может быть отмечено в любой другой точке. Он сказал, что уже осуществил беспроволочную связь между удалёнными друг от друга точками, что это потребовало ничтожной затраты энергии и остаётся лишь усовершенствовать аппаратуру, чтобы добиться передачи на любое расстояние».

       Приёмник был установлен на катере, шедшем по Гудзону, передатчик – в 25 милях от приёмника, в новой лаборатории Теслы на Хаустон-стрит, причём возможности приёмника этим расстоянием не ограничивались. Через два месяца, 2 сентября 1897 года, Тесла получил на своё изобретение патенты №645576 и №649621  с описанием основных особенностей радиопередающей радиопринимающей схем. Теперь можно было подумать о публичной демонстрации этих изобретений. Она состоялась в Мэдисон-сквер гарден.

 

                  ПЕРЕДАЧА СООБЩЕНИЙ И ЭНЕРГИИ БЕЗ ПРОВОДОВ

 

   Беспроволочная передача сообщений была давней мечтой  инженеров и изобретателей. В 1879 году Дэвид Эдвард Хьюз заметил, что, когда в доме возникает электрическая искра, он слышит треск в телефонной трубке, и объяснил это взаимодействием угольного порошка с металлической мембраной: под действием электрических волн мембрана слегка прогибалась и сжимала угольный порошок, уменьшая его сопротивление. В 1884 году профессор Долбир из колледжа Тафта соорудил демонстрационную установку на том же принципе. Волны возбуждала электроразрядная катушка. В 1885 году Эдисон послал сообщение из движущегося поезда. Проволока, натянутая на одном из вагонов параллельно телеграфной линии в нескольких футах от неё, позволила перекрыть этот промежуток с помощью того самого индуктивного эффекта, который создаёт помехи в телефонных линиях, перепутывая соединения абонентов, если провода расположены близко друг к другу.

     Но всё это были «фокусы», не имевшие  практических последствий. Ещё один тип беспроволочной связи - «фотофон» разработал Белл в  1880 и 1881 гг. Фотофон передавал голос посредством светового луча. Передатчиком было тончайшее зеркальце, которое вибрировало под действием голоса и посылало солнечный зайчик на приёмник-колбу, заполненную специальным веществом, сопротивление которого менялось в зависимости  от интенсивности освещения.

      Свои эксперименты Тесла начал в 1889 году, через год после великого открытия Герца, и в 1890 году изобрёл электронную лампу – предшественницу сегодняшних радиоламп. В 1892 году он уже демонстрировал её в радиоустановке на лекциях в Лондоне и Париже. Это зафиксировано в анналах Королевского общества в Лондоне и Обществе электроинженеров в Париже. Тесла говорил: «Если в пространстве происходит какое-нибудь неуловимое движение, щётка должна его обнаружить. Я надеюсь, она найдёт практическое применение в телеграфе. С помощью такой щётки можно будет посылать сообщения через Атлантику…»

      «Щёткой» Тесла называл поток электронов в лампе. Электроны ещё не были открыты, а Тесла уже описал их природу, столь чувствительных, что дюймовый магнит отклонял их поток, луч, на расстояние до шести футов. Будете ходить вокруг лампы – луч двинется за вами. Пальцем шевельнёте, мускулом дрогнете – луч и на это отзовётся…

       На той же лекции, в 1892 году, Тесла показал слушателям лампы, горевшие без подводящих ток проводов («беспроволочный свет»), и мотор, работающий без подвода энергии («беспроволочная энергия»). А в 1893 году, собрав обширный материал, дававший ему уверенность в успехе, сообщил о своих планах Съезду Национальной ассоциации электрического освещения в Сент-Луисе и Франклиновскому институту в Филадельфии, продемонстрировав беспроволочную передачу сигналов. Он устанавливал в зале резонансную катушку с электронной лампой или лампой, наполненной газом, и заставлял их реагировать на сигналы, посылаемые издалека другой катушкой.

      Эти опыты, однако, свидетельствовали пока лишь о местном эффекте, Тесле же  нужен был мировой масштаб. «…Несколько слов об идее, постоянно занимающей мои мысли и касающейся нас всех. Я имею в виду передачу сигналов, а может быть, даже энергии на любое расстояние без проводов. Я всё более убеждаюсь в осуществимости этих идей.  В самом деле, что этому мешает?

        Мы уже знаем, что электрические колебания могут передаваться по единственному проводнику. Почему же не воспользоваться для этой цели Землёй? Расстояние не должно нас пугать. Утомлённому путешественнику, считающему верстовые столбы, Земля представляется огромной, астроному, чей взор устремлён в небеса, наша планета кажется пылинкой. Такой же, я полагаю, она должна представляться и электротехнику, который знает, с какой скоростью распространяются электрические возмущения.

      Чрезвычайно важно выяснить, какова электрическая ёмкость земного шара, каким может быть его заряд. Хотя у нас нет доказательств возможности существования заряженных рядом других тел, заряженных с противоположным знаком, всё-таки весьма вероятно, что Земля как раз такое тело. Каким бы образом она в давние времена не отделилась от большей  массы, - а это общепринятый взгляд на её происхождение, - она должна была сохранить свой заряд; так всегда бывает при механическом разделении… Если мы сможем установить период колебаний земного заряда при его возмущении, связанном с действием противоположно заряженной цепи, это будет фактом величайшей важности, который послужит ко благу всего человечества. Я надеюсь определить этот период с помощью электрического осциллятора или источника переменных токов. Один полюс этого источника будет соединён с землёй, например с городской водопроводной сетью, другой – с изолированным телом больших размеров. Возможно, противоположный заряд имеют верхние проводящие слои атмосферы или мировое пространство, вместе с Землёй образующие конденсатор большой ёмкости. В этом случае частота колебаний будет очень мала, и для эксперимента подойдёт мощная динамо-машина переменного тока. Изменяя частоту тока и наблюдая за потенциалом изолированного тела, а также следя за возмущениями в разных точках земной поверхности, можно определить резонанс. Если же частота окажется чересчур высокой и динамо-машина не подойдёт, надо будет построить специальный электрический осциллятор. Как бы то ни было, я уверен, что реальны, достижимы такие электрические возмущения, чтобы зафиксировать их в любой точке земной поверхности». (Выступление на съезде Национальной ассоциации электрического освещения.)

     На лекции во Франклиновском институте Тесла повторил эти же соображения, добавив: «Если бы удалось мощной аппаратурой возбудить быстрые вариации земного потенциала, то заземлённый провод, поднятый на некоторую высоту, пересекался бы током, который можно было бы усилить, подсоединив свободный конец провода к специальному телу…Этот эксперимент большого научного значения легче всего осуществить, пожалуй, на судне в открытом море. Если таким способом и не удастся передавать энергию, то возможность передачи сигналов не вызывает никакого сомнения».

      То есть, Тесла описал антенну, заземление, цепь, содержащую изменяемые индуктивность и ёмкость, передающую и приёмную установки, настроенные в резонанс друг с другом, и, наконец, детекторы на основе электронных ламп. Громкоговоритель он изобрёл ещё раньше.

       Когда Герц проводил эксперименты для доказательства идентичности природы света и длинных электромагнитных волн, он пытался также получить более удобные для его целей короткие волны. Первые радиотехники подражали Герцу, не задумываясь над тем, какие волны наиболее пригодны для радиосвязи. Все изобретатели беспроводной связи, кроме Теслы, вообще не представляли  себе, что волны могут быть разной длины, и стремились лишь найти средство передачи сигналов из одного пункта в другой. Никто из них не думал о радиовещательных системах, описанных Теслой в 1893 году.

 

 

                НЕВЕДОМЫЙ  СВЕТ  В  СТЕКЛЯННЫХ  ТРУБКАХ

 

   У Теслы не оставалось времени на техническую разработку, внедрение и коммерческое использование изобретений. Идей была пропасть. Экспериментируя с катушками, он менял их размеры, формы, конструкции, от обычных цилиндрических перешёл к коническим и даже к плоским, блинообразным, и обнаружил буквально россыпи неведомых до того интереснейших эффектов. Высокочастотные токи оказались математическим раем, и Тесла наслаждался уравнениями. Как бы они ни были сложны, решения он по-прежнему видел почти сразу. Решения, а вслед – изобретения, одно за другим. На их  лабораторную проверку, когда избежать её не удавалось, уходило во много раз больше времени. Так было, например, с резонансом и настройкой колебательных контуров.

     Тесла не изобрёл идею электрического резонанса, она уже соднржалась в математическом описании конденсаторного разряда, опубликованном лордом Кельвином, и отвечала физической природе переменных токов. Но Тесла превратил её из «таинственного» математического построения в сверкающую физическую реальность, впервые практически осуществил резонанс, подобрав нужные ёмкости и индуктивности, разработал способ усиления резонанса посредством индуктивного соединения двух настроенных цепей и, наконец, получил резонанс в цепи, настроенной на четверть длины волны источника первичного тока.

     Это была гениальная находка! Если взять четвертьволновую катушку и ввести её в резонанс, то один конец провода останется электрически нейтральным, а с другого посыплется дождь миллионовольтных искр, как будто спокойные воды Ниагары, достигнув уступа, обрушились в пропасть. Четвертьволновая катушка – это электрический аналог зубца камертона, обычного часового маятника или вибрирующего язычка музыкального инструмента. Сейчас электрический маятник кажется простой вещью, но изобрести его мог только человек широко и научно мыслящий, не эмпирик, не ремесленник, который лишь случайно набредает на что-нибудь стоящее.

       Высоковольтная катушка с одним нейтральным концом решила кучу проблем. Так, например, Тесле долго не удавалось найти надёжный способ изоляции высоковольтной вторичной обмотки трансформатора от низковольтной первичной. Теперь, полностью сняв напряжение с одного конца вторичной обмотки, Тесла смог подсоединить его либо непосредственно к концу первичной, либо заземлить, тогда как другой конец продолжал метать молнии.

     В лаборатории было полно разных катушек. Тесла обнаружил, что, если зарядить одну из них, рассчитанную на определённую длину волны, с ней начнут взаимодействовать рассыпая искры, другие, настроенные либо на ту же волну, либо на одну из её высших гармоник. Это была наглядная передача энергии на расстояние. Тесла понял, в чём тут дело, и решился на эффектный эксперимент – демонстрацию. Под потолком лаборатории, вдоль всех стен, он велел натянуть на изоляторах проволоку и подсоединить её к одному из вибраторов. Затем приготовил две стеклянные трубки длиной около трёх футов каждая и диаметром в полдюйма, слегка откачал из них воздух и заглушил. Затем велел потушить свет. «Как только я дам сигнал, включайте вибратор», - сказал он своим помощникам. Стоя посреди комнаты, он давал последние указания. Один из лаборантов держал руку на рубильнике вибратора.

   - Включайте! – скомандовал Тесла. И комнату залило бело-голубое сияние. Кудесник размахивал лучами, светящимися стеклянными трубками, ни к чему не подключенными, как бы не получавшими никакого питания извне. Это было в 1890 году. Такими светильниками Тесла в первую очередь оснастил свою лабораторию.

   

 

                            СВЕТИЛЬНИК – ЗЕМНОЙ  ШАР

 

   Когда Тесла занялся разработкой нового источника света, за прототип он взял Солнце. Свечение фотосферы, наружной газообразной оболочки солнечного диска, было, как тогда считала наука, обусловлено колебаниями молекул. Зимний закат в будапештском парке навёл Теслу на мысль о вращающемся магнитном поле, об использовании переменных  токов и об универсально- космической роли электрических колебаний в явлениях природы. Множество его изобретений основано на этой натурфилософской идее.

    Тесла задумал усовершенствовать технологию самой природы, раскачивая молекулы электрическими силами. Пламя, которое вырывалось из его высоковольтных катушек, было, по мнению Теслы, связано с молекулярными колебаниями воздуха. И если, замкнув газ в ограниченном пространстве, суметь привести его  молекулы в колебательное движение с помощью электрических сил, удалось бы получить и «холодный свет».

     Тесла знал об опытах английского физика Вильяма Крукса. Крукс экспериментировал с вакуумными трубками, исследовал электрическую проводимость газов в стеклянных сосудах при разных давлениях, начиная с атмосферного  и кончая глубоким вакуумом. Ток был высоковольтный, от индукционной катушки. Тесла полагал, что эти же опыты, но с высокочастотными токами, дадут новые результаты, очень важные. И не ошибся.

    Активизируя электричеством газовые молекулы, он получил четыре разновидности электрических ламп: трубки, в которых светилось твёрдое тело, люминесцирующие вещества, разряжённые газы, газы под атмосферным давлением. Пропуская высокочастотные токи через газы при различных давлениях, Тесла получал световые эффекты, превзошедшие все известные ранее. Меняя составы в трубках, он менял цвет и интенсивность свечения и пришёл к мысли, что не вся энергия излучается в видимой части спектра.

    В этих экспериментах в 1889 году Тесла заложил основы флуоресцентного освещения (ультрафиолетовых и инфракрасных лучей, преобразованных в видимый свет), изобретение которого принято датировать чуть ли не полустолетием позже, а также впервые изготовил неоновые светящиеся трубки, к тому же в форме букв и других фигур.

    В экспериментах с лампами-трубками, по оси которых натягивалась проволока, и с частично вакуумированными трубками Тесла обнаружил, что газ проводит высокочастотный ток лучше, чем металл. Это наблюдение стало отправным для многих эффектных опытов, которые, казалось, противоречили законам электричества. Один из  поразительнейших для того времени опытов выглядел так. Длинную стеклянную трубку, из которой частично откачивали воздух и заглушали её концы, помещали в ещё более длинную медную трубку. В стенке медной трубки делали вырез, чтобы было видно, что творится в стеклянной трубке. Затем медную трубку включали в высокочастотную цепь. Стеклянная трубка сразу же «загоралась», а по медной ток не шёл: он шёл по стеклу и разрежённому газу. «Газ – это проводник, способный проводить электрические импульсы любой частоты, - утверждал Тесла. – И если частоту промышленного тока удастся повысить в достаточной степени, то мы получим своеобразную электрораспределительную сеть. Изоляторами в ней служили бы металлические трубы, а проводником – газ, который питал бы электроэнергией фосфоресцирующие светящиеся трубки и другие приборы».

    В 1914 году Тесла предложил систему освещения: весь земной шар  вместе с окружающей его атмосферой должен был стать в ней одной гигантской лампой. Чем выше над Землёй,  тем воздух разрежённее, тем он лучше проводит электричество при высоких частотах, как и в вакуумированных трубках. Пример – северное  сияние. Значит, стоит только пропустить по верхним слоям атмосферы электрический ток подходящей силы и частоты, и … Правильность этих предположений подтвердилась в наши дни, когда на больших высотах у самолётов стали барахлить высоковольтные системы зажигания и ухудшилось искрообразование  на электродах свечей, а вокруг токоведущих  проводов появилась корона – свидетельство утечки тока.

   Каким именно образом можно подвести высокочастотный ток к верхним слоям атмосферы, Тесла не объяснял. Утверждал только, что не видит здесь никаких практических трудностей.

   К идее превратить весь земной шар в гигантский светильник Тесла вернулся в двадцатых годах. Но тогда у него уже не было средств для экспериментов, и он воздержался от дальнейших объяснений. Я не раз спрашивал его о деталях этого грандиозного замысла, но Тесла упорно отмалчивался. Тогда я сказал, что пишу статью о единственном способе, который, как мне представляется, не противоречит известным физическим законам: «Ваши светящиеся трубки – мощные источники ультрафиолетовых и рентгеновских лучей – могут ионизировать воздух на больших расстояниях. Вертикальный столб ионизированного воздуха станет проводником высокочастотного тока с Земли в верхние слои атмосферы…»

  - Если вы опубликуете этот план, - ответил Тесла, будьте любезны сообщить, что он принадлежит вам, а не мне!

     Впоследствии я узнал ещё об одной идее Теслы, возможно, имевшей отношение к его проекту. Он обратил внимание на то, что Земля и верхние слои атмосферы, хорошие проводники, в сочетании с приземным слоем воздуха, изолятором, образуют сферический конденсатор. Следовательно, при периодической зарядке и разрядке Земли в стратосфере возникнут электрические токи, которые заставят воздух светиться. Впрочем, не исключено, что были у Теслы и другие планы.

 

                                                ЛАМПОЧКА  ТЕСЛЫ

 

  Эдисон довёл до практического применения электрическую лампочку с нитью накаливания. Это известно. Тесла же изобрёл лампу накаливания с угольным электродом, дающую в двадцать раз больше света при том же расходе энергии. И об этом почти никто не знает…

    Впервые о лампе с угольным электродом Тесла рассказал членам Американского института инженеров  в Нью-Йорке в мае 1891 года. В центре сферического стеклянного сосуда, воздух из которого откачивался, на конце провода был укреплён шарик из огнеупорного материала. Провод соединялся с источником высокочастотного тока. При включении тока молекулы воздуха, прикоснувшись к шарику, заряжались и с большой скоростью отталкивались к стеклянной стенке, где теряли заряд и снова устремлялись к центру колбы, ударяя по шарику. В результате таких бесчисленных столкновений шарик раскалялся и начинал светиться. Температуры удавалось получить чрезвычайно высокие, в них мгновенно плавился цирконий – один из самых тугоплавких в те времена материалов, испарялись шарики из рубинов и алмазов. Изобретая лампу, Тесла не думал о высокотемпературной плавке материалов, но, как всегда, довёл эксперименты до экстремальных параметров. По его наблюдениям, самые большие токи выдерживал карбид кремния, карборунд, к тому же он не оставлял налёта на стенках колбы.

      Лампочка Теслы действительно походила на Солнце в миниатюре: тугоплавкий шарик был его твёрдым ядром, а окружающий газ – фотосферой. Можно представить себе, как он был счастлив, когда зажигал это «солнце»! Взявшись одной рукой за вывод высокочастотного трансформатора, пропуская ток через себя, он поднимал в другой руке ослепительно светящуюся стеклянную колбу и стоял так посреди лаборатории, как статуя Свободы.

     Он понял, какие перспективы открывает это явление. Каждый прилив электрических волн, вздымавшихся в раскалённом ядре-шарике, вызывал бурный ливень частичек, разлетавшихся с колоссальной  скоростью. В лампе они достигали стеклянной стенки и отражались назад. Солнце, рассуждал Тесла, тоже раскалённое тело, несущее большой электрический заряд, оно излучает ливни из крохотных частичек, ливни колоссальной энергии. Но ни у Солнца, ни у других звёзд нет стеклянных колпаков, поэтому частички улетают в окружающее пространство и постоянно бомбардируют Землю, разрушая всё, что им попадается на пути, подобно тому как в колбе они расплавляют и распыляют самые тугоплавкие материалы. Тесла считал, что, в частности, северное сияние – результат такой бомбардировки. Материалы его экспериментов но обнаружению космических частиц, к сожалению, не сохранились, но есть публикация, что он их действительно обнаружил, измерил их энергию и нашёл, что они движутся с колоссальными скоростями, обусловленными электрическим потенциалом Солнца – многими сотнями миллионов вольт.

      В те годы никто не верил в существование космических частиц; сообщения Теслы всерьёз не принимались. Когда Беккерель в 1896 году открыл радиоактивность солей урана, Тесла попытался объяснить возникновение космических лучей процессами радиоактивного распада радия, тория, урана и других элементов, предсказал, что другие элементы тоже можно сделать радиоактивными, если бомбардировать их этими лучами. Его правота подтвердилась спустя несколько десятилетий: были открыты космические лучи, доказано, что это поток стремительно мчащихся частичек материи с энергией в миллиарды электрон-вольт. Выяснилось также, что космические лучи разрушают встречные атомы, создавая ливни из их осколков. В 1934 году Федерик Жолио-Кюри открыл, что искусственную радиоактивность можно вызвать и в обычных материалах, бомбардируя их частицами…

    Лампочка Теслы стала прообразом циклотрона – устройства для разгона заряженных частиц магнитным полем. Вещества, которые не удавалось расплавлять в обычных тогдашних лабораторных печах, легко распылялись на атомы в лампе-дезинтеграторе Теслы, направлявшей на объект мощный поток дезинтегрирующих частичек, концентрируя их со всех сторон сферическим рефлектором-колбой. Получалась как бы трёхмерная лупа, разрушавшая вещество заряженными частицами, выполнявшая ту же задачу, которую сегодня решают тяжёлые установки для расщепления атомов. Она была эффективна и в то же время проста, легка, так как разрушаемый материал сам поставлял частицы, осуществлявшие дезинтеграцию.

   Ещё одно современное изобретение, прототипом которого надо считать молекулярную лампочку Теслы, - точечный электронный микроскоп. Он увеличивает объекты в 10 – 20 раз сильнее, чем электронные микроскопы традиционного типа, которые, в свою очередь, раз в 50 мощнее микроскопов оптических. В точечном электронном микроскопе заряженные частицы вылетают по строго прямым направлениям из крошечного активного пятнышка на рассматриваемом образце, находящемся под большим напряжением, и вырисовывают на сферической поверхности стеклянного шара структуру той микроскопической области, откуда они вылетели. Степень получаемого увеличения ограничивается главным образом размерами стеклянной сферы: чем больше её диаметр, тем больше увеличение. Поскольку электроны намного «мельче» световых волн, они позволяют увидеть объекты, недоступные световым лучам.

    Доводя разряжение в лампах до глубокого вакуума, Тесла получал на их шаровой поверхности фосфоресцирующие изображения того, что происходило с разрушающимся центральным шариком, и рассказал об этих экспериментах на лекциях весной 1892 года. Вот что он говорил:

   «Невооружённому глазу весь электрод представляется равномерно блестящим, но в действительности по его поверхности непрерывно движутся пятнышки, нагретые до… высокой температуры… и это значительно ускоряет процесс разрушения… Откачайте воздух из колбы до такой степени, чтобы не могло быть яркого разряда, а был слабый. Теперь начинайте медленно и осторожно поднимать напряжение. В определённый момент на поверхности шара появятся несколько фосфоресцирующих пятнышек. Очевидно, эти места подвергаются более интенсивной бомбардировке, чем другие; это обусловлено неравномерным распределением плотности электрического тока, зависящей, в свою очередь, от впадин и выступов на электроде. Светящиеся пятна на шаре всё время меняют своё расположение, что свидетельствует о быстром изменении поверхностной конфигурации электрода».

    Признание заслуг Теслы в изобретении электронного микроскопа было бы со стороны учёных актом естественной справедливости. То, что он не упомянул электрон, тогда ещё не открытый, а приписал эффект электрически заряженным атомам, нисколько не умаляет его проницательности.

    Газовые лампы излучали как видимые, так и невидимые лучи – ультрафиолетовые: «чёрный» свет. Если при смене фосфоресцирующих веществ возрастало одно излучение, другое уменьшалось, но так, что их суммарная интенсивность примерно сохранялась. А некоторую их несбалансированность приписывали тепловым потерям.

   В 1892 году Тесла обнаружил в молекулярной лампе с шариком- электродом ещё третье излучение, «особого рода», которое оставляло тени на фотопластинках, хранившихся в металлических контейнерах. С помощью этого излучения Тесла немедленно воспроизвёл опыты Рентгена, когда тот объявил в декабре 1895 года об открытии  икс-лучей. Результаты оказались очень похожими, хотя получены были при разных обстоятельствах.

    Тесла и в этом случае не думал о приоритете, не заявлял никаких претензий. Он просто продолжал экспериментировать. И пока другие исследователи повторяли опыты Рентгена, поднося просвечиваемые предметы непосредственно к трубкам, Тесла уже получал рентгенограммы, в частности, черепа на  расстоянии сорока футов от трубки.

   Итак, за два года: электровакуумная лампа и лампочка накаливания высокой эффективности, высокочастотные и высоковольтные токи, соответствующая аппаратура. И, кроме того, космические лучи, искусственная радиоактивность, дезинтегрирующий луч заряженных частиц или разрушитель атомов, электронный микроскоп и «излучение особого рода». Четыре явления из этих пяти были потом «переоткрыты», принесли другим учёным Нобелевские премии. Имя Теслы при этом никто не упоминал.

 

 

                                              РОЖДЕНИЕ   РОБОТОВ

 

  Почти всё, за что брался Тесла, приводило к сенсациям, даже когда он их не планировал. Впрочем, иногда лучше было обойтись без них – в интересах его соседей. Когда он, например, в 1896 году ставил ничем не примечательный, рядовой опыт с механическим вибратором, на территории десятка близлежащих городских кварталов вдруг что-то загремело, начались толчки, как при землетрясении. В окнах повылетали стёкла, из лопнувших труб хлынула вода, в квартирах сдвинулись вещи, на предприятиях сорвались со своих мест многотонные станки…

    Это был резонанс. Но увлечённый экспериментом Тесла ничего не слышал, не замечал даже, что и его лаборатория ходуном ходит, и, лишь когда к нему ворвались полицейские (по уже богатому опыту они знали, где следует прежде всего искать причины местных бедствий), разбил установку кувалдой: вибратор был пневматический, и такой, что его нельзя было мгновенно отключить от ресивера.

     Был у Теслы и демонстрационный механический вибростенд, стоя на котором каждый желающий мог на себе испытать различные частоты и амплитуды. И ощущения эти были «не лишены приятности», но в течение некоторого времени, а затем вибрации начинали действовать, как сильнейшее слабительное. Один гость, весьма уважаемый, как его ни уговаривал  Тесла, ни за что не желал сойти со стенда.

-         Я давно не чувствовал себя таким бодрым!

-         Мне кажется, с вас довольно…

-         Ни в коем случае! Я наслаждаюсь!

-         И всё же прошу вас сойти.

-         Вы меня краном не стянете!

-         Как вам угодно. Но помните: я предупреждал…

 Тесла не успел договорить – последовало всё, о чём он предупреждал.

  В исследованиях механических колебаний Тесла зашёл так далеко, что подумывал, не основать ли новую науку – телегеодинамику. Со временем, говорил он, можно будет научиться посылать мощные силовые импульсы через весь земной шар и с их помощью обнаруживать самые удалённые объекты. В конце 30-х годов, перед началом второй мировой войны, он объявил, что телегеодинамика позволит обнаруживать вражеские подводные лодки и другие суда, даже если они стоят на якоре с остановленными моторами, а геологам эта наука поможет определять строение Земли на больших глубинах и находить полезные ископаемые. Теперь это предсказание полностью оправдалось.

 

   На первой ежегодной электрической выставке в сентябре 1898 году, в центре  большого зала Мэдисон Сквер гарден стоял  большой бак с водой. В баке ходила модель корабля, которой Тесла собирался управлять на расстоянии, по радио.

   Радиокоманды передавались двум электромоторам. Один мотор работал на винт, другой – на управление. Судёнышко могло двигаться вперёд, давать задний ход, останавливаться, поворачивать в любую сторону. На его мачтах зажигались электрические лампочки, тоже по радиокомандам. Посетители выставки высказывали пожелания – и Тесла заставлял модель выполнять нужный маневр. Пульт управления находился в дальнем конце огромной арены.

     Тесла опять стал героем дня. Описания его экспериментов печатались в газетах на первых страницах. Понятно было, что это замечательное достижение. Только мало кто осознавал тогда всю его важность, всё значение нового фундаментального принципа – телеуправления; но одна его перспектива кое у кого сразу же воспламенила воображение: военная перспектива.

     Шла испано-американская война. Американское судно «Мэн» было взорвано в кубинском порту. Вальдемар Кемпферт, тогда студент, а впоследствии научный редактор газеты «Нью-Йорк Таймс», сказал Тесле:

-         Я думаю, что такое же судно, только больших размеров, можно начинить динамитом и взорвать в любую секунду простым нажатием телеграфного ключа…

 Как раз в то время Эдисон сконструировал электрическую торпеду, получавшую питание по длинному кабелю. Тесла тоже предложил правительству своё изобретение для военно-морских целей, но думал он, как обычно, не о конкретном аппарате, а в целом о принципе.

-         Вы видите не просто радиоуправляемую торпеду, - сказал он Кемпферу. – Перед вами первенец  расы механических существ, которые возьмут на себя в будущем самую тяжёлую человеческую работу.

        В июньском номере журнала «Сенчури мэгэзин» за 1990 год Тесла писал: «Каждая возникающая в моём мозгу мысль, каждый поступок убеждают меня в том, что я только автомат, наделённый способностью двигаться и реагировать соответствующими действиями на внешние раздражения, улавливаемые моими органами чувств… Подобные соображения совершенно естественно привели меня к идее сконструировать автомат, который реагировал бы на внешние обстоятельства точно так же. Очевидно, он должен иметь источник энергии, органы передвижения, управления и чувств… Остаются ещё функции роста, размножения и, конечно, разума… Однако способность роста мне кажется несущественной, поскольку машины можно выпускать, так сказать, взрослыми. О размножении тоже можно не заботиться: если речь идёт о механических моделях, оно заменяется обыкновенным процессом производства… И из чего сделан автомат – неважно, лишь бы он был способен выполнять задачи, требуемые от него, как от разумного существа. А для этого ему нужно нечто, соответствующее мозгу, который бы управлял его действиями и помогал находить решения в определённых обстоятельствах, решения, основанные на знаниях, логике и опыте. В последнем случае я могу использовать собственный разум, передать автомату собственную способность к пониманию и логическому рассуждению. Такова духовная предистория моего изобретения, так родилась новая отрасль, для которой предлагается название «телеавтоматика», означающая искусство дистанционного управления действиями автоматов».

     Чтобы придать автомату какую-то индивидуальную сущность, говорил Тесла, его нужно будет настроить на радиоволны определённой частоты, передаваемые со станции управления. Другие автоматы не будут реагировать на эти сигналы. Тесла подчёркивал, что уже сконструированные автоматы обладают «чужим» умом – умом оператора, посылающего им приказы. Но можно изобрести – и он, Тесла, намерен это сделать – автомат, который будет иметь «собственный» разум, то есть автомат, который, будучи предоставлен самому себе, сможет реагировать на внешние воздействия, как разумное существо. Он  сможет следовать проложенным курсом или подчиняться приказам, понимать, что следует и чего не следует делать, приобретать опыт, накапливать впечатления, которые определённым образом будут влиять на его дальнейшее поведение.

      Через 15 лет он рассказал (в неопубликованном заявлении) о своём опыте конструирования автоматов и о своих безуспешных попытках заинтересовать радиоуправляемыми устройствами как военное ведомство, так и промышленные концерны:

   «Идея сконструировать автомат… возникла у меня давно, но вплотную я не занимался ею до 1893 года, пока не начал исследования по беспроволочной связи. В течение последующих двух или трёх лет я сконструировал несколько автоматических механизмов, управляемых по радио. Наконец в 1896 году я сконструировал машину, способную выполнять множество операций…  Фотографии машины и её описание я опубликовал в «Сенчури мэгэзин» в 1900 году, затем в других журналах, а её публичная демонстрация в начале 1898 года вызвала большую сенсацию, чем любое другое моё изобретение. В ноябре того же года я получил на неё патент, причём главный эксперт специально приезжал в Нью-Йорк, чтобы увидеть машину своими глазами: сотрудники Патентного бюро не верили моим заявкам… Когда я позвонил одному официальному лицу в Вашингтон, чтобы предложить своё изобретение правительству, этот чиновник только расхохотался. К сожалению, я последовал совету моих патентных поверенных и запатентовал своё изобретение, сославшись только на передатчик и детектор хорошо известного типа, фактически же мои радиоуправляемые судёнышки управлялись несколькими оригинальными передающими контурами сразу… Чаще всего я делал приёмные антенны в виде замкнутых петель, потому что разряды моих высоковольтных передатчиков так сильно ионизировали воздух в помещении, что это влияло на работу небольших приёмных антенн. Антенны же из петель менее чувствительны к подобным помехам (теперь они получили большое распространение). Хотя такие петли улавливают гораздо меньше энергии, чем обычные антенны или длинные заземлённые провода, зато они нейтрализуют ряд существенных недостатков современных беспроволочных аппаратов.

    При публичной демонстрации моего изобретения посетителям предлагалось задавать по ходу показа простые вопросы и автомат отвечал им условными знаками. В то время это казалось чудом,  хотя всё объяснялось очень просто: ответы через автомат давал я сам. Несколько позже я сконструировал другое телеавтоматическое судёнышко. Оно управлялось посредством многовитковой антенны, запрятанной в корпус, было водонепроницаемым и могло даже погружаться в воду…

    Эти автоматы, управляющиеся оператором в пределах прямой видимости, были, конечно, лишь первыми ступенями в искусстве телеавтоматики. Следующим логическим шагом должен быть переход к управлению автоматическими механизмами за пределами видимости и на большом расстоянии от пункта управления. Я в своё время предлагал использовать в военных целях такие механизмы. Важность этой идеи теперь признана, насколько я могу судить по сообщениям печати. Обычно в них идёт речь о некоторых достижениях, якобы сенсационных, однако, с моей точки зрения, не содержащих никакой новизны. Так, например, существующее радиооборудование позволяет поднять в воздух беспилотный самолёт, заставить его летать по намеченному курсу и выполнить задание на расстоянии в несколько сот миль от места взлёта (хотя, насколько это мне известно, сейчас ещё не существует аппаратуры, обеспечивающей телеуправление с удовлетворительной точностью). Я посвятил много лет изучению этой проблемы и разработал способы, позволяющие без труда решать и более сложные задачи.

   …Будучи ещё студентом, я изобрёл летательный аппарат, совершенно непохожий на существующие. Принцип, положенный в основу изобретения, был абсолютно реален, но осуществить проект тогда не удалось: не было двигателя с достаточной удельной мощностью. Теперь я решил и эту проблему и конструирую воздушные корабли, у которых не будет ни несущих поверхностей, ни элеронов, ни пропеллеров, ни других внешних элементов и которые, обладая неимоверными скоростями, сделаются, вероятно, в недалёком будущем мощным аргументом в пользу поддержания мира. Подобную машину будут поддерживать в воздухе и увлекать вперёд чисто реактивные силы, а управлять ею можно будет по радио. Имея необходимое оборудование, подобный снаряд удастся поднимать в воздух и обрушивать почти в любой заданной точке, расположенной хоть на расстоянии в несколько тысяч миль. Но я не собираюсь останавливаться на этом».

     Как видим, Тесла описал радиоуправляемую ракету – изобретение, повторенное во время второй мировой войны. Секрет ракетного аппарата Теслы умер вместе с изобретателем, если только его нет в архиве Теслы, опечатанном после его смерти правительственными чиновниками. Впрочем, это маловероятно, поскольку Тесла, стремясь сохранить свои тайны, не доверял свои самые важные мысли бумаге, а полагался на свою память.

        «Телеавтоматы, - продолжал он в том же заявлении, - в конце концов начнут действовать так, как будто у них есть собственный разум, и их появление вызовет революцию. Уже в 1898 году я предложил представителям большого промышленного концерна изготовить и продемонстрировать на выставке автомобиль, который мог бы самостоятельно выполнять разнообразные маневры, в том числе и требующие немалого соображения. Однако моё предложение в то время сочли химерическим, и из него ничего не вышло».

 

 

                                                        СТОЯЧИЕ   ВОЛНЫ

 

  Публика и эксперты не смогли осознать значение двух великих изобретений Теслы – беспроволочной связи и телеуправления, - но идея создания автоматов или роботов не ускользнула от внимания изобретателей. Использовав её, Джон Хейс Хэммонд-младший сконструировал «электрического пса» на колёсах, который бегал за своим создателем, как живой. Его приводил в движение электромотор, управляемый световым лучом, действовавшим на селеновые элементы. Хэммонд построил также яхту, ходившую без команды. С помощью радиосигналов он отправлял её в море из бостонской гавани и возвращал обратно. К концу первой мировой войны появился беспилотный самолёт. По существу, все современные системы управления, уподобляющиеся людям, - потомки роботов Теслы.

     Тесле нужна была новая лаборатория, больше, лучше оборудованная. А 40 тысяч долларов, полученные от Адамса, иссякли. Тесла верил, что его патенты по радиосвязи в скором времени приобретут практическую ценность и тогда у него будет сколько угодно денег. Но пока их не было.

     Леонард  Е. Кэртис из «Колорадо-Спрингс Электрик Компани» услышал о задуманных Теслой грандиозных  экспериментах с небывало высокими напряжениями и пригласил изобретателя в Колорадо-Спрингс, обещая там подходящий участок земли и электроэнергию. Пришла помощь и от Джона Джейкоба Астора, друга Теслы, владельца отеля «Уолдорф-Астория». Астор дал 30 тысяч долларов, чтобы Тесла мог принять приглашение Кэртиса.

     В 1899 году Тесла и несколько его сотрудников прибыли в Колорадо с планом заменить многофазную систему более совершенной, перейти от десятков тысяч вольт к миллионам.

     Лабораторию в Колорадо, похожую на большой амбар, увенчивала деревянная башня с мачтой, на которой был укреплён медный шар, соединённый проводом с аппаратурой в лаборатории. Мачта состояла из секций, её высоту можно было регулировать. С помощью этого сооружения – изменяемой ёмкости – и весьма сложного по тем временам оборудования Тесла установил, во-первых, что Земля заряжена до чрезвычайно высокого потенциала и, во-вторых, что она обладает каким-то особым механизмом для его удержания. 5 мая 1904 года в журнале «Электрикал Ворлд энд Инжинир» Тесла писал: «Колорадо издавна славится высокой активностью природного электричества, и для своих наблюдений я нигде не нашёл бы лучших условий. Воздух здесь сух и разрежён, вода под жарким солнцем испаряется, как в котле, грозы случаются то и дело и сопровождаются свирепыми разрядами. Как-то за два часа я зарегистрировал около 12 тысяч разрядов в радиусе около 50 км…

    3 июля 1899 года (мне никогда не забыть этого дня!) я получил первое неопровержимое доказательство истины, имеющей огромное значение для прогресса человечества. Плотная масса сильно заряженных облаков скопилась на западе, и к вечеру разразилась страшная гроза. Растратив большую часть своей ярости в горах, она понеслась над равнинами. Разряды возникали через почти равные промежутки времени. Я уже научился быстро оперировать своими приборами и приготовился к наблюдению. Расстояние до грозы увеличивалось, показания приборов становились всё слабее, пока сосем не исчезли. Немного погодя показания появились вновь, становясь всё сильнее, и, пройдя через максимум, стали утихать. То же самое повторялось много раз через регулярные интервалы времени. Гроза, по расчётам, удалилась километров на триста, однако странные явления продолжались с неубывающей интенсивностью. Впоследствии то же самое наблюдал мой ассистент Фриц Левенстайн. Не оставалось никакого сомнения – это были стоячие волны. По мере удаления источника возмущений воспринимающая цепь улавливала сменяющие друг друга узлы и пучности.

      Стала очевидна чрезвычайная важность этого факта для передачи энергии. Открывалась возможность не только передавать телеграфные сообщения без проводов, что я понял уже давно, но и заставить слабый человеческий голос звучать над всей планетой. Более того: почти без потерь, на любые расстояния в пределах земного шара могли быть переданы неограниченные количества энергии».

     Чтобы лучше понять суть проблемы, занимавшей Теслу, представьте себе полную ванну. В ней можно возбудить волны, в том числе стоячие, и можно довести их до резонанса так, что вода начнёт выплёскиваться из ванны и брызги достигнут потолка. То же и с нашей планетой, «заполненной» электричеством: волны в ней , в экспериментах Теслы, возбуждались разрядами молний. Ритмически раскачивая эту среду с помощью высокочастотных колебаний большого потенциала, её можно довести до резонанса, до гигантских амплитуд (результатом чего могут быть, в частности, такие же разрушения, как и в хрестоматийной истории с солдатами, идущими по мосту).

    Тесле уже в его ранних экспериментах удавалось генерировать сверхвысокие напряжения, возбуждая электрический резонанс в настроенных на определённую частоту цепях. Теперь он обнаружил, что это можно сделать и со всем земным шаром, рассматривая его как колебательный контур, как комбинацию из конденсатора и индукционной катушки.

 

 

                                  ГРОМОВЕРЖЕЦ  ИЗ  КОЛОРАДО

 

  Что будет, какие сюрпризы готовят экспериментаторам потенциалы в десятки тысяч раз превышающие напряжение в высоковольтной линии передач? Тесла хотел, чтобы искусственные молнии били в землю с вершины лабораторной мачты, с высоты 200 футов.

 - Когда я дам сигнал, включите ток, но не более, чем на одну секунду, - сказал Тесла своему сотруднику Кольману Чито.

   Сам изобретатель встал за дверью так, чтобы видеть и распределительный щит, и вершину мачты.

-         Начнём, -скомандовал Тесла.

  Чито включил рубильник и тотчас множество молний, волосообразных разрядов появилось на обмотках на обмотках вторичной катушки и на вершине мачты.

-         Великолепно! Ещё раз и подольше! – крикнул Тесла.

   Раздалось нечто, напоминающее артиллерийскую канонаду. Лаборатория озарилась голубоватым светом, всё оборудование испускало огненные иглы, ощущался запах озона. Стрельба в лаборатории добавилась к грохоту на вершине мачты. Из пальцев Чито тоже вылетали искры, становившиеся всё длиннее и длиннее. Они кололи, как иголки, и Чито испугался, что не сможет выключить ток, когда услышит сигнал Теслы. Но сигнала не поступало, а канонада всё усиливалась. Из шара на мачте выскакивали сначала крупные голубые искры, затем они превратились в синие нити. Вот это уже не нити, а огненные стержни толщиной в руку. Наконец, вспыхнула молния, грянул гром, который, рассказывали потом очевидцы, был слышен на расстоянии 15 миль. Ещё немного, ещё одну-две минуты – и обнаружатся стоячие волны.

    Но внезапно настала тишина.

-         Чито! Чито! – закричал Тесла, - Я ещё не подавал сигнала!

    Чито молча показал на приборы: стрелки амперметров и вольтметров стояли на нуле.

-         Звоните на станцию! Они нарушили договор! Они не должны были выключать ток без моего распоряжения.

    С электростанции «Колорадо-Спрингс»  ответили сердито:

-         Включить? Что включить? Вы сожгли генератор вашими экспериментами. Больше вы энергию от нас не получите!

     Свою аппаратуру Тесла рассчитал на самые тяжёлые условия работы, в том числе и на короткое замыкание, но генератор их не выдержал. Изоляция загорелась, начали плавиться медные провода… На станции, правда, была ещё одна машина, на аварийный случай, которая приняла на себя эксплуатационную нагрузку, однако Тесле твёрдо сказали, несмотря на все его просьбы, что в дальнейшем он будет получать энергию от отдельной динамо-машины, не связанной с электросетью. И что сделать эту машину надо будет из перегоревшего генератора.

    Когда генератор был готов, Тесла возобновил опыты. За час он «накачивал» в Землю столько энергии, что её хватило бы на полтысячи хороших молний. Используя резонансный эффект, он мог бы генерировать электрические явления почище обычных молний и довольно долго поддерживать их игру. Возбудив резонанс, нужно было лишь добавлять энергию для компенсации потерь.

   «Какими бы удивительными ни казались описанные мною эффекты, они ничтожны в сравнении с теми, которые можно получить на тех же принципах, - писал он в 1900 году. – Мне удалось генерировать разряды с искрой футов в сто длиной, но без особого труда её можно было бы увеличить ещё в сто раз. Мгновенная мощность импульсов достигала 100 тысяч лошадиных сил, и я мог бы довести эту цифру до 10 миллионов… Всё, что пока сделано, это эмбриональная стадия моих планов».

   В сущности Тесла «накачивал» в Землю и извлекал оттуда поток электронов, но про них тогда ещё ничего не знали, и поток носителей зарядов считали чем-то вроде электрической жидкости. Частота «накачки и откачки» составляла 150 000 герц, что соответствовало длине волны порядка 2000 метров. Распространяясь концентрическими кругами всё дальше от Колорадо-Спрингс, волны сходились затем в диаметрально противоположной точке Земли. Там вздымались и опадали волны большой амплитуды в унисон с поднятыми в Колорадо, где электрический вибратор усиливал волну, и она мчалась обратно.

   Если бы земной шар был идеальным проводником и если бы не было никаких других потерь, кроме рассеивания, уровень резонансных токов достиг бы ужасающей разрушительной силы, хотя мощность первичного источника вибрационной энергии, находившегося в руках Теслы, не превышала 300 л.с. Гигантские напряжения погнали бы от Земли в космическое пространство потоки частиц высоких энергий, и в конечном счёте наша планета могла бы расколоться. Идеальный резонанс, однако , недостижим, и это счастье: иначе ничтожные энергетические затраты привели бы нас к катастрофам.

    Чистому резонансу не даёт развиться электрическое сопротивление земного шара, но ограниченный резонанс, с непрерывным подводом энергии для компенсации потерь, возможен.

    Если привести всю Землю в состояние электрической вибрации, то в каждой точке её поверхности мы будем обеспечены энергией. Её можно будет улавливать из мечущихся между электрическими полюсами волн простыми устройствами, наподобие колебательных контуров в радиоприёмниках, только, заземлёнными и снабжёнными сравнительно небольшими антеннами, высотой с сельский коттедж. Эта  энергия будет обогревать дома и освещать их с помощью трубчатых ламп Теслы, не требующих проводов. Для электромоторов переменного тока понадобился бы ещё преобразователь частоты: хотя Тесла разработал и высокочастотные электродвигатели, но по эффективности они уступали обычным…

   Аппаратура, которую Тесла использовал для зарядки земного шара, была очень проста: индукционная катушка и конденсатор, настроенные на нужную частоту, источник энергии (динамо-машина), трансформатор, повышающий рабочее напряжение до 30 000 вольт. Первичной обмоткой вибратора служили витки толстой проволоки, намотанные на круговую ограду диаметром 80 футов. Внутри этой ограды каждые полцикла вспыхивало и гасло мощное магнитное поле. Двигаясь от периферии к центру, кольцевые силовые линии 300 тысяч раз в секунду сокращались в длине и концентрировали всю свою энергию в центральной части помещения, где была установлена вторичная обмотка. Здесь резонирующий потенциал подскакивал до 100 000 000 вольт. Ни одному инженеру в то время не удавалось достигнуть и десятой части этой величины. Когда электромагнитная волна обрушивалась на вторичную обмотку, вызванный ею шквал с силой ударял по Земле, и мириады заряженных частиц погружались в её глубины. Следующая волна, противоположной полярности, наоборот, вырывала облако электронов из недр планеты, и они устремлялись к  разряднику – металлическому шару на высоте 200 футов. Электроны метались по поверхности шара, ища выхода, находили слабое место в окружающем воздухе и, устремлялись в эту «трещину», раскаляя до свечения её стенки. Так вспыхивала молния.

 

 

                                                 ТЕСЛА  И  МОРГАН

 

   Заставив Землю вибрировать, Тесла стал готовиться к передаче энергии без проводов. Полный отчёт о его экспериментах в Колорадо не опубликован. Да и был ли он? Тесла всё держал в памяти; всё, что должно было у него получиться, он по-прежнему представлял себе так ясно, как будто уже видит это. Любую формулу мгновенно выводил в уме, даже логарифмическую таблицу знал наизусть. Тесла не боялся, что его опередят; он ушёл так далеко вперёд, что мог себе позволить не записывать своих идей. Он был убеждён, что проживёт больше ста лет и до ста лет сможет экспериментировать. А потом – потом он составит подробный отчёт обо всех своих делах и напишет автобиографию. С этой мыслью он не расставался до 80 лет, из-за неё мы и не знаем многого из того, что он сделал, изобрёл, открыл. Но, суммируя фрагменты, опубликованные в разных изданиях, мы видим, что в Колорадо-Спрингс он не ограничился сотрясанием планеты и устройством гроз: видим, что там была испытана система беспроволочной передачи энергии. Ему удавалось питать током, извлекаемым из Земли во время работы гигантского вибратора, 200 электрических лампочек накаливания, расположенных за 26 миль от его лаборатории. Мощность каждой из них составляла 50 ватт, так что суммарный расход энергии составлял 10 кВт, или 13 л.с. Тесла утверждал, что КПД передачи превышал 95%, и был убеждён, что с помощью 300-сильного вибратора смог бы зажечь дюжину электрических гирлянд по 200 лампочек в каждой, разбросанных по всему земному шару.

    В последние годы жизни он не раз упоминал о большом практическом значении экспериментов, проведённых в Колорадо. Автор этих строк не раз уговаривал Теслу рассказать об этих опытах подробнее – он не соглашался. Тогда, может быть, он займётся их реализацией? Да, займётся, когда сочтёт нужным и когда будут средства…

     В Нью-Йорк он вернулся осенью 1899 года, убеждённый, что обогатил человечество важными открытиями, что теперь человек может рассматривать свою планету как лабораторный прибор и манипулировать её электрическим состоянием по своему усмотрению.

     Тесла привёз в Нью-Йорк фотографии гигантских электрических разрядов. Вместе с рассказом о проделанных экспериментах они стали сенсацией. Роберт Ундервуд Джонсон, друг Теслы и один из редакторов «Сэнчури Мэгэзин», попросил изобретателя написать об этом подробную статью. Тесла написал. Но Джонсон вернул её автору: это был  набор абстрактных положений – и ни одного конкретного факта. Автор лишь мимоходом коснулся своих потрясающих результатов и углубился в социально-философские дебри, рассматривая человеческий прогресс, как некое механическое явление, зависящее лишь от обеспеченности источниками энергии. Три раза возвращала редакция статью для переделки. Наконец её опубликовали. Среди читателей журнала был и известный миллиардер Джон Пирпонт Морган, питавший слабость к изобретателям и любивший выступать в роли мецената. Морган пригласил Теслу к себе и с удовлетворением убедился, что изобретатель работает один, без компаньонов и сидит на мели, не имея средств для продолжения экспериментов. С коммерческой ценностью его изобретений Морган был знаком: он был хозяином всего Ниагарского проекта. Тесла заменил в своё время электростанции Эдисона с их полумильным радиусом действия своей энергосистемой переменного тока, охватившей целые промышленные районы. Теперь он готовился перейти к глобальным масштабам энергораспределения.

    Экономические перспективы такого интернационального предприятия захватили даже видавшего виды Моргана. Правда, у практичного миллиардера сразу  возникла уйма вопросов. Впишется ли глобальная беспроводная энергосистема в существующую социально- экономическую структуру общества? Не приведёт ли она к таким потрясениям, которые сведут на нет её чисто технические преимущества? Кто будет контролировать её работу? С кого собирать за неё плату и каким образом? Что делать с проектом мировой радиосистемы для трансляции новостей, музыки и научно-просветительских передач, которую предлагает Тесла?

    Морган понимал одно: человек, породивший «суперэнергетику», готовится к созданию «гиперсуперэнергетики», которая грозит вытеснить всех конкурентов с энергетического рынка. Нужно было немедленно вступить в игру и либо заполучить все открытия Теслы в свои руки, либо сделать так, чтобы они никогда не увидели света.

    Разумеется, ведя переговоры с изобретателем, Морган избегал этих щекотливых тем и вёл себя только как меценат, готовый помочь осуществить гениальные замыслы. Он как бы оказывал Тесле безвозмездную финансовую поддержку. Тесла получил от Моргана около 150 тысяч долларов  сразу и приблизительно столько же в течение последующих нескольких лет. Эта поддержка принесла и побочный результат: слухи о связях Теслы со знаменитым миллиардером повысили деловой престиж изобретателя.

     Впрочем, когда Морган охладел к Тесле, об этом тоже стало известно, и деловой престиж Теслы заколебался.

      

Часть третья.     СОМНЕНИЯ  И  КОЛЕБАНИЯ

 

                                «МИРОВАЯ  СИСТЕМА»

 

    На деньги Моргана Тесла купил для новой лаборатории большой участок Ворденклифф на Лонг-Айленде. Замысел был и на этот раз грандиозный: энергопередающая станция с тысячами работников, этакий Радио-Сити, передачи на всех частотах, полная монополия радиовещания. Энергопередающие установки – близ Ниагарского водопада.

    Тесла опубликовал об этом брошюру. «Мировая система» радиовещания, писал он, позволит осуществить мгновенную беспроволочную передачу любых сигналов во все части света, причём без всякой замены существующих телеграфных, телефонных и прочих установок связи. С обычного телефонного аппарата можно будет вызвать любого абонента на земном шаре. Абоненту понадобится лишь приёмник величиной с карманные часы.

    «Мировая система» основывалась на открытиях и изобретениях Теслы, о которых мы уже рассказали. Первую электростанцию мощностью до 10 млн. л.с. предполагалось построить быстрее, чем за год. Среди многих задач, которые она должна была решить, Тесла назвал такие: создание помехоустойчивой системы телеграфной связи; универсальное распределение общественно-политических новостей по телеграфу и телефону; мировая система передачи частных сообщений; глобальная система передачи музыки; повсеместное измерение времени с помощью астрономически точных часов, не нуждающихся в обслуживании; факсимильная передача написанных или напечатанных текстов, чеков, писем и тому подобного; универсальная навигационная система для морских судов (станет возможным определять  без компаса курс и местоположение любого судна и этим избегать катастроф); воспроизведение в любой точке земного шара фотографий, рисунков и звукозаписи.

    Таким образом, ещё в начале двадцатого века была намечена всеобъемлющая программа радио, до сих пор ещё не реализованная.

    В Ворденклиффе Тесла работал и над идеей мировой электростанции на Ниагарском водопаде и был настолько уверен в успехе, что в 1903 году заявил о своём намерении осветить будущую мировую выставку в Париже ниагарской энергией, передаваемой без проводов. В марте 1904 года он писал в журнал «Электрикал Ворлд энд Инжинир»:

    «Первая из моих центральных установок давно была бы закончена, не случись непредвиденных задержек, абсолютно не связанных с принципиальной стороной дела. Однако за это время нам удалось создать передатчик, который может генерировать волновой пакет мощностью 10 млн. л.с. в импульсе. Одного процента этой мощности хватит, чтобы «всколыхнуть» земной шар. Доступная нам энергия превышает вдвое мощность Ниагарского водопада… Ниагарская энергетическая компания преложила мне заманчивые условия, и я постараюсь оправдать её ожидания. От нашей первой энергетической установки я собираюсь передавать 10 тыс. л.с. при напряжении 10 млн. вольт… Этой энергией будут пользоваться преимущественно мелкие потребители, рассеянные по всем континентам. Одна из основных задач – освещение одиноко стоящих домов. Вакуумным трубкам, работающим на высокочастотном токе, требуется очень мало энергии: для них будет достаточно небольшой антенны на крыше. Другое важное применение – привод электрочасов и другой аналогичной аппаратуры… Единое время в глобальном масштабе – соблазнительная идея, она наверняка встретит всеобщее одобрение, так же, как и централизованное управление множеством других приборов…Я собираюсь продвигаться вперёд медленно и осторожно. Опыт научил меня не назначать твёрдых сроков для предприятий, осуществление которых зависит не только от меня. Но я уверен, что реализация этих грандиозных планов уже не за горами и что после первых шагов она будет следовать с астрономической точностью».

    Дальше Тесла рисует картину будущей счастливой жизни человечества, когда неуязвимые для помех и перехвата сообщения помчатся на любые земные расстояния, когда звуки человеческого голоса с тончайшими модуляциями и интонациями будут легко воспроизводиться в любой точке планеты, когда сила падающей воды, подхваченная турбинами, понесёт через пространство энергию судам на море, ддомам на суше и летательным аппаратам высоко в воздухе.

 

                                                  СВИНЦОВЫЙ  ГРУЗ

 

  Однако Тесла не желал заниматься «коммерческим изобретательством». Если бы он позаботился хотя бы о положенных ему процентах прибылей, поступавших только от медицинской аппаратуры, в которой использовался его трансформатор, средств для работы над «Мировой системой» было бы более чем достаточно.

    Кредиторы стали предъявлять Тесле судебные постановления. Платить было нечем, и в 1905 году лаборатория прогорела, в мире предпринимателей начались разговоры, что и Морган отказал Тесле в финансовой поддержке, разумеется, из-за практической неприменимости «Мировой системы». И Тесла пальцем не пошевельнул, чтобы это опровергнуть. Ещё в 1896 году он мог наладить систему радиосвязи между морскими судами и берегом, а может, и через океан, и монополия на всю эту технику оказалась бы в его руках. В том же году Лондонская компания Ллойда просила оснастить её судно аппаратурой для радиопередачи сообщений о ходе международных соревнований яхтсменов, но и это весьма выгодное предложение Тесла отклонил: он хотел демонстрировать свою систему только всему миру, никакие другие предприятия его не интересовали. В нём говорил сверхчеловек: всё или ничего! Если быть, то быть Юпитером, а не Меркурием.

(Меркурий – бог «вестников» и торговцев у римлян.)

   Джордж Шерф, секретарь и бухгалтер в Ворденклиффской лаборатории Теслы, всячески старался установить контакты с деловым миром. Но чем лучше он узнавал Теслу, чем сильнее привязывался к гениальному изобретателю, тем больше его, как бухгалтера, огорчала неделовитость, «несобранность» Теслы: затраченные лабораторией деньги никогда не возвращались обратно.

   Неразговорчивый Шерф (слова из него нельзя было вытянуть о Тесле, тем более в осуждение Теслы) сам тщательно обдумывал пути реализации каждого нового сконструированного Теслой прибора: изучал рабочие характеристики устройства, возможности его применения и продажи крупным предприятиям. Всё было напрасно. Тесла, даже узнав, что многие компании извлекают из его запатентованного трансформатора гигантские прибыли, не пожелал предъявить этим компаниям иск. Хотя сам же любил повторять: «Если бы они уплатили мне хотя бы по 25 центов за каждый проданный трансформатор, я стал бы богатым человеком».

    Шерф считал, что отказ Теслы от предложения компании Ллойда – ошибка, что она обошлась лаборатории в миллионы. Но Тесла сказал:  «Мистер Шерф, всё это мелочи, я не могу тратить на них время. Подождите немного, и вы увидите поистине великое открытия, на пути к которым я сейчас нахожусь, тогда все мы станем миллионерами».

    Это время так и не наступило. Верный Шерф оставался с Теслой до самого закрытия Ворденклиффской лаборатории, после чего перешёл в компанию по добыче серы. Впрочем, один день  в неделю он продолжал безвозмездно работать у Теслы, улаживая запутанные финансовые дела изобретателя. Тесла же легко шёл на всё новые и новые расходы, не сообразуясь с тем, есть ли на это средства. Деньги тянули его на дно, как свинцовый груз, они были проявлением низменной мирской суеты, они нагло претендовали на его время и силы.

 

 

                                                      ТУРБИНА  ТЕСЛЫ

 

  После неудачи с «Мировой системой»  Тесла вернулся к разработке другой своей идеи, старой, - к турбине. Машина эта, кстати, могла бы приводить в движение генераторы его «Мировой системы»; по расчётам, она в основных характеристиках во столько же раз превосходила современные ей паровые поршневые машины, сохранившиеся со времён Уатта и Ньюкомена, во сколько его переменные токи превосходили постоянные. Тесла придумал паровую турбину нового типа: серию надетых на полый вал дисков, к которым пар поступал со стороны внешних окружностей и, проделав между дисками сложный спиралеобразный путь, уходили сквозь осевое отверстие вала.

    Тесла сообщил в 1902 году, что он работает над проектом «силовой станции, свободно умещающейся в шляпе». Такой простой, маленькой и в то же время мощной будет его турбина! Первая модель 1906 года, мощность в 30 л.с., действительно умещалась в его котелке. Самые крупные её детали были длиной в 6 дюймов, весила она меньше 10 фунтов. Три лошадиные силы на фунт! Но Тесла выдвинул лозунг: «20 л.с. на фунт веса!» - и даже заказал себе почтовую бумагу, украшенную таким грифом.

(дюйм равен 25,4 миллиметра; фунт – примерно 400 грамм)

    У первой модели  турбины было 12 дисков диаметром 5 дюймов. Вместо пара она приводилась в движение сжатым воздухом и достигала скорости вращения 20 тысяч оборотов в минуту. Впоследствии Тесла собирался использовать как горючее нефть. При этом отпала бы нужда в котлах, производящих водяной пар.

    Если бы он вовремя довёл до конца проект своей турбины, тогда именно она  вытеснила бы громоздкие и неэффективные поршневые машины конца века. Однако за годы, в течение которых он занимался токами высокой частоты, получили распространение паровые турбины других конструкций, с роторами и лопатками. Эти турбины уступали машине Теслы в простоте, но были уже внедрены в производство.

    В 1910 году Тесла создал более крупную модель, с дисками диаметром 12 дюймов. При скорости в 10 тысяч оборотов в минуту она развивала мощность в 100 л.с., причём по сравнению с первой моделью резко повысился КПД: скорость вращения ротора понизилась вдвое, а выходная мощность утроилась. В течение 1911 года были введены новые усовершенствования: диаметр дисков уменьшился до 9,75 дюйма, скорость вращения понизилась до 7 тысяч оборотов в минуту, а мощность поднялась до 110 л.с.

     «При соответствующем изменении параметров, - говорил Тесла, - мощность такого двигателя может возрасти до 1000 л.с. В принципе она может расти беспредельно. Как и двигатели внутреннего сгорания, применяемые в автомобилях и самолётах, эта турбина может работать на газе, который гораздо эффективнее, чем пар. Это подтверждают мои эксперименты».

       Вдохновлённый успехом своих малых моделей, Тесла сконструировал большой двигатель, который собирался испытать на Уотерсайдской станции – главной станции Эдисоновской компании. Тем самым он вторгался в святая святых Эдисона, своего давнего противника. Их многолетняя вражда не утихала, теперь, отчасти по вине Теслы, он поссорился и с администрацией Уотерсайда.

      Дело в том, что, будучи прирождённой «совой», Тесла предпочитал работать ночами. Предоставив в его распоряжение рабочих, администрация, конечно же, предполагала, что они будут монтировать и испытывать установку днём. Но Тесла редко появлялся на станции раньше пяти вечера – появлялся каждый раз с требованием, чтобы отобранные им рабочие оставались для сверхурочной работы. Увлечённый своим замыслом, он  ни с кем не считался, и естественно, что ему платили той же монетой. Не все относились к нему так же бережно, с таким пониманием, как Джордж Шерф. Ни от кого нельзя было этого требовать.

      На демонстрационные испытания двух новых турбин Тесла пригласил множество гостей. Он сказал им, что экспериментальная установка развивает мощность в 200 л.с., так как турбины одноступенчатые, а давление пара понижено. И что многоступенчатая установка даст при полном давлении 600 л.с., а в больших многоступенчатых установках потребление пара можно будет снизить до 12 фунтов в час на 1 л.с., и приблизиться в этом отношении к теоретическому минимуму. Иными словами, можно создать турбины, в которых энергия расширения пара практически полностью перейдёт к валу.

  (Надо сказать, что все турбины Теслы, которые дошли до контрольных испытаний, были одноступенчатыми, в них использовалась лишь треть энергии пара. Задуманы же они были по меньшей мере для двухступенчатого процесса. Даже вторая ступень увеличила бы мощность турбины в два , а то и в три раза. Но инженеры компании Эдисона в этом не разобрались или не захотели разобраться. Поползли слухи, что турбина Теслы неприменима на практике, что Тесла пустой мечтатель, фантазёр. Тем не менее именно его одноступенчатая турбина, почти в том самом виде, в котором она была впервые испытана в 1910 году, прослужила прообразом той, которая 25 лет спустя была установлена на Уотерсайдской станции. Этот очень маленький двигатель был установлен между бойлерами и обычной турбиной, снимал «сливки» с пара повышенного давления, понижал его давление, после чего пар подавался на другие турбины.)

   В то же самое время компания «Дженерал Электрик» осваивала турбину Кертиса, а компания Вестингауза – турбину Парсонса; обе компании не обратили внимания на турбину Теслы. В конце концов ею заинтересовалась Милуокская машиностроительная компания, производившая поршневые двигатели, турбины и другие установки, однако Тесла опять повёл переговоры на редкость бестактно: игнорировал инженеров и по любому поводу обращался прямо к президенту компании Эллису Чалмерсу. Пока инженеры изучали его заявку и готовили по ней  технический отчёт, Тесла убедил правление компании принять его проект к разработке, так и не дав высказаться другим специалистам.

     Всего были смонтированы три турбины. Вот выдержка из отчёта инженера Ганса Дальстренда об их испытаниях:

   «Мы построили паровую турбину мощностью в 500 кВт, работающую со скоростью 5 600 оборотов в минуту… Турбина Теслы не выдерживает конкуренции со свободноструйной турбиной уменьшенного размера. Кроме того, не ясно, выдержит ли ротор, учитывая лёгкость его конструкции и одновременно высокую нагрузку, продолжительную эксплуатацию.

     Всё вышесказанное в равной степени относится и к большой турбине, работающей со скоростью3 600 оборотов в минуту. При демонтаже этой установки выяснилось, что диски сильно деформировались, и, по мнению специалистов, при более длительной нагрузке они окончательно вышли бы из строя.

     Газовая турбина не была смонтирована вследствие того, что от мистера Теслы не удалось получить удовлетворительно разработанный технический проект – он ограничился лишь приблизительным эскизом, сделанным по памяти».

    Видимо Тесла ушёл с контрольных испытаний. И не было в Милуоки ни Вестингауза, ни Шерфа – некому было там спасать положение. Позже, уже в 20-е годы, я спросил Теслу, почему он прервал работу в компании Чалмерса. «Они бы всё равно не построили таких турбин, какие мне были нужны», - ответил он.

   Может показаться, что Дальстренд незаслуженно сурово оценил турбину Теслы. Но это не так. То, о чём говорил Дальстренд, совпадает с описанием недостатков одноступенчатой турбины, которые обнаружил сам Тесла на предшествующих испытаниях: если турбина одноступенчатая, используется лишь треть энергии пара, а чтобы использовать оставшуюся энергию, турбину нужно включить в многоступенчатую установку.

    В последние годы возобновился интерес к турбине Теслы и в инженерных кругах стали поговаривать о том, что фирмы-изготовители турбин Парсонса и Кертиса, возможно, включат турбину Теслы как одну из ступеней в многоступенчатую установку. Такой поворот дела связан с появлением новых сплавов, с нужными термодинамическими и механическими свойствами. Будь турбина Теслы смонтирована как двух- или трёхступенчатая установка (что сразу сделало бы её сравнимой с турбинами Кертиса и Парсонса), а также будь она выполнена в благоприятных условиях, очень может быть, что благодаря простоте её конструкции именно она оказалась бы самой экономичной в эксплуатации и в производстве.

(Теоретически турбина Теслы, сделанная по патенту США №1061206 от 6 апреля 1913 года,  могла работать с КПД 50%. В те же годы Тесла получил патент №1061142, заявленный 21 октября 1909 года, на двигатель, который считается прототипом современной газовой турбины).

 

 

                                                   МЕДАЛЬ   ЭДИСОНА

 

     В 1912 году из Шведской академии прибыло уведомление, что кандидатом на Нобелевскую премию по физике за 1912 год выдвинуты Никола Тесла и Томас Альва Эдисон. Однако премия так и не была им вручена, её присудили впоследствии шведскому учёному Нильсу Далену.

    Многое в этой истории осталось неизвестным. Известно только, что Тесла отказался принять премию, хотя очень тогда нуждался в деньгах. Другие соображения имели для него большее значение.

     Он не раз говорил мне, что изобретатели бывают двух категорий – создатели полезного оборудования и первооткрыватели новых научных принципов. Себя он относил ко второй категории, Эдисона к первой и считал, что их нельзя ставить на одну доску: это затушёвывает истинную ценность их работ.

     Кроме того, на решение Теслы, вероятно, повлияло и то , что за три года до этого Нобелевская премия была присуждена Маркони. Сначала признать первенство Маркони, а потом разделить премию с Эдисоном! Нет, с таким умалением его заслуг перед человечеством он согласиться не мог.

(Рассказывая обо всём этом, биографы Теслы ссылаются на газеты. Но, по утверждению хорватского историка В.Н.Негована, Эдисона никогда не представляли к Нобелевской премии, так как «его вклад в развитие физики нельзя считать новаторским», а Теслу выдвинули только в 1937 году. И хотя работы Теслы были признаны гениальными, к тому времени они уже оказались не новыми, поэтому премию Тесла не получил).

   Через пять лет, в 1917 году, Американский институт электроинженеров решил присудить Тесле медаль Эдисона, считавшуюся высшей инженерной наградой. Председателем комиссии по присуждению медали был вице-президент Американского института электроинженеров В.А. Беренд, одним из первых понявший значение открытых Теслой переменных токов, друг Теслы. Беренд разработал изящный математический аппарат – так называемую круговую диаграмму, с помощью которой расчёты проектов электродвигателей переменного тока превратились в ясную, легко разрешимую задачу, и написал ставший классическим учебник «Индукционные моторы».

    Беренд приложил максимум усилий к тому, чтобы Эдисоновская медаль досталась Тесле, считая, что оказывает величайшее уважение изобретателю, и с радостью взял на себя миссию вестника. Но Тесла отказался от медали. Почти тридцать лет назад в том же Институте электроинженеров он рассказывал о вращающемся магнитном поле и многофазной системе. Его открытия послужили основой для трёх четвертей всех институтских работ, но все тридцать лет награды доставались другим и за куда более скромные результаты. Тесла написал Беренду горькое письмо:

    «Институт хочет наградить меня своей почётной медалью, чтобы я прицепил её на лацкан пиджака и битый час дефилировал перед присутствующими… Эта жалкая пантомима послужит не к славе Теслы, а к вящей славе Эдисона, который незаслуженно делит лавры с каждым награждённым».

    Все-таки Беренду удалось уговорить Теслу принять медаль. В соответствии с ритуалом, награждённый должен был произнести ответную речь. (Когда-то, готовясь прочесть в институте лекцию о своих открытиях, Тесла затратил немало усилий, изобретательности, времени и  денег на оборудование для демонстрации опытов. Теперь у него не было ни оборудования, ни средств). Тесла побывал на нескольких утренних заседаниях съезда. И всё это время Беренд, не зная, что взбредёт на ум капризному лауреату, не отходил от него ни на шаг. Потом они вдвоём отправились в отель Сен-Реджис, в то время служивший Тесле домом, и переоделись к вечеру.

    Празднование открылось парадным обедом в Клубе инженеров в честь нового лауреата; были приглашены почётные гости – все прежние лауреаты Эдисоновской медали, члены комитета и высшие должностные лица института. После обеда блестящее собрание выдающихся электротехников мира направилось в находившееся по соседству здание Объединения инженерных обществ, в большой зал, где должно было состояться вручение медали. Зал ломился от публики. Все заняли свои места. Гул затих. Однако вовремя начать церемонию не удалось: главного виновника торжества не оказалось на месте.

     Обыскали все холлы и коридоры, сбегали в обеденный зал клуба – Теслы нигде не было. Снова обыскали все аудитории – тщетно. Беренд выбежал в парк, услышал птичий шум и щебет и по какой-то ассоциации вспомнил сцену перед самым их уходом из отеля Сен-Реджис. В одной из комнат номера, которую Тесла превратил в свой рабочий кабинет и одновременно в контору, на письменном столе  с откидной доской сидели голуби. Тесла подошёл к распахнутому окну, тихо свистнул, и в окно влетели ещё несколько голубей. Тесла и их накормил, а выходя, сунул в карман бумажный пакетик.

    Беренд выбежал из парка, поспешил к Пятой авеню. Так и есть! Тесла кормил голубей у собора святого Патрика, рядом с публичной библиотекой. Вернув Теслу в зал, Беренд шепнул председательствующему, что Тесле было дурно, но сейчас всё в порядке. Открытие церемонии задержалось на двадцать минут.

    В поздравительной речи Беренд напомнил, что по удивительному совпадению ровно 29 лет назад, в тот же день и час, Никола Тесла доложил здесь о своей системе многофазных переменных токов. «С тех пор , как вышли в свет «Экспериментальные исследования по электричеству» Фарадея, - сказал Беренд, - наша наука не знала открытия крупнее, чем многофазные переменные токи. Если бы мы вдруг решили изъять из промышленности результаты трудов мистера Теслы, все наши предприятия оказались бы парализованными: остановились бы трамваи и поезда, города погрузились бы во тьму, замерли бы заводы и фабрики. Плоды трудов мистера Теслы… стали основой основ науки об электричестве. Его имя – это целая эпоха.

     Мы просили мистера Теслу принять эту медаль. Мы сделали это не для того, чтобы воздать ему должное или чтобы увековечить его имя: до тех пор, пока промышленность  будет нуждаться в новых открытиях, его труды будут неотделимы от самого понятия науки электротехники, и имени Теслы забвение  угрожает не больше, чем именам Фарадея и Эдисона. …Мы просим вас, мистер Тесла, хранить эту медаль в знак нашей благодарности – за творческую мысль, за мощный, подобный революции импульс, который вы сообщили науке и искусству электротехники. Вам было суждено увидеть труды вашего гения претворёнными в жизнь – что большее может выпасть на долю человека?»

    В заключение Беренд перефразировал известные строки Попа, посвящённые Ньютону:

      Природа и её законы

      Во мраке спрятаны давно,

      Но Бог сказал: «Да будет Тесла!»-

      И стало всё освещено.

  Запись ответной речи Теслы не сохранилась.

 

                                                       «ЛУЧ  СМЕРТИ»

 

   В 1933 году Тесла сообщил в газетах, что открыл источник энергии, в сравнении с которым сверхмощные турбогенераторы – жалкие пигмеи.

    Имеются несомненные свидетельства, что Тесла разрабатывал систему постоянных токов высокого напряжения для передачи электрической энергии на большие расстояния. Способов получения постоянных токов высокого напряжения не существовало, и именно поэтому основой энергетики стала система многофазных переменных токов Теслы. Но постоянный ток высокого напряжения позволил бы снизить потери энергии. Тесла разработал не только такую систему, но, кажется, и генератор постоянного тока высокого напряжения, и новый тип двигателя постоянного тока, работающего без коллектора.

   Судя по всему, он хотел связать систему постоянного тока с системой беспроволочной передачи энергии на переменном токе. Вот тут-то, по-видимому, у него и возникла мысль о так называемых лучах смерти. В конце 30-х годов намёки Теслы на сделанные им открытия становились всё туманнее и многозначительнее, а отношение к нему всё более и более скептическим. Он не желал раскрывать физическую природу своих изобретений до получения патентов, но не мог подать патентные заявки, не представив действующие модели. А моделей не было, потому что не было денег. Все доходы Теслы шли на уплату долгов. Однако он никогда не впадал в отчаяние.

   «Я много работаю над своими открытиями, о которых вам уже говорил, и благодаря которым надеюсь получить кругленькую сумму с восемью нулями (конечно, не считая центов), а значит, смогу построить станцию беспроволочной передачи энергии. Не решаюсь вам признаться, какой переворот совершит эта моя станция…»

    Вероятно, этим изобретением, о котором он не откровенничал, и была его система получения и передачи постоянного тока.

    В интервью 1933 года он заявил, что систему постоянного тока можно будет применить, если удастся преодолеть некоторые трудности, связанные с изоляцией линии передачи.

    Через год Тесла сделал ещё одно заявление о проекте передачи энергии с помощью лучей, но такое неясное, непонятное, что в прессе оно появилось под дешёвым рекламным названием «Луч смерти», а в «Нью-Йорк уорлд телеграмм» проект был охарактеризован как «туманный». Тесла ответил статьёй в той же газете 24 июля 1934 года: «…с помощью объекта, над которым я сейчас работаю, можно будет передавать на огромные расстояния больше энергии, чем это возможно с помощью любых других лучей.

   Конечно, всем свойственно ошибаться, но, основательно проверив свои практические и теоретические результаты, я преисполнился глубоким убеждением, что на этот раз открываю миру нечто превосходящее самые смелые мечты учёных всех времён».

   Спустя 3 года, в 1937 году, он позволил мне напечатать сообщение в «Нью-Йорк геральд трибюн» об открытых им лучах, несущих энергию. В своей заметке я сделал упор не на стратегическое значение нового вида энергии, а на возможности, открывающиеся перед судоходством: благодаря передаваемой энергии суда, пересекающие океан, смогут освободиться от тяжёлых грузов топлива.

    Воспользовавшись случаем, я хотел склонить Теслу к тому, чтобы он обнародовал какие-нибудь конкретные технические детали, но он парировал каждый мой вопрос и ничего не сообщил, кроме того, что строительство береговой передающей станции обойдётся примерно в 2 миллиона долларов и что энергия будет передаваться лучами диаметром всего в стотысячную долю квадратного сантиметра. Другим газетам он сказал о миллионной доле.

   Позже я напечатал нечто вроде критического разбора его проекта. В надежде вызвать Теслу на разговор, я рассмотрел свойства электромагнитного излучения всех частей спектра. Не найдя такого излучения, характеристики которого подтверждали бы практическую осуществимость открытия  Теслы, и рассмотрев свойства всех известных материальных частиц, я доказывал, что в природе не существует частиц, которые отвечали бы поставленной задаче… Он не дал никакого проясняющего дело ответа на мою статью.

    В 1938 году, в день своего рождения, Тесла вкратце рассказал гостям о методе межпланетных коммуникаций, с помощью которого можно передавать не только слабые сигналы, но и мощные потоки энергии. Заявив, что берётся, например, в скором времени вызвать такой эффект, который можно будет увидеть в тёмной части молодой луны без всякого телескопа, поскольку это будет нечто подобное раскалённой точке, по яркости не уступающее звезде.

   В этой системе он предполагал использовать напряжение в 50 миллионов вольт, но не сказал, будут использованы переменные или постоянные токи.

   И в заключение приведём отрывки из текста лекции, написанной им самим, но прочитанной заочно в Институте помощи иммигрантам:

   «…Большую часть прошедшего года я посвятил изобретению  нового небольшого и компактного аппарата, с помощью которого можно будет передавать значительные количества энергии без всякой дисперсии в межзвёздное пространство на любое заданное расстояние. Я собираюсь обсудить с моим другом Джорджем Хойлом, великим астрономом и специалистом по Солнечной системе, возможности применения этого аппарата для его астрономических исследований. Одновременно с этим я собираюсь послать точное описание и расчёты моего изобретения во Французский институт для представления его на соискание премии Пьера Гусмана, с тем чтобы использовать 100 тысяч франков премии, которая, я убеждён, будет присуждена мне, на установление связи с другими планетами… Ради этой великой исторической миссии, ради того, чтобы совершить это чудо, я бы отдал свою жизнь».

 

ОТ   РЕДАКЦИИ

 

В четвёртой и пятой частях книги содержатся главным образом рассуждения Теслы и О`Нейла о природе таланта. Рассуждения во многом спорные, устарелые по существу, однако это не умаляет их исторической ценности: они основаны на уникальной биографии Теслы.

 

Для лучшего ознакомления с биографией Никола Тесла рекомендуем прочитать следующую литературу на русском языке:

1.      Цверава Г.К. «Никола Тесла». Ленинград. «Наука», 1974г., 185с.

2.      Ржонсницкий Б.Н. «Никола Тесла». Москва. «Молодая гвардия»,1959г.225с.

3.      Джон О`Нил. «Электрический прометей». Москва. «История технологии»,1944г.


Comments