БОДЕ-КОЛЫЧЕВЫ И ТОЛСТЫЕ

В северо-восточной части нашего Апрелевского края совсем неподалеку друг от друга расположены усадьбы, связанные с именами двух замечательных деятелей отечественной культуры  — Толстовское Крёкшино, где Лев Николаевич Толстой трижды гостил у В. Г. Черткова, и Лукино (нынешняя резиденция Святейшего Патриарха Московского и Всея Руси,  принадлежавшая когда-то семье Боде-Колычевых, в роду которых наиболее известен Михаил Львович Боде-Колычев (1824-1888), историк, археолог, коллекционер. Краевед Ирина Самохина, подробно занимающаяся в Апрелевском краеведческом обществе  исторической местностью Лукино-Переделки-Измалково-Чоботы-Федосьино, подготовила интересную статью о пересечениях судеб семей Боде-Колычевых и Толстых. В настоящее время АКО переписывается с живущим в Бельгии потомком семьи Боде-Колычевых Николасом Д' Юдевалем (Nicolas d'Ydewalle), который любезно предоставил ряд материалов по истории своего рода.


ИРИНА САМОХИНА 

В ПЕРЕДЕЛКИНЕ ВСЁ ЕСТЬ...


   В экскурсиях по Переделкину можно услышать о советских писателях, о Патриаршем подворье, но редко вспоминают о семье Л.Н. Толстого. Разве что в музее Б.Л. Пастернака посетители могут увидеть иллюстрации художника Л.О. Пастернака к роману Толстого «Воскресенье». В этом музее рассказывают о встречах семьи Пастернаков с Л.Н. Толстым.  
Я же хочу напомнить о некоторых удивительных, на мой взгляд, переплетениях судеб семьи Боде-Колычевых с семьей Л.Н. Толстого. Переделкинская усадьба Лукина с середины XIX века до революции принадлежала семье барона Михаила Львовича Боде-Колычева. Так сложилось, что многие члены этой семьи стали близкими друзьями и родственниками Л.Н. Толстого. 

Семья барона Боде-Колычева в имении Лукино 
(Фото предоставлено Nicolas d'Ydewalle)

   Хозяйка имения Александра Ивановна баронесса Боде-Колычева родилась первым ребенком в семье действительного статского советника шталмейстера Черткова Ивана Дмитриевича и Елены Григорьевны в девичестве Строгановой, дочери графа Г. А. Строганова. Александре едва исполнилось 5 лет, когда при родах умерла ее тридцатидвухлетняя мать. От матери девочка унаследовала смиренный и мудрый характер. Она внимательно и нежно относилась к своим младшим братикам и сестренкам. На портрете можно увидеть ее с младшей сестрой Сонечкой. Выйдя замуж за обер-гофмейстера барона М. Л. Боде-Колычева, Александра не потеряла связь с родными.

Брат Александры Григорий был младше ее на год. Получив хорошее образование, он выбрал военную карьеру и дослужился до генерал-адъютанта. Был женат на Елизавете Григорьевне Чернышевой-Кругликовой. В 1854 году у них родился сын Владимир, племянник Александры Ивановны Боде. Этот одаренный юноша вырос весьма оригинальным для того времени. С молодости у него пробудилась тяга к духовным исканиям. Владимир вспоминал о себе: «Будучи двадцатидвухлетним гвардейским офицером, я прожигал свою жизнь, предавшись всем классическим порокам. Я жил как в чаду, с редкими промежутками отрезвления. Бог! Если Ты существуешь, то помоги мне — я погибаю. Так от всего сердца взмолился я однажды и раскрыл Евангелие на том месте, где Христос называет Себя Путём, Истиной и Жизнью. Я получил облегчение, и радость моя в эти минуты была невыразима». В 1883 году Владимир Чертков познакомился с Л. Н. Толстым, став его единомышленником и помощником. Он был единственным человеком, о котором Л. Н. Толстой смог сказать: «Бог дал мне высшее счастье. Он дал мне такого друга, как Чертков». К Владимиру Черткову в Крекшино Толстой приезжал в октябре 1887 года, в январе 1888 года, а в последний раз с 4 по 18 сентября 1909 года. Из Москвы до Крекшино можно было добраться по дороге, которая проходила рядом с усадьбой Лукино. На приведенном фото Толстой и Чертков сняты возле крёкшинского дома

Заезжал ли Владимир к своей тете мне неизвестно. Думаю, что весьма вероятно. Александра Ивановна прожила в Лукино до 1898 года и была свидетельницей дружбы племянника с Львом Николаевичем. Похоронена баронесса рядом со своим мужем в лукинской усыпальнице Боде-Колычевых. 
В книге Алексея Буторова «Собиратели и меценаты московского английского клуба» есть небольшой отрывок, посвященный встрече дух членов клуба Льва Николаевича Толстого и Михаила Львовича Боде-Колычева. Приведу небольшую цитату из этой книги: «В истории бывают странные совпадения. Стоустая московская молва когда-то утверждала, что старшина Московского Английского клуба «старый граф Ростов», один из героев «Войны и мира» Л.Н. Толстого, жил в доме другого члена клуба – барона Михаила Львовича Боде. В соответствии с этой легендой Московский горком партии в 1958 году поддержал предложение «общественности» об установке во дворе этого дома памятника постоянному посетителю Московского Английского клуба графу Льву Николаевичу Толстому во дворе городской усадьбы Боде-Колычевых в Москве на Поварской улице. 

Толстой, всегда искавший реальных прототипов для своих героев, старался описывать и их реально существовавшие дома. Как-то раз он спросил в клубе у барона Боде, не сердится ли тот, что его дом выведен в романе. «Нет, – ответил барон, – наоборот, горжусь». Могли ли собеседники тогда представить, что любимая дочь Льва Николаевича Толстого Таня будет воспитывать внуков Михаила Львовича?

Дочь Михаила Львовича и Александры Ивановны Боде-Колычевых Мария Михайловна Боде-Колычева вышла замуж Михаила Сергеевича Сухотина.
В этом браке родилось 6 детей. В 1897 году Мария Михайловна умерла. А в 1899 г. Михаил Сергеевич женился на дочери Льва Толстого - Татьяне. Младшая сестра Татьяны Львовны - Александра Толстая оставила воспоминания об этом событии. 
«Ей (Татьяне — И.С.) было уже тридцать пять лет. Михаил Сергеевич Сухотин — ее будущий муж — был много старше ее. От первой жены у него осталось шесть человек детей, двое из них старше меня. Она долго колебалась. – Ну как ты, Сашка, думаешь, – спросила она меня, – выходить мне замуж или нет? Я ничего не ответила. Уткнувшись в подушку дивана, я громко заревела. Сестра засмеялась, а потом и сама заплакала. Не было человека в доме, который сочувствовал бы Таниному замужеству. Все были против. Мама всегда мечтала о блестящей партии для своей любимицы. Ей хотелось, чтобы Таня вышла замуж за Михаила Александровича Стаховича или за графа Олсуфьева, у Тани не было недостатка в женихах. И вдруг она выходит замуж за вдовца с шестью детьми! Даже старая прислуга ворчала: - И что это с Татьяной Львовной сделалось? На таких детей идти! В церкви я не могла удержаться от слез, хотя и боялась, что Таня заметит и обидится. Отец тоже плакал. Я конфузилась, когда после свадьбы Михаил Сергеевич предлагал мне называть его на "ты".
Говори мне "ты Михаил Сергеевич". Это будет и по-родственному и почтительно, – уговаривал он меня. А я смотрела на седого, почтенного старичка с круглым брюшком и не решалась. Только много позднее я привыкла к нему и стала называть дядей Мишей. С течением времени все полюбили Михаила Сергеевича. Веселый, остроумный, с прекрасным характером, он всегда вносил оживление. Отец любил говорить с ним, играть в шахматы. Мы подружились и с его семьей. Ближе всех я сошлась с Наташей и моим ровесником Мишей». Софья Андреевна записала в дневнике, что, когда дочь уходила в церковь, «Лев Николаевич так рыдал, как будто прощался со всем, что у него было самого дорогого в жизни». 
   Несмотря на все опасения и тревоги, брак оказался счастливым, хотя Татьяна Львовна долгое время не могла родить живого ребенка. Четверо первых детей родились мертвыми. И лишь 6 ноября 1905 г. в семье родилась дочь Татьяна, которая осталась их единственным ребенком. У Татьяны Львовны сложились прекрасные отношения не только с мужем, но и с его детьми. Судьбы детей М. М. Боде-Колычевой и М.С. Сухотина сложились для того времени вполне благополучно благодаря теплому отношению новой семьи отца. 
   Лев Михайлович Сухотин занимался историей. Был сотрудником историка академика С.Ф. Платонова. 
   Михаил Михайлович Сухотин окончил факультет правоведения. Л.Н. Толстой выделял его из всех, говоря, что Михаил – самый милый из Сухотиных. Он поступил в кавалергарды. Был весьма талантлив. В первую мировую войну редактировал "Львовский вестник", любил поэзию и сам писал стихи. Неожиданно оказался в Красной армии, ходил в "буденовке". 
   Алексей Михайлович Сухотин стал известным лексикологом. Был холост. Скоропостижно умер в эвакуации. 
   Федор Михайлович Сухотин умер в Италии от чахотки. В его могилу в 1950 году похоронили мачеху, Т. Л. Толстую-Сухотину. 
   Сергей Михайлович Сухотин был одним из участников заговора против Григория Распутина. Судьба Сергея Михайловича является еще одной связующей ниточкой между Боде-Колычевыми и Толстыми. В 1921 году состоялся его брак с внучкой Льва Николаевича Софьей Андреевной Толстой. Брак был недолгим. Вскоре после свадьбы у Сергея Михайловича случился инсульт, его парализовало и супруги развелись. В 1925 году Софья Андреевна вышла замуж за поэта Сергея Есенина. 
   В 1909 году Наталья Михайловна Сухотина вышла замуж за князя Николая Оболенского. В этом браке тоже, хотя и опосредованно, прослеживается связь двух семей. Дело в том, что Николай Леонидович Оболенский в первом браке был женат на Марии Львовне Толстой. 

   Марии так же, как и ее сестре, Татьяне, брак принес много испытаний. С мужьями они были счастливы, но обе страдали одной и той же болезнью. Они донашивали детей до семи-восьми месяцев и рожали мертвых. Частые беременности Марии Львовны большею частью разрешались на пятом- шестом месяце мертвым младенцем, от чего она часто болела. В мае  1904 г. она родила мертвого сына вполне доношенного (7-8 месяц), после чего её надежды иметь ребенка иссякли. Поправившись, Мария Львовна уехала в Ясную Поляну, где простудилась, заболела крупозным воспалением легких и в 1906 г. в возрасте 35 лет умерла.
   В браке Николая и Наталии Оболенских родилось 4 детей: Сергей, Мария, Дмитрий и Елена. Николай Леонидович Оболенский по просьбе Толстых с 1917 по 1922 гг. был управляющем в имении "Ясная Поляна". После неоднократных арестов Оболенский с семьей выехал в 1925 г. во Францию, принял католичество и с 1928 г. работал библиотекарем в аббатстве Св. Андрея в Бельгии, где и скончался. Наталья Михайловна умерла в 1925 году в эмиграции и похоронена в Каннах. 

   Потомки младшей их дочери Елены сейчас живут в Бельгии. Совсем недавно установилась электронная связь с сыном Елены Nicolas d'Ydewalle. В этой статье помещены фотографии, которые он нам любезно переслал. 
   Вот так неожиданно вспомнили мы в Переделкине о судьбах двух семей Боде-Колычевых и Толстых.