История Татарки


Ф 



ТАТАРКА – ДЕРЕВНЯ ССЫЛЬНЫХ

Из истории Нижнего Приангарья

Текст исправлен и дополнен в 2016 г.

Дорогим землякам, подвергшимся  репрессиям советской власти , посвящается


Струны памяти печальные поют,

В песнях тех родные имена встают и лица.

Тяжелый путь людской не должен повториться

И быть не должен смыт забвения волной.


Надежда ЛЯЛИНА-ШАДРИНА



Несколько лет назад в одной из красноярских газет прочла о своей родной деревне Татарке Мотыгинского района Красноярского края, что ее название произошло, потому что, якобы, основана она татарами. А в одной из телепередач (съемки происходили в окрестностях деревни, на Ангаре), в частности, было сказано, что деревня Татарка основана староверами. Оба эти утверждения ошибочны, искажают историю края и моей малой родины. Староверы действительно в настоящее время там живут, но к ее основанию непричастны, а татар по национальности среди односельчан, строивших поселение, не было.

Мои односельчане, живущие ныне в разных уголках края и страны, собрали воспоминания тех, кто участвовал в основании деревни, были первыми ее жителями, работали в колхозе "Труженик", воевали в Великую Отечественную. Многое помним и знаем мы, их дети, родившиеся в Татарке в годы войны и в послевоенное время. Поделились своими воспоминаниями, оказали помощь в сборе материала Тихонова Лидия Яковлевна, Золотуева Аграфена Григорьевна, Силинский Михаил Панфилович, Кучин Степан Михайлович, Савин Иннокентий Никитич, Агапонова (Тихонова) Валентина Георгиевна, Баранова (Сердюк) Людмила Ивановна, Тихонова Раиса Константиновна, Бронникова (Трушина) Мария Алексеевна, Никифорова (Сафонова) Альбина Васильевна, Васильева (Попова) Нина Михайловна, Нефедов Владимир,Силинская( Мальцева) Нина Михайловна, Савин Николай Никитич, Филиппова(Антипова) Валентина Александровна,  Тюрина (Антипова) Ирина Владимировна,Шадрина Ирина Васильевна.  Есть данные из письменных воспоминаний Лапшаковых Афанасия Евгеньевича и Георгия Евгеньевича, Ивановой- Гавриловой Анастасии Сергеевны, Авериной-Соболевой Нины Васильевны, Токмаковой Нины Михайловны ,Кирилловой Нины Андреевны и других моих земляков. Здесь есть также сведения из второй книги "Возвращение крестьянских имен", изданной в 1997 году Информационным центром УВД Читинской области и Музеем истории Забайкальской милиции под редакцией кандидата исторических наук Родионова Виктора Константиновича, главного редактора читинской газеты "Земля" в те годы. К сожалению, не удалось найти первую часть этой книги. Вторую часть этой книги сохранили Лапшаков Геннадий Викторович и Баранова-Сердюк Людмила Ивановна.  Некоторые сведения  взяты с сайта "Красноярский мемориал" о репрессированных и расстрелянных 1931- 1938 годов. Оказали техническую помощь в оформлении материала Александр Сафонов, Сергей Кармацких, Александр Дымель, Евгений Дымель, Джастин Дони, Андрей Лялин. Редактор сайта и корректор Наталия Лялина.


ПРЕДЫСТОРИЯ


Мои односельчане родом из Читинской области, из Забайкалья -- забайкальские казаки, степные люди. Многие из них воевали в Первую мировую. В армию брали со своей лошадью. Так, Нестеров Яков Гаврилович был на войне с 1914 по 1918 годы, вернулся раненым. Бронников Алексей Давыдович прошел эту войну, был есаулом сотни, сотником. За мужество, проявленное в Польше, награжден Георгиевским Крестом, награду эту вручил ему сам царь Николай Второй.Тихонов Георгий Кузьмич награжден двумя Георгиевскими крестами за проявленный героизм в Первую Мировую.

...Обжитые, родные места Забайкалья. Созданные трудом ни одного поколения крепкие крестьянские хозяйства, добротные дома -- и нелегкая, но привычная, с утра до потемок, работа в полях и на своих подворьях, обеспечивающая не бедную жизнь и кормящая страну. Жили большими семьями: зачастую вместе с родителями взрослые сыновья уже со своими семьями. Когда для молодых отстраивались отдельные дома, им выделялась доля из отцовского хозяйства, и они продолжали крестьянское нелегкое дело. Со стариками родителями оставался младший сын со своей семьей,так повелось. Работал стар и мал.

Но наступили страшные для крестьян времена.


ТРИДЦАТЫЕ ГОДЫ


...1930-е. Аресты, ссылка... Кормильцев страны объявили врагами народа, зерно и скот забрали в коммуны, мужиков и старших сыновей арестовали. Женщинам, детям, старикам дали на сборы два часа, приказав взять продукты на двое суток и запретив везти с собой вещи и одежду. Всех собрали на станции Оловянная. Здесь к семьям присоединили освобожденных из-под ареста мужиков, но не всех. Некоторые были отправлены на лесозаготовки, стройки и жили далеко от семей. Были случаи, что семьи воссоединялись только спустя годы. Многих крестьян мужчин бросили в тюрьмы, разлучив их с семьями на долгие годы или навсегда. Токмаков Федор Данилович был расстрелян в Енисейской тюрьме в 1933 году. Богданов Николай Васильевич так же был расстрелян в этой тюрьме в том же 1933г.. Тихонов Арсений Митрофанович, поранившись на лесосплаве, умер в Енисейске в   1933 году. Никитин Селиверст Егорович отбыл в хабаровской тюрьме пять лет, к семье в Татарку вернулся лишь в 1936 году. Это только некоторые установленные факты того времени, показывающие, что уже в первые годы после репрессии самая работоспособная часть крестьян уничтожалась либо содержалась в тюрьмах.

 ...Людей погрузили в товарные "телячьи" вагоны и повезли в Красноярск. В вагонах тесно и душно. В дороге дети просили пить, но на стоянках зачастую конвой лишь забирал обрезанные бочки, "параши", а на просьбу о воде показывали кулак, говоря: "Вот вам, кулакам, -- пейте!" Матери, успокаивая детей, облизывали их пересохшие губы. Уже в дороге были первые умершие, их выносили, а остальную семью везли дальше , так вспоминала Лапшакова Анна Венедиктовна, мать восьмерых детей, младшему только год.

Наспех взятая из дома еда закончилась ведь ехали шестеро суток. В Красноярске ссыльные меняли одежду на продукты. Многих отправили в пересыльный пункт, специально возведенный в городе за высоким забором, оттуда в Казахстан, в Томскую, Новосибирскую области, на север. Других погрузили на теплоход "Косиор" и баржи, отправили по Енисею, высаживая семьи по окрестным селам или на пустынный, дикий берег. Многих довезли до поселка Стрелка Енисейского района: часть народа, женщин и детей, высадили у протоки на пустыре, где они должны были выживать, пока в назначенном комендатурой месте  построят первые бараки и землянки. Матери обменивали оставшуюся одежонку на хлеб, живя с детьми в "балаганах"  полуземлянках. Осенью попытались отдать детей в школу, но сибирская зима прервала учебу полураздетых, голодных детишек ссыльных.
...Множество народу повезли дальше, даже на плотах, вниз по Енисею, на север, и по Ангаре.

Мои односельчане были доставлены на барже, "илимке", на правый берег Ангары -- туда, где в нее впадает горная речка Татарка. Это километров в тридцати от устья Ангары, от Стрелки. От названия речки и произошло имя будущей деревни. Баржу эту, груженую лопатами, топорами, пилами, мешками с мукой тянули вверх по течению Ангары мужики и женщины. Старики и дети шли берегом пешком.

Август 1931 года. Баржа причалила к берегу. Красивые дикие места. Лишь избушка бакенщика виднелась на ангарском берегу, местами пологом, местами обрывистом, крутым яром сходящим к воде. На сотни верст глухая тайга, "медвежий угол", как говорила моя мама. Семьи все большие, многодетные: Бронниковы, Кучины, Кирилловы, Пешковы, Богдановы, Коробейниковы, Cилинские, Левович,  Ивановы (две семьи), Филипповы (четыре семьи), Пакуловы,  Тихоновы (две семьи,  родственники), Мыльниковы, Никифоровы, Чупровы, Гавриловы, Шадрины (две семьи,  родственники), Нестеровы, Золотуевы, Лапшаковы, Васильевы, Барановы, Бутины, Лаврентьевы,  Лихановы, Токмаковы (две семьи, родственники), Петровы, Шпик, Белозубовы, Шниперовы, Никитины, Козловы,  Таскины, Гавриловы,  Кабановы,  Сверкуновы,  Тетерины, Куклины, Юдины, Юринские, Аверины ... Со многими сосланы и престарелые родители. Многие семьи были доставлены на место поселения на  баржах-илимках в полном составе, с детьми и стариками.

...Хлынул уже не летний в Сибири проливной дождь. Ребятишки, оказавшиеся под открытым небом, жались к матерям. Те, соорудив из шалей и юбок подобие крыш, укрывали маленьких. Кому посчастливилось, укрылись под лодками бакенщика. Вещей ссыльным взять с собой из родных забайкальских домов не разрешили. Что  успели натянуть на себя и детей вот и весь скарб. Начали приспосабливаться выживать в диком месте. Вырыли в крутоярье Ангары и притока углубления для выпечки хлеба и варки хлебова, начали рыть землянки, валить лес для первого барака,  зима ждать не будет, корчевать тайгу под строения, огороды, первые поля. А всего-то инструмента: топор, пила да лопата, техники никакой. Работали на износ. Ребятишки, подростки наравне со взрослыми. Страшный гнус разъедал тело до ран, до корост. Только со временем Нестеров Яков Гаврилович первым в поселении выгнал березовый деготь, а женщины научились шить накомарники из конского волоса, что и спасало от кровожадного гнуса в дальнейшем. Обувь надели под зиму, берегли. Осенью первый барак был готов. Тогда-то из Стрелки  были доставлены оставленные там семьи. В бараке поместили четыреста пятьдесят человек, так что ночью некуда было поставить ногу вставшему по нужде , спали вповалку на нарах и на полу. Когда отстроили еще два барака, разделив их на комнатки-клетки, селили в каждую по четыре семьи, по числу углов "клетки" (по воспоминаниям Токмаковой Нины Михайловны).

Здесь помещаю воспоминания Кирилловой Нины Андреевны, опубликованные на страницах Красноярского МЕМОРИАЛА,записанные14.04.1996г. В.С. Биргером.

Кириллов Андрей Павлович(1883-1938гг) летом1931г.по решению тройки ВСК от 16.06.1931г.из Карасар Оловянинского района Читинской области был департирован с семьей. Жена Елена Васильевна(1894-1937), дети:Галина(1914-1942гг.),Таисия(1916г.,живет в г. Красноярске),Милитина (1918г.. живет в Самарканде),Валентин(1920г., живет в Красноярске), Нина( 1926г., живет в Красноярске),Николай (1935г., живет в Красноярске).

Их выгрузили в Красноярске и отправили вниз по Енисею в Удерейский (ныне Мотыгинский район). Они попали в ссылку в пос. Татарка на правом берегу Ангары, за 30 км от ее устья. Еще одна дочь Тамара родилась в ссылке в 1932 году. В ссылке же родился сын Николай в 1935 году. В начале 1938 года, во время повальных арестов, пришли за Андреем Павловичем. Но забрать его не успели: он тут же умер( вероятно, от инфаркта).

Вот что вспоминает Нина Андреевна:

..."Когда началась эта смута в 1930 году, мне было 4 года... Я была с раннего детства так запугана, что всего боялась. Со слов Мили ( старшей сестры), папу арестовали и увезли в Читу, а маму с пятью детьми выгнали просто на улицу, и принимать ее в своей деревне никому не разрешали. Она перебиралась поблизости в деревушки, и оттуда тоже изгоняли. И, в конце концов, мы оказались на станции Оловянная. Приютили нас знакомые Большаковы. Их тоже из-за нас притесняли...

 И вот опять воспоминание- мама ведет меня в Чите- деревянный тротуар, она в одной руке тащит большой бидон с супом(передача на всю камеру)папе в тюрьму, а другой тянет меня за руку. Идти далеко, я устала, запинаюсь, на голове у меня повязан атласный платок и вязаная шапочка. Я не заметила как она соскользнула и потерялась. Мама сердится. Потом мы стояли, ждали, когда пропустят в комнату свиданий. Там с одной стороны перегородки стояли заключенные, а с другой мы.Папа дает мне конфету, видимо, из передачи.  Потом мы стоим на улице и смотрим на тюрьму. Из- за решетки маячит что-то темное. Мама берет меня на руки и говорит, что это папа, но я ничего не вижу.Как ехали из Читы, не помню, но вот у Большаковых помню двор, и как мама посылала Галю за молоком. Это мне показалось далеко, через прямую длинную улицу. Галя купила четверть молока(3-х литровая бутыль). Мы шли уже обратно, и Галя сказала:"Беги за мной!", и сама быстро побежала. Она увидела, что к воротам подъехали две телеги. Я со слезами бежала за ней. Это приехали за нами, везти в ссылку.

Мама, конечно, знала, что это случится,но все же куча детей, и надо все необходимое погрузить на две телеги, а они ведь без бортов, что там войдет. И одежду надо, и еду. 

Время на сборы дали 30 минут. Мне тоже кто-то сказал:"Что стоишь,  бери что- нибудь!" Я взяла два ночных горшка, так с ними и шла за телегой. 

Привезли нас в церковь. Там на пол свалили в кучу все вещи, и так у всех. Так там в церкви и познакомились Валя( брат) с Костей Тихоновым( тоже из семьи ссыльных) и дружили до смерти Кости.

Горшки эти нам очень пригодились . Ведь нас везли в товарных вагонах как скот, без окон, и набито было народу столько, сколько можно затолкать .Сколько дней нас везли, я не знаю. Было очень тесно и душно. Никакой щели, все закрыто. Иногда останавливались среди поля, кругом охрана, разрешали вылезть, справить нужду, а в остальное время надо было терпеть.

Как доехали в Красноярск, я не помню. А помню уже большую длинную баржу, вещи в куче на палубе.

 Мама ушла на другой конец палубы готовить что-то поесть. Миля сидела, караулила вещи, а я плакала и просилась к маме. А все ходили согнувшись, так как всем взрослым сделали прививку от тифа. Почему- то кололи в живот. Мне не делали, так как я была маленькой 5 лет.

Видимо, в Стрелке нас перегрузили с баржи на завозню (большая лодка), катером довезли до устья Татарки. ЗДЕСЬ БЫЛА ОДНА ИЗБУШКА, В НЕЙ ЖИЛИ РЫБАКИ АЛЕКСАНДРОВЫ. (Выделенное шрифтом отмечено в письменных и устных воспоминаниях земляков, моими родителями, которые в составе своих семей также были первыми поселенцами будущей деревни. Александровы, возможно, были непросто рыбаками, а и бакенщиками на Ангаре. Н. Л.)

У Александровых была корова с теленком.

 Берег был крутой и тайга темная. ВОТ НА ЭТОТ ДИКИЙ БЕРЕГ НАС И ВЫГРУЗИЛИ.Сначала людей было немного-Богдановы, Коробейниковы,Токмаковы, Тихоновы. Потом еще привезли. У всех по куче детей. У кого были взрослые дети( мужчины), те построили себе балаганы, а у нас только Валя(брат)11 лет. Пошел дождь, очень много комаров и мошки. Но мама была все же женщина умная, прихватила с собою брезент, им и прикрылись. А потом нам сделать балаган помогли. В яру берега нарыли такие норы-печки, топили их как печки, варили пищу и даже пекли хлеб.

 К осени пригнали плоты и построили барак, длинный, один на всех. Лес был мокрый, и со стен текло, но все- таки не на улице жить. Посредине стояла железная бочка с трубой, ее топили все время. Во всю длину барака сделали нары, и их делили по одной доске на человека, но все же не на полу спать. Так перезимовали. Потом приехал папа. Он был совсем больной и слабый, но все равно стало легче. На следующий год построили еще несколько домов. Их делили по жребию на 2-3 семьи каждый. Наш дом в Татарке до сих пор стоит. Мы жили две семьи, разделенные заборкой из досок не до потолка, но все- таки подобие отдельной комнаты. Через год построили еще дома, и мы остались одни в половине дома.

 Организовали артель, назвали ее "Труженик". Председателем выбрали Петрова, а папу, как самого грамотного, счетоводом.Навезли еще много семей, и получилась деревня. Раскорчевывали тайгу, сеяли хлеб ( в основном рожь), на гарях урожай получался хороший. Был и общественный огород. Не знаю откуда, но появились лошади, коровы, куры. Но это позднее. А в 1933 году был страшный голод, умирали по несколько человек в день. Ходили опухшие от голода и ослабленные лихорадкой ( малярия) Добрая половина поумирала , но кто мог шевелиться, работали от темна до темна.

 За это время папу арестовывали два раза и увозили в Енисейск, и маму в Стрелку один раз. Муся была еще грудная, кормить ее нечем было, молока взять негде. Не знаю, чем кормили, но через несколько дней мама вернулась. Все требовали золото, но его отобрали еще в первый раз в Карасаре- колечки, сережки. Папу привезли из тюрьмы совсем слабого. Он ходить не мог, и его выхаживали, как могли- у него был туберкулез.

В 1934году построили школу, и в двух комнатах учились все 4 класса.

...В 1935 году родился Коля. А в 1937г. 30 октября мама умерла в родах. Девочку назвали Музой. После смерти мамы нас осталось: Галя, Миля, я, Муся, Коля и Музочка,Валя.

...После праздника 7 ноября папа слег с высокой температурой, все время бредил,звал родственников и просил помочь нам, и 17 января 1938 года утром умер. После смерти мамы прошло два с половиной месяца.  И хоть дома умер, потому что вскоре после смерти  приехали его опять арестовывать, но опоздали. 

 Зиму мы дожили с Галей, а летом приехала сестра мамы Валентина ( ее мы называли Кока), и очень рано, чуть светало мы погрузились в лодку (кто взялся нас везти, не помню), и уплыли в Стрелку. Фактически она нас украла (Кока), не поставив в известность коменданта, и спасла, иначе нас растолкали бы по детдомам, и судьба наша была бы совсем другой. Кока была героической женщиной. Пожертвовала своей жизнью ради нас. Со Стрелки мы плыли несколько дней на пароходе в Красноярск. Музочке было 9 месяцев, кормили ее молоком, которое покупали на пристанях. Она заболела дизентирией и умерла уже в Красноярске.

 Жили мы  в полуподвальной комнате 6 кв. м. Даже на полу места не хватало спать, но так как было лето, мы вечером мыли пол в коридоре и там спали на полу. А потом Миля уехала в Енисейск в школу медсестер. Валя жил в общежитии ФЗУ,а мы вчетвером Кока,я,Муся и Коля ютились на 6 кв. м.

Когда родители умерли, мне было 11 лет, Мусе 5 лет,Коле 2 года. Остались мы живы и не сделались бродягами благодаря Коке. Вечная ей память."


  
...Зимой мужики, женщины и молодежь валили лес. Голод, который начался сразу же после высадки ссыльных на ангарский берег и особенно усилился зимой, уносил множество жизней. Дети  вымирали. Не успевая хоронить, тела складывали в штабеля, их заносило снегом. Обезумевшие от горя матери с весны впряглись на раскорчевку пней. Выжившие пухли от голода, не выходя из многолюдного барака до тепла, зимней одежды не было, так писала в письме в газету "АиФ на Енисее" Аверина Нина Васильевна, по мужу Соболева. Ее отец Аверин Василий  Васильевич 1909 года рождения, вальщик леса, был стахановцем труда, о нем писала довоенная газета "Красноярский рабочий".
Речка Татарка зимой. Фото: Валерий Никитин. 1962 г.


Всеобщий голод 1933 года еще более ухудшил положение репрессированных. Он унес полдеревни. Хоронили умерших без гробов, на деревенском кладбище, на крутом утёсе над речкой Татаркой, выцарапывая на могильных камнях имена да даты. Живые, опухшие от голода, ели крапиву, пучку, грибы, змей, опилки. Крошечного пайка муки не хватало многодетным семьям. В семье нашего деда Шадрина Елизара Дмитриевича, работящего крестьянина, хорошего семьянина, и бабушки Аграфены Андреевны умерли восемь детей,годовалый внук Коля, невестка Елена Ниловна ( о судьбе ее мужа Степана неизвестно) и сами дед и бабушка. Выжили трое братьев: Александр, Прокопий (наш отец) и Андрей. Другая наша бабушка, Никифорова Александра Константиновна, отчаявшись после смерти двух маленьких дочерей, спрятала в жатву горсть колхозного зерна, была поймана конвоем. Всю ночь просидела она в холодном сарае, но наутро была выпущена со строжайшим наказом.  Множество народа, особенно детей, схоронили земляки.

В эти страшные голодные годы колхоз оправлял в Стрелку молодых женщин и девушек, которые тянули  большую лодку с хлебом, изнашивая по каменистому берегу ни одну пару лаптей, выданных правлением колхоза. Баржей управлял старик, имени которого, к сожалению,не установлено. Об этом рассказывала Бронникова Антонина Федоровна, которой не раз приходилось тянуть баржу. Но дети, оставшиеся в голодные годы без родителей, не были выброшены на улицу. О них заботились родственники, соседи, и даже помогали учиться. Так наш отец с помощью односельчан и двоюродного брата Шадрина Иннокения Прокопьевича  сумел закончить пятый класс, живя в интернате в Маклаково, а потом стал работать в колхозе. Валентина Гаврилова, оставшись сиротой, выросла в семье брата Леонида. О заботе о детях в те трудные предвоенные и первые послевоенные годы говорит тот факт, что в маклаковском интернате вместе с детьми проживала колхозная повариха, в обязанности которой входило не только кормить учеников, но и  следить за их учебой. Подтверждение тому сохранившаяся фотография, где вместе с  молодежью, в центре, женщина из Татарки.

...Работящие и рачительные хозяева, живя в это время в Забайкалье, мои земляки пережили б голодное время, сохранив детей и родных, но ссыльные были нищими по воле правительства и понесли колоссальные потери на Севере, в Казахстане, в Сибири, погибая от голода.

О, народ! Нет границ твоему терпению, как нет границ и бедам твоим!

...Только в 1934 году завезли в колхоз "Труженик" коров, и на каждого ребенка стали выделять по 0,5 литра молока...


С 1932 года в поселение прибывали еще семьи по распоряжению комендатуры. 1938 год прошелся по ссыльным ангарским  и енисейским деревням и приискам арестами и расстрелами. Вдов и детей расстрелянных  доставляли в Татарку с Гребня, Копьевска, Шааргана, Бабушкиной Горы, приисков Удерей, Елизаветинский, Центральный, Леонтьевский и других.  До войны комендатура  переселила в   Татарку Савиных, семьи Кабановой Татьяны Алексеевны,  Марченко, Галат,    Бронниковой Евгении Петровны, Кущ, Мирсановых, Печеных, Беломестновых,Белокопытовых, Шавлач , семью Гамулинской Феклы Ивановны, Гилевых,Самбурских, Буториных, Токмакова Андрея Николаевича с семьей, Скавитиных...  Тяжела, зачастую трагична история семей ссыльных.  Большинство из этих семей- вдовы и дети расстрелянных .   Савина Никиту Филипповича , сосланного в Копьевск, расстреляли в 1938 году, а его семью доставили в Татарку, откуда его сын Иннокентий выехал с семьей одним из последних, а младший его брат, Николай Никитич, уехал в начале пятидесятых годов учиться. Третий сын Никиты Филипповича, Иван, погиб на войне в 1945 году, призван на фронт в неполные 18 лет.

 ...Лесозаготовка была одной из главных задач. Самых здоровых, грамотных отправляли на Енисей и вверх по Ангаре создавать лесопункты. Так по распоряжению комендатуры уезжали и из Татарки, в основном молодежь, оседали на новых местах, создавали семьи. Потому, наверное, мы, младшее поколение, не помним Юдиных, Коробейниковых, Ивановых (семья Ивана Никифоровича) и других. Уехала молодой девушкой моя тетя Никифорова Анна Иннокентьевна в Степановку на Енисее, вышла там замуж за ссыльного Нефедова. Переселение происходило под строгим надзором комендатуры: паспортов у ссыльных не было, права на переезд самостоятельно тоже.

Никитина Васса Андриановна, муж которой до 1936 года находился в тюрьме Хабаровска, оказалась с детьми Харламом 20 лет, Леонидом 13 лет, Александрой 18 лет, невесткой Евдокией Васильевной 32 лет, внуками Николаем 7 лет, Павлом 3 лет, Еленой 4 лет в Татарке. Дочь Никитиных Александра перед войной вышла замуж за ссыльного Баранова Ивана Хрисанфовича. Молодую семью комендатура отправила на лесозаготовки, перебрасывая их с места на место. Старший сын Барановых, Леонид, родился в 1937 году в Татарке, второй, Валентин, в Маклаково, дочь Людмила -- в Кузьминке. Один ребенок не выжил, а дочь не ходила и не говорила до пяти лет, сказались тяжелые условия кочевой жизни. В 1942 году отец детей Баранов Иван Хрисанфович пропал без вести на войне.  Вдову с детьми переселили в Татарку. Кроме троих малышей  в семье жил отец пропавшего на войне  Ивана Хрисанфовича, Баранов Хрисанф Иванович. Александру Селиверстовну не сразу приняли в колхоз -- много иждивенцев, -- а  став членом колхоза, она трудилась ,не жалея сил многие годы, пока не уехала в 1960 году к старшему сыну Леониду в Горьевку. Последние годы жизни Александра Селиверстовна проживала в семье дочери в Красноярске, ютясь в девятиметровой комнатке с семьей дочери, так и не воспользовавшись правом на улучшение условий жизни, как и многие другие мои земляки, -- это не только их упущение, но и равнодушие советских чиновников к судьбе тружеников, вынесших  страшные испытания ссылки, голода, войны. Множество народа, здорового физически и нравственно,  уничтожено советской властью в аду репрессий. Да и реабилитация с ее мизерной компенсацией введена слишком поздно: до 1991 года ушли из жизни те, кто выжили в этом аду, а мы, их дети, остались как иваны не помнящие родства -- ни фотографий, ни памятных семейных реликвий не осталось от прадедов из Забайкалья. Долгие годы жизни наши родители и деды жили под мечом комендатуры, ложных доносов и научились молчать, и нас учили этому, а это огромный моральный ущерб для потомков репрессированных, детей врагов народа, как тогда говорили. В долгу перед народом и современное правительство России.


...Главным колхозным достоянием должна была стать заимка. Ее решили расположить в трех километрах от деревни, вверх по Ангаре. Раскорчевка тайги под поля, покосы, строительство конюшни, кузницы, "молоканки", где перерабатывали молоко на сметану и масло, большого скотного двора, свинарника, двух домов. В одном нары для ночлега, в другом просторная, с выскобленными до желтизны полами и длинным столом столовая, ведь колхозникам приходилось с сева до жатвы жить здесь, а животноводы жили на заимке круглый год, изредка наведываясь в деревню. В тайге обустроили большую колхозную пасеку. Вторая, поменьше, была возле заимки, за ручьем. Конечно, все это создавалось ни один год.


...В 1932 году приступили к постройке двух четырехквартирных бараков: два крыльца выходят на крутой яр Ангары, два в будущую улицу. В центре  будущей деревни - еще два барака. Небольшие домишки-избушки встали за ручьем. Остальные избы было решено рубить  на две семьи. 
Работали и старики, и дети, но самая тяжелая работа лежала на мужчинах и женщинах. Многие имена унесло время. Гаврилов Петр Никифорович и его жена Пелагея, их сын Кирилл, Иванов Сергей Родионович, его жена Хавронья Владимировна, Кирилловы Елена Васильевна и Андрей Павлович, их дочь Галина, Кучины  Михаил Григорьевич и Евдокия Прокопьевна, Лаврентьевы Александр Петрович и Клавдия, Лихановы Василий Андреевич и Мария Захаровна, их дочь Аграфена, Нестеровы Яков Гаврилович и Анна Варсанофриевна, их дети Андрей, Мария, Никитины Васса Андриановна и Селиверст Егорович, их дети Харлам и Александра, невестка Евдокия Васильевна, мои дедушка и бабушка Никифоровы Иннокентий Павлинович и Александра Константиновна, Пакуловы Дмитрий Яковлевич и его невестка Зинаида Макаровна, внук Афанасий Матвеевич с женой Евдокией Григорьевной ( до замужества Кучиной), второй внук Матвей, Пешков Федор Яковлевич, его отец,  жена Евдокия Ефремовна, их дети Павел, Нина ( в замужестве Токмакова), Алексей, Григорий, невестка Антонина Николаевна, Золотуевы, Печеные,  Мирсановы, Мыльниковы, Чупровы, Шниперовы, Петровы,Беломестновы, Шпик,  Тетерины, Тихоновы Арсений Митрофанович и Анна Ефимовна, Тихоновы Георгий Кузьмич и Прасковья Николаевна, Токмаковы Андрей Николаевич и Агафья Афанасьевна, их дети Михаил и Андрей, Токмаковы Михаил Яковлевич и Нина Федоровна, Токмаковы Федор Данилович и Прасковья Андреевна, их дети Евфалья, Антонина, Филипповы Руф Гаврилович и Мария Павловна, Шниперовы Дмитрий Яковлевич и Евдокия Михайловна, их дочь Анна, сын Егор, Левович Наталья Ивановна, Никитины Петр  Селиверстович и Анна Илларионовна, Пешкова Ирина Ивановна, Филиппова Анна Иосифовна, Филипповы Антонина Иосифовна, ее муж Александр Гаврилович,его отец,  мать Антонины Иосифовны  Позднякова Мария Ивановна,  Филиппова Анна Никитична,  Васильевы Михаил Иванович и Прасковья Григорьевна, Самбурская Анна Ивановна, Гамулинская Фекла Ивановна, Шавлач Марина Тимофеевна,  Шадрины Иннокентий Прокопьевич  и Евдокия Николаевна, Шадрины Елизар Дмитриевич и Аграфена Андреевна, их невестка Елена Ниловна, сын Александр, Самбурский Иннокентий Михайлович, его жена и дети, Кучин Михаил Григорьевич, его жена Евдокия Прокопьевна, его отец Григорий Федорович, Коробейников Иван Васильевич, его жена Варвара Матвеевна, дети Глеб,Иннокентий, Афанасий, Клавдия, Михаил, сестра Ивана Васильевича Мария Васильевна, Гилева  Дарья Максимовна, ее  дети Иван, Мария, Татьяна, Белокопытов Александр Васильевич , его жена Евдокия Яковлевна, их сын Иван,  семья Галат Евдокии, Богданова Аграфена Петровна, ее дети Иван, Анна, Алексей, Андрей, невестка Зоя Степановна, Бронниковы Давыд Петрович и Домна Гавриловна, их сын Алексей с женой Марией Спиридоновной, Мыльниковы, Кабановы, Таскин Яков Федорович, его жена Аграфена Прокопьевна, их дети Федосья,  Александр, Елена, Сергей ,Николай, Бронникова Евгения Петровна, Савины Алексей Филиппович, его мать Ирина Алексеевна, сестра Татьяна,  жены его арестованных братьев Ксения Панфиловна, Анастасия Михайловна, Вера Васильевна, Аверин Василий Васильевич, его сестра Анна Васильевна, его мать Меланья Абрамовна, жена  Наталья, Лапшаковы Евгений Егорович и Анна Венедиктовна, их дети Виктор, Анна, Петр, семья Кущ,  Мирсановых, Силинский Петр,  Бутина Мария Ивановна, Буторина Афанасия Никандровна -- это далеко не полный список тех,кто создал село и колхоз и работал в нем в самые первые годы после ссылки, в довоенное время, в лихую годину войны, но не все из них  пережили голод 1933 года, репрессии 1937-38 годов, немногие выжили после этих тяжелых лет.

Перед войной ряды колхозников пополнились молодежью, прибывшей на Ангару детьми,  и детьми они работали с зари до зари. Токмакова Екатерина, Васильев Сергей, Бутина Зинаида, Нестеровы  Яков ,Иннокентий, Василий, Лидия, мои родные Никифоровы Анна, Прасковья (моя мама), Дионисий, Лидия, Мария, Никитин Леонид, Никитин Николай, Силинские Иван, Анатолий, Михаил, Лапшаковы  Анна, Петр,Иван, Николай, Афанасий, Таскин Виктор, Васильева Евгения, Бронников Михаил, Филиппов Андрей, Золотуевы Аграфена и Надежда, Филиппова Анна, мои родные Шадрины Александр, Андрей, Прокопий (мой отец), Тихоновы Константин, Надежда, Мария, Тихоновы Константин, Вера, Евгения, Кабанова Мария, Ивановы Михаил,  Анастасия, Прокопий, Гаврилов Леонид, Филиппов Александр, Лихановы Ольга, Ирина, Савин Иван, Куклина Агриппина, Филиппова Мария, Баранова Мария, Кучина Мария,  Белокопытов Иван и другие.


ДОВОЕННЫЕ ГОДЫ


Выстояла деревня. Вдоль берега Ангары вырисовывалась улица: широкая, просторная, зеленая летом, со стороны речки Татарки, прозванная "наш край", и тесная дома разделяла лишь дорога часть улицы, которую деревенские острословы окрестили "америкой". "Америка" тянулась вдоль высокого здесь берега реки и упиралась в край леса. И всюду огороды-кормильцы. Даже за деревней, среди леса, раскорчевав, сделали "общий огород" под картошку. До сих пор, подъезжая к деревне, любуешься на эту поляну с катера. Мельницу поставили за деревней, на пологом берегу речки Татарки, где в нее впадает ручей.  Рядом с мельницей, под бугром, выстроили просторный дом, где несколько лет были колхозные ясли  для самых маленьких поселенцев. А первой, очень строгой, но справедливой няней- воспитательницей была Токмакова Евфалия Федоровна.Ближе к  устью речки, на крутоярье, построили конюшню, недалеко отсюда баню. Место для бани выбрали неудобное, на обрывистом берегу речки. Женщины носили воду в ведрах  на коромысле по крутой тропе  изнурительный труд, как вспоминала Тихонова Анна Ефимовна. Позже новую баню поставили в самом устье Татарки, где берег пологий, и воду стали подвозить с Ангары на лошадях. Так  появился "извоз"  въезд в деревню с берега. Другой извоз, главный, находился в "америке". По нему доставлялись все грузы с берега. Здесь же построили два склада, недалеко от них  магазин. Разработали огороды поближе к воде. Два других склада расположились за деревней. Рядом молоканка, недалеко столярка. Позже, уже в пятидесятые годы, за этими складами возникла пилорама, а ближе к лесу зерносушилка. У леса, на бугре, построили большую свиноферму.

Избы строились  из "кругляка", многие из них и сейчас сохранились, и живут там староверские семьи. Стены прокладывались мхом, полы и потолки из широких, крепких плах, на потолок насыпали землю для тепла, крыша из тёса. Но далеко было татарским избам до  забайкальских добротных домов, многие из которых строились на каменном фундаменте, просторные, с амбарами и другими пристройками,  крепкими, на века . До тонкостей зная крестьянское дело, ссыльные и столярничали, и рыбачили, и охотились, разводили пчел, шили одежду, обувь, гнали деготь, смолу, шили сбрую, плели лапти  одним словом, умели делать все, чтобы выжить самим и выполнять огромный колхозный план за трудодни-палочки и нести бремя больших налогов, так что на пропитание семьи оставались крохи.

Колхоз "Труженик" оправдывал свое имя трудились люди самоотверженно. В 1937 году, по воспоминаниям Лапшакова Георгия Евгеньевича, колхоз занял первое место в Удерейском районе по сдаче зерна и мяса.  А по воспоминаниям Авериной- Соболевой Нины Васильевны и в 1941 году также колхоз  занял первое место в районе по этим показателям. А еще и мед, и рыбу, сметану, масло, даже варенье, ягоды посылали на огромных баржах в райпотребсоюз  натуральные, высшего качества продукты.

Дети работали наравне со взрослыми, ранними летними утрами выезжая на заимку, на поля и покосы, в большой лодке  "завозне". Завозню эту вверх по течению тянули лошади, а поздним вечером возвращались на ней же, работая веслами  редкие минуты, когда натруженные руки отдыхали, а глаза любовались бескрайней ангарской ширью, несказанной ее красой.

Первыми бригадирами в колхозе были Лапшаков Виктор Евгеньевич, Токмаков Михаил Яковлевич, оба грамотные. Первым счетоводом стал Нестеров Яков Гаврилович, позднее бессменно бухгалтерию колхоза вел Бронников Алексей Давыдович. Первым председателем  до войны был Богданов Андрей Николаевич, а когда его отправили на лесозаготовки, на смену пришел Петров. В войну председательские обязанности выполнял Силинский Петр, а в течение нескольких послевоенных лет Филиппов Андрей Гаврилович, затем он много лет был бессменным бригадиром в колхозе.

Но репрессированные оставались "врагами народа", жили под комендатурой, и по ее доносам в 1937-38 годах навсегда ушли из деревни  Токмаков Федор Данилович,расстрелянный еще в 1933 году в Енисейске.  Лапшаков Виктор Евгеньевич, расстрелянный 15 мая 1938 года,  Шавлач Яков Никифорович  1901г.р. расстрелян 11. 09. 1938г. в Енисейске.  Шавлач Николай Павлович 1891г.р. приговорен 10. 06.1938г. Галат Мефодий Харлампиевич 1895 г. р. расстрелян 08. 09. 1938г.в Енисейске.  Гилев Максим Николаевич расстрелян 11. 09. 1938г. в Енисейске.  Самбурский  Иннокентий Михайлович 1891г.р.  расстрелян 15. 05. 1938г. в Енисейске. Кабанов Никандр Михайлович  1882 г. р.(расстрелян 15. 05. в 1938 году в Енисейске), реабилитирован 10. 05.58г. Красноярским крайсудом ( П-9492).    Мирсанов Семен Елизарьевич 1893г.р. расстрелян 11 сентября 1938г.                    Кущ Константин Харитонович 1892 г. р. расстрелян  11. 09.1938 года в Енисейске. Реабилитирован 12. 07.1958 году.    Токмаков Владимир Федорович  расстрелян 15. 05.1938 г. в Енисейске. Реабилитирован Красноярским крайсудом 10. 05. 1958 г.         Лапшаков Яков Георгиевич 1865 года рождения,расстрелян.    Буторин Вячеслав Дмитриевич ,1899г. р. , рабочий на прииске Удерей, арестован 26.03. 1938г.  Обвинение в КРП. Приговорен тройкой УНКВД КК 14.04. 1938г. Расстрелян в Енисейске  15.05.1938г. Реабилитирован 10.05.1958г. Красноярским крайсудом. Токмаков Ганя Венедиктович, Пешков Иван Федорович расстреляны.  Бронников Иван Дмитриевич 1902 г. р. расстрелян 05.09.38г. в Енисейске.  Гамулинский Иосиф Иванович приговорен 11.06.1938 года и расстрелян 11.09.1938 года в Енисейске. Реабилитирован 31.08.1958 года крайсудом Красноярского края (П-3062, П-7921) .   Печеный Архип Андреевич 1901г.р. расстрелян 11 сентября 1938 г. Расстрелян Марченко.  Беломестнов Иван Михайлович 1906 г. р. расстрелян в Енисейске 15 мая1938г. Белокопытов Семен Феоктистович расстрелян (дата неизвестна). Расстреляны Савин Никита Филиппович и его отец Савин Филипп Федорович. Вдовы и дети расстрелянных были переселены комендатурой в Татарку в том же 1938 году.  Филиппов Гаврила Ефимович, работавший в колхозе "Труженик ", был арестован 25. 03.1938 года по необоснованному обвинению за якобы участие в контрреволюционной повстанческой группе, якобы проводившей агитацию против Советской власти. Постановлением Тройки УНКВД Красноярского края от  14. 04.1938 года Филиппову Гавриле Ефимовичу назначена высшая мера наказания- расстрел. Постановление о расстреле приведено в исполнение 25. 05. 1938 года  в городе Енисейске. Сведений о захоронении в материалах архивного уголовного дела не имеется. Филиппов Гаврила Ефимович реабилитирован 10. 05. 1958 г. за отсутствием состава преступления . Справка  о реабилитации 447-264 с- 58 от 25. 05. 2003 года Красноярского Краевого суда РФ. Все другие копии документов семьи Филипповых прилагаются в разделе  " Документы". Реабилитированы были и все другие мои земляки, расстрелянные по ложным доносам в эти страшные годы.  Савин Никита Филиппович, расстрелянный 15.05. 1938 года в Енисейске, его отец  Савин  Филипп Федорович, арестованный в день расстрела сына, также расстрелян в Енисейске 8.09.1938 года, ему было 66 лет. Об этом узнал после ознакомления с делами отца и деда  в УВД и УФСБ г. Красноярска их сын и внук Савин Николай Никитич.   В 1937 году расстрелян Филиппов Василий Варсанофриевич, дядя Тихоновой-Нестеровой Лидии Яковлевны.  Этот трагический список этот неполный.

Семья Бронникова Ивана Дмитриевича была сослана в Шаарган Удерейского района. В 1938 году его расстреляли, а его вдову с тремя малыми детьми Галиной, Владимиром, Тамарой привезли в Татарку. Здесь у Евгении Петровны родилась дочь Нина в том же 1938 году, уже после смерти отца.

Тяжела была участь всех ссыльных и их детей, но женщины, растившие детей в одиночку, настрадались вдвойне. Изработанные, с молодости нажившие болезни, в грубых серых одеждах, рано старившиеся. Велик их материнский подвиг. Евгении Петровне удалось дать образование   Владимиру, Тамаре, Нине. Все они окончили Енисейское педагогическое училище. А вот  Галине учиться не пришлось, помогала матери содержать семью, с ранних лет работая в колхозе. Сиротами росли дети Долговых, Кирилловы Нина, Тамара, Николай  ( всех детей было семь человек),Тихоновы  Надежда, Константин, Ульяна, Мария, Михаил, Гамулинские, Кущ, Гилевы, Галат, Шавлач, Токмаковы Михаил, Андрей, Ефимия, Елена, Маргарита, Кабановы Мария, Тимофей, Анатолий, Лихановы Игорь и Александр, Бутин Леонид, Токмаков Михаил, Филипповы Галина, Нина, Николай, Виктор, Филипповы Тамара, Валентина, Геннадий, Барановы Леонид, Валентин, Людмила. Список сирот неполный. В Татарке было много вдов: Тихонова Анна Ефимовна,Токмакова Ефалия Федоровна, Токмакова Екатерина, Филиппова Анна и другая Филиппова Анна,  Петровы мать и дочь, Мирсанова, Лиханова  Аграфена Андреевна, Бутины мать и дочь, Буторина Афанасия Никандровна, Таскина Феня, Бронникова Евгения Петровна, Кабанова Елена, Никифорова Галина Ивановна -- не все в этом списке.

Был в Татарке и вдовец Бронников Алексей Давыдович. Отправленный с семьей на лесозаготовки и потеряв жену Марию Спиридоновну, он вернулся в Татарку с четырьмя детьми: Михаилом, Антониной, Николаем, Петром. В Татарке жили его родители, здесь он женился на Токмаковой Антонине Федоровне, девушке необыкновенной доброты и прекрасной хозяйке. В этом браке родились еще четверо: Иван, Павел, Валентин, Мария. Бронников Алексей Давыдович 1891-1976 гг., Антонина Федоровна 1908-1992 гг., их дети: Михаил 1919-43 гг. (погиб на войне), Петр 1930-47 гг., Николай 1925 г.р., Антонина 1928-87 гг., Иван 1937-2004 гг., Павел 1938-2001 гг., Валентин 1940-2008 гг., Мария 1945 г.р. Дружная, работящая семья -- как и другие татарские семьи в те годы. Труженики, заботливые отцы Тихонов Георгий Кузьмич, Пакулов Афанасий Матвеевич, Шадрин Иннокентий Прокопьевич, Васильев Михаил Иванович, Нестеров Яков Гаврилович, Лаврентьев Александр, Никифоров Иннокентий Павлинович (мой дед), Мыльников Егор, Таскин Виктор, Гаврилов Леонид Петрович, Филиппов Андрей Гаврилович,  Иванов Михаил Сергеевич, Тихонов Константин Арсентьевич, Савин Иннокентий Никитич, Никитин Петр, Никитин Николай Харламович, Никифоров Василий Иннокентьевич. Василий, самый младший в семье Никифоровых, трудолюбивый, одаренный,  владел гармошкой и баяном, выполнял разные работы в колхозе, выучился на тракториста и до своей трагической гибели в августе 1959 года работал на тракторе. На  ровесников  Василия, десяти- двенадцатилетних к началу войны, на мальчишеские плечи выпало быть опорой старикам и женщинам в колхозных работах в войну вместо тех,  кто ушел в трудармию и на фронт. Пакулов Николай Афанасьевич, Кабанов Тимофей, Савин Иннокентий Никитич, Токмаковы Иван и Нина, Буторины Иван и Александра, Бронниковы Николай, Петр, Антонина, Мирсановы Таисья, Зоя, Александр, Тихонова Прасковья Георгиевна, Тихонова Евгения Георгиевна, Таскина Галина, Бронникова Галина, Филиппова Тамара Александровна, Кущ Василий, Раиса,   Никифорова Полина, Гамулинский Степан, Лапшаковы Георгий и Михаил, Никитина Елена -- основная рабочая сила из молодых после войны.

 

В пятидесятые годы им на помощь пришли те, чье рождение совпало с репрессиями 1937-38 годов и войной: Бронниковы Иван, Павел, Валентин, Тетерина Галина, Буторины Иван и Александра, Барановы Леонид, Валентин, Людмила,  Бронниковы Владимир, Галина, Тамара, Нина, Гаврилова Валентина, Тихоновы Нина , Григорий, Валентина, Пакуловы Геннадий и Михаил, Шадрины Антонина, Тамара, Леонид, Филипповы Галина и Нина, Никитин Валерий, Лапшаков Геннадий, Васильева Нина, Лаврентьев Иван, Горчаков Владимир, Шадрина Нина,    Лиханов Игорь, Кабанов Анатолий, Филипповы Валентина и Геннадий -- совсем еще юные, многие из них подростки.

На фото в первом рядуНина Шадрина, Валя Тихонова. Второй ряд: Нина Васильева, Люся Баранова, Нина Филиппова. 1956 г.




 
Непросто было татарским детям учиться. Первой учительницей с тридцатых годов до 1954 года была Скавитина Анна Михайловна, так что учились у нее не только мы, но и многие из наших родителей. Имея большую семью и хозяйство, Анна Михайловна успевала еще и прописывать в тетрадках шестилеток, кто только мечтал о школе, и мы с благодарностью вспоминаем о ней. Переехала семья Скавитиных в Кулаково. Позже у нас учительствовали Кузнецова Галина Германовна и Чащина Зоя Матвеевна, но, отработав по одному году, они уехали. Несколько лет своей жизни отдала татарским ребятишкам Пономарева Дарья Зиновьевна. 

Верхнее фото. Ученики начальной школы деревни Татарка. На первом плане  Лиханов Саша, Пакулова Валя, Тихвитулина Нина, Филиппов Коля.
Сидят слева: Таскина Лида, Гаврилова Нина, Никитин Валера. Стоят: Тихвитулин Витя, Бронникова Маша, Шадрина Надя,
Васильева Люба, Пакулова Нина с учительницей Чащиной Зоей Матвеевной и вожатой Бронниковой Валентиной.  1955 г. 

Нижнее фото. На учебу в поселок Стрелка в пятый класс: Шадрина Надя, Пакулова Нина, Бронникова Маша, Тихвитулин Витя, Гаврилов Леонид.Октябрь 1957 г.-В октябре 1957 года интернат в с. Кулаково был закрыт, и татарским школьникам пришлось срочно уезжать учиться или в Стрелку к родным, или в поселок Усть-Ангарск , что на правом берегу Ангары напротив Стрелки.


После окончания начальной школы большинство подростков становились колхозниками. Те, кому посчастливилось учиться дальше, уезжали в интернат в поселок Маклаково (теперь город Лесосибирск Красноярского края). Позднее, когда открылись старшие классы в Кулаково и в Стрелке, учились здесь. Это было ближе. Нередко подросткам приходилось добираться на побывку домой по зимней Ангаре пешком или, в распутицу, по правому берегу реки, кто жил и учился в поселке Усть-Ангарск.  Помогала татарская закалка. Жили в интернате или у родных. Так нам, семерым детям Шадриной Прасковьи Иннокентьевны, помогали ее сестры Анна, Мария, Лидия, Полина, уехавшие из Татарки раньше нашей семьи. После смерти мамы 18 апреля 1966 года огромную заботу и ответственность за младших взяли на себя старшая сестра Нина и сестры мамы, благодаря им  мы выжили. Мама прожила всего 45 лет.

Тихонов Константин Георгиевич помог получить образование младшим сестрам Нине и Валентине.
Бронникова Маша жила во время учебы в семье сестры Антонины в Стрелке, Васильевы Нина и Люба -- у сестры Евгении, Пакулова Нина -- у родных Кучиных, тоже в Стрелке. Но далеко не у каждой семьи была такая возможность учить детей, потому многие с детства работали в колхозе.


На фото: Прасковья Шадрина с детьми Надей, Колей, Леной и Верочкой. 1954 г.

В летние каникулы все подростки трудились в бригаде Шадрина Иннокентия Прокопьевича, человека мягкого и доброго, всю жизнь отдавшего колхозу. Помогали в уборке сена и силоса и мы, родившиеся после Победы: Бронникова Маша, Васильева Люба, Лиханов Саша, Пакулова Нина, Тихвитулин Витя -- дорогие сверстники, спутники детства. В послевоенные годы сумели получить высшее образование дети ссыльных: Мыльников Анатолий Георгиевич, Долгова Мария Александровна, Савин Николай Никитич, окончивший политехнический институт  в городе Ангарске, Бронников Валентин Алексеевич, Агапонова (Тихонова) Валентина Георгиевна, Никитин Николай Николаевич, Никитина Нина Николаевна, Силинская Надежда Михайловна, Сафонова (Никифорова) Альбина Васильевна,  Шадрин Николай Прокопьевич, Тихонова Зинаида Константиновна, Тихонова Раиса Константиновна, Тихонова Любовь Константиновна,  братья Филипповы (дети Андрея Гавриловича) Виктор, Николай, Владимир, Своевская(Сидорова) Нина Васильевна, дети Скавитиной Анны Михайловны, получившие высшее и среднее образование. Старший сын Анны Михайловны ряд лет работал директором Кулаковской школы. Кузьмина Тина Иннокентьевна была много лет  завучем Усть-Ангарской школы.


Многие получили среднее и среднее специальное образование: Кириллов Николай Андреевич, Тихонова Нина Георгиевна, Сердюк (Баранова) Людмила Ивановна, Силинская(Мальцева) Нина Михайловна,  Канаш (Шадрина) Елена Прокопьевна, Дымель (Шадрина) Римма Прокопьевна, Скачко (Шадрина) Вера Прокопьевна, Гасымова (Шадрина) Раиса ПрокопьевнаФилиппов Геннадий Александрович,окончивший Красноярское речное училище, Антипова( Филиппова) Валентина Александровна,окончившая Красноярский радиотехнический техникум, Таскина Лидия Викторовна, Таскина Нина Викторовна, Таскин Николай Викторович, Нефедов Владимир, Рупосова Надежда Ивановна, Рупосов Василий Иванович.

Плеяда учителей начальных классов вышла из Енисейского педагогического училища: Бронников Михаил Алексеевич (погиб в ВОВ), Иванов Прокопий Сергеевич ( погиб в ВОВ),  Иванова ( Гаврилова) Анастасия Сергеевна ,Акулова (Токмакова) Елена Андреевна, Токмакова Нина Михайловна, Тихонова Евгения Георгиевна, Лапшаков Афанасий (окончить училище помешала война), Бронников Владимир Иванович, Бронникова Тамара Ивановна, Бронникова Нина Ивановна, Попова (Васильева) Нина Михайловна, Киреева (Васильева) Любовь Михайловна, Черноусова (Шадрина) Нина Прокопьевна, Трушина (Бронникова) Мария Алексеевна, Лялина (Шадрина) Надежда Прокопьевна.


Первым фельдшером в Татарке был Шабеко, лечивший все болезни стрептоцидом и прославившийся поговоркой: "Понимаешь, с этими болезнями весь авторитет потеряешь". Недолго фельдшером в Татарке была Тихонова Надежда, старшая дочь Тихонова Арсения Митрофановича и Анны Ефимовны, но вскоре она переехала в Стрелку. Сменила ее Белокопытова Клавдия. Зачастую не могли оказать в деревне должной медицинской помощи. Так, поранив ногу, от заражения крови умер мой прадед Никифоров Павлин Лукич. Молодым умер, напоровшись на вилы, Силинский Анатолий. В пять лет не стало маленькой Нади Петровой.Простудившись, в восемнадцать лет умерла Зоя Мирсанова. Не спасли мою еще не старую бабушку Никифорову Александру Константиновну. Схоронили  семнадцатилетнего Бронникова Петра. Чудом выжил мой отец, вернувшийся с войны с раной через все бедро. Рана эта кровоточила и гноилась еще в 1950 году, помню это отчетливо.

Врач Липинский Иван Васильевич приехал в Татарку в середине пятидесятых годов. Тогда-то стали делать детям прививки, медосмотры, появились лекарства. Жена Ивана Васильевича Полина была ему незаменимой помощницей в блистающей чистотой больнице.


...В годы перед войной урожаи были хорошие, жизнь шла своим чередом. Изредка в деревню приезжал фотограф, свидетельство тому немногочисленные фотографии. За это время подросло поколение, сосланное сюда детьми. Молодежь успевала не только работать: игры, танцы и песни до поздней ночи, скромные свадьбы.

Немало талантливых людей было среди моих односельчан. В семье Нестеровых – целый струнный оркестр. Яков Гаврилович играл на мандолине, сын Василий на балалайке, дочь Лидия на гитаре. Яков Гаврилович хорошо рисовал, даже портреты, а еще обладал красивым голосом. Наш дед Никифоров Иннокентий Павлинович хорошо пел, а сын его Василий был деревенским баянистом.  Васильев Михаил Иванович, бессменный в колхозе пчеловод, был еще и отличным столяром. Санки, спинки стульев и дивана украшал красивой резьбой, домотканные дорожки выходили из-под рук деревенских мастериц, среди которых славилась Самбурская (Тетерина) АннаИвановна. Прекрасные в селе были портнихи: Бронникова (Иванова) Антонина Алексеевна, Васильева (Таскина) Евгения Михайловна, Никифорова (Силинская) Лидия Иннокентьевна,Никифорова -Бронникова Галина Ивановна. Все в их руках спорилось: крой, шитье, мережка, вышивание. Да и каждая хозяйка сама обшивала свою семью, пекла хлеб. 

Выросшая в Татарке Валентина Агапонова (Тихонова) посвятила родной деревне стихи:


Родное Приангарье

Дорогим землякам посвящаю


Мне в Нижнем Приангарье родиться довелось,
Там множество народу из разных мест сошлось.
По указке партии отнято все, что нажито трудом:
Амбары и постройки, ну и, конечно, дом.
С родных подворий гнали, из собственных домов.
На берег голый бросили несчастных кулаков.
Все с семьями большими да с малыми детьми,
Без скарба, без имущества – 
Хоть волком зареви!
Кругом тайга дремучая, куда ни погляди,
А горе, горе было общее,  да на всех оно одно.
И потому так накрепко спаяло  всех оно.

Кулак, привыкший век трудиться,
И здесь не спасовал,
Пред испытаньем тяжким он духом не упал.
Впряглись в работу дружно, с  зари и до зари,

И вот в лесу дремучем уж просеки легли.
Лес вековой валили и избы там рубили – 
Без техники, без тракторов.
Девчонки и мальчишки всегда подле отцов
Везли нелегкий воз – 
И вот в тайге возник колхоз.

Росла там деревенька в слияньи речек двух,
Вода в той горной речке захватывает дух!
  А  речка Ангара  артерией всей жизни ссыльных, да и  кормилицей была.
В голодном тридцать третьем страдало все село:
Множество народа без хлеба полегло.
Нам не  забыть тридцать седьмого, когда, арестовав отцов, 
Вдруг объявили: враг народа.
И никого из тюрем не вернули -
Одни погибли от пыток, другие - от пули.

Жестокая война добавила нам вдов,
Повыбил немец клятый  нам братьев и отцов.
Весь труд теперь ложился на  плечи
Женщин, детей и стариков.
Трудились  ребятишки со взрослым наравне,
И потому нелегкий  деревенский хлеб запомнился вдвойне.
Работали бесплатно за "палочки" одни.
Не стоили и гроша все наши трудодни!
И при таком раскладе погибнуть мог мужик.
Изведав много горя, кулак был не дурак.
Завел он вновь хозяйство, да и не просто так:
Стало на подворье хорошее подспорье.

А о моих ровесниках скажу  себе я так.
Украденное детство ведь это не пустяк!
Игрушек у нас не было и лакомств никаких,
Однако же учились мы не хуже детишек  городских.
Я помню тетю Тоню, ее задорный смех – 
Умела тетя Тоня устроить детям множество потех --
Играла Дед Мороза, да так, что не подточишь носа!
И от ее веселой пляски мы становились словно в сказке!

Вспомню я отца, Егора Кузьмича,
Добрый юмор знал, его он понимал – 
Все, кто с ним сходился, добрее становился.

Откуда брались силы, все выжжено нутро!
Наверное, от Бога подобное дано!
Всем нашим землякам я должное отдам:
Себя не  уронили, достойно жизнь прожили.
И в жизни той, иной, пусть будет им покой!

Валентина АГАПОНОВА (ТИХОНОВА)


Да и все мои земляки не только великие труженики, но и добрые, душевные люди, умевшие отогреть наши детские сердца. И это непустые высокие слова – добро помнится всю жизнь. Баранова Александра Селиверстовна,  Бронникова Антонина Федоровна, вырастившая восьмерых детей, четверо из которых  сироты от первого брака ее мужа. Пакулова Евдокия Григорьевна, Васильева Прасковья Григорьевна,Тихонова Прасковья Николаевна,Филиппова Антонина, Филиппова  Надежда,Чупрова Надежда, Лаврентьева Клавдия, Бутина Зинаида, Таскина Феня, Шадрина Евдокия Николаевна не было такой женщины в деревне, к которой бы не испытывали благодарности мы, дети, матери которых от зари до зари "мунтулили" в колхозе. Не только добрым словом, шуткой, но и лакомым куском, испеченной картошкой поддерживали нас, часто полуголодных. Не раз мы, деревенская мелкотня, забежав в жаркий полдень в молоканку, получали по кружке "обрата" (снятого молока), предназначенного для колхозных телят и поросят. Было трудное послевоенное время, и сердобольные женщины помогали нам выжить. Особый мой поклон Буториной Афанасии Никандровне, буквально поднявшей меня, обезножившую в шесть лет, на ноги. Удивительно терпеливы, добры были к нашей большой, шумной семье соседи по дому молодые Гавриловы, семья Тихонова Егора Кузьмича и Прасковьи Николаевны. Всех их, взрослых и детей, отличали такт, интеллигентность. Никогда не ругали нас за шумные проказы, не ссорились с нашими родителями. А когда нашими соседями стали Савины с маленькими тогда детьми, дом стал самым многодетным в деревне.
Даже спустя много лет , разъехавшись из Татарки, наши односельчане не ожесточились, сохранили доброе, сочувственное отношение друг к другу. Хочется привести здесь строчки из письма Филипповой Антонины Иосифовны к Барановой Александре Селиверстовне. Написано письмо в 1987 году: "Мы с Аксиньей все вспоминаем, как жили в каторге и еще живем. А сколько людей перемерло, даже пенсию в руках не подержали. Жаль людей".

...В разные годы прибывали в Татарку новые семьи:  Оленицкие, Горчаковы, Тихвитулины (единственная семья татар), Кузнецовы, Пономаревы, Липинские, Матвеевы, Гилевич, Губановы, Лукьяновы, Ивановы. В семье Ивановых пятеро детей: два взрослых сына, дочь Нина 18 лет, дочери Елена и Александра, подростки, их шестилетний братишка. Нина Иванова впоследствии вышла замуж за  Лаврентьева Ивана из ссыльной семьи, и обе семьи вскоре переехали под Абакан. Молодая семья Тихонова Константина, уезжавшая  из Татарки, вернулась на родину с детьми Зиной и Раей, а в Татарке уже родилась у них Люба. Схожи судьбы многих  татарских семей не только участью ссыльных, но и своим отношением к будущему своих детей ,к их образованию, к их нравственному становлению.  Филиппов Александр Гаврилович, отца которого расстреляли в 1938 году, с женой Антониной Иосифовной, ее матерью Поздняковой Марией Ивановной, дочерью Тамарой 1931 года рождения жили в Татарке с первого дня ссылки. Здесь у Филипповых родились четверо детей , двое из которых умерли в те голодные тяжкие годы.  Дочь Валентина 1940 гр и сын Геннадий 1942 гр выжили. Родители  трудились в колхозе от зари до зари, были стахановцами труда по выполнению плана. В 1942 году Филиппов Александр Гаврилович был взят в трудармию на Урал, куда были эвакуированы заводы с запада страны. Был реабилитирован 05. 06. 1944года. Справка о реабилитации 9- ЗА- 20 от 28.07. 1994 года УВД Читинской областиРФ прилагается в разделе " Документы", где собраны  и все другие  справки, документы.

  С 1942 года Антонине Иосифовне пришлось одной растить детей. Она не только самоотверженно   трудилась в колхозе, за что была отмечена медалью за труд в годы войны, но и, обладая сильным характером, поддерживала других женщин своим оптимизмом, была активной участницей послевоенных детских праздников в деревне.    Поднимать троих ребятишек Антонине  Иосифовне помогла ее мама Позднякова Мария Ивановна. Это особенная женщина, наделенная необычайным даром, заменявшая в ссыльной деревне доктора. Она спасала от немоты, испугов, других недугов , буквально поднимая на ноги. Мария Ивановна лечила и меня, тогда еще грудного ребенка. Вот такая замечательная женщина жила в Татарке- бабушка Маня.
Пережив в ссыльной деревне страшные времена голода 1933 года, репрессий 1937-38 годов, войну, нелегкое послевоенное время, поднимавшая троих детей, тетя Тоня, как называла ее вся детвора в деревне, наравне с мужчинами работая в колхозе на износ, как говорилось у односельчан, она сохраняла оптимизм, интерес к жизни детворы, задор, какой- то душевный юмор.Тетя Тоня была незаменимым веселым Дедом Морозом во времена моего послевоенного детства. Узнать ее в костюме Деда Мороза можно было только по очень густым смоляным пышным волосам, упрятать которые под шапкой было невозможно. Тетя Тоня посещала все наши детские выступления самодеятельности , которые устраивались нашими учительницами к праздникам 7 ноября, Новому году, 1 Мая в школе или клубе, не уставала подбадривать и поощрять доморощенных актеров. В 1957 году Филипповы переехали в Стрелку. Момент их переезда  я не помню. По видимому, переехали они весной после ледохода, когда зимние запасы овощей заканчивались и легче было уехать, чтобы на новом месте растить огород, либо осенью , собрав урожай, если переезд был недальний. Так поступали все уезжавшие односельчане. Мне тогда было 12 лет, и шел очередной учебный год  вдали от Татарки. С тех пор я не встречалась ни с тетей Тоней ,ни с Геннадием. Лишь однажды, окончив второй курс в педучилище и приехав в Стрелку, встретила я старшую дочь тети Тони, Тамару, которая очень душевно поговорила со мной , подробно обо всем расспрашивала, о моей семье, учебе, планах. Тамара в это время переехала в Красноярск, где учились ее младшие брат и сестра.

С Филипповой Валентиной и ее дочерью Тюриной Ириной мы встретились много лет спустя в Сосновоборске, в 2014 году , в марте. На этой встрече присутствовали так же Баранова(Сердюк) Людмила Ивановна, Силинская( Мальцева) Нина Михайловна. Мы вспоминали прожитые в Татарке годы, обменивались фотографиями, говорили о тех ,кто еще жив и о тех, кого уже нет из односельчан, говорили и по поводу моих записей о Татарке.  А  три года назад, тоже в марте, в 2011 году, произошла встреча  так же в Сосновоборске, с Тихоновой (Агапоновой) Валентиной Георгиевной, Тихоновой Раисой Константиновной, Барановой(Сердюк) Людмилой Ивановной, тогда присутствовали и мои  сестры  Силинская(Мальцева) Нина , Никифорова(Сафонова) Альбина, Шадрина(Канаш)Елена, Шадрина(Дымель) Римма, Шадрина(Гасымова)Раиса. Со многими односельчанами мы общались по телефону. Очень важна поддержка и заинтересованность дорогих людей по поводу этих записей. К сожалению, уже ушла из жизни Тихонова Валентина Георгиевна, много лет отдавшая детям, работавшая в детском саду  Красноярска методистом, талантливая, писала стихи, часть из них посвящена односельчанам .
Очень благодарна Ирине Тюриной, внучке Антонины Иосифовны Филипповой за проявленное живое участие к моим записям, ее матери Валентине Александровне, сохранившими в семье все документы , связанные с историей   семьи .
  
 Филиппова Антонина Иосифовна реабилитирована . После переезда с Ангары  проживала  в семьях своих детей, помогала растить внуков и правнуков. Антонина Иосифовна в  Красноярске поддерживала связь с Барановой Александрой Селиверстовной, они  дружили еще с времен ссыльной жизни в Татарке. Когда по состоянию здоровья  Антонина Иосифовна уже не выходила из дома, она писала письма подруге, в которых остался живой язык Забайкалья, сердечность в отношениях и сочувственное отношение к односельчанам,  большинство из которых ушли из жизни, так и не дождавшись реабилитации и даже пенсии. Скончалась Андонина Иосифовна 17. 09. 2001 года, так и не узнав о реабилитации своей и всей семьи. Ее старшая дочь Тамара Филиппова в 1958 году окончила  Абаканский  учебный комбинат УРСА Совнархоза, получила квалификацию мастера- кондитера, профессией  своей  Тамара  овладела в  совершенстве. В 1957 году семья Филипповых переехала в Стрелку Енисейского района, а в скором времени- в Красноярск,где в настоящее время у Тамары Александровны проживает ее сын Филиппов Олег Александрович, работает водителем в почтовом отделении связи. Дочь Тамары Махова Ольга Владимировна  1971гр окончила Красноярский Технологический университет.  Она  менеджер в интернет- магазине. Внуки Тамары Александровны: Филиппова ( Шукшина)Валентина Олеговна 1983гр работает продавцом- консультантом в магазине. Филиппов Виталий Олегович 1985гр , Есина Кристина Олеговна, окончившая Красноярский Технологический университет, менеджер в интернет- магазине. Правнук Тамары Александровны Шукшин Данил Алексеевич 2003гр. Филиппова Тамара Александровна умерла 10.08.2011 года в Красноярске.
Филиппова ( Антипова) Валентина Александровна в 1957 году выехала в Стрелку и в том же году- в Красноярск. После окончания  техникума  20 лет работала на радиотехническом заводе представителем заказчика. Перед уходом на пенсию  трудилась на производстве "Красноярск- Графит" заместителем Генерального директора по снабжению и сбыту. Ветеран Труда, награждена медалью за доблестный труд. Реабилитирована.
 У Валентины Александровны дочь Тюрина ( Антипова) Ирина Владимировна 1965гр., которая окончилаКрасноярский Торгово-экономический институт, работает заместителем директора на предприятии по производству моющих средств. У Валентины Александровны двое внуков:Евтягина (Тюрина) Виктория Игоревна 1986гр., окончившая Красноярский педагогический университет имени Астафьева. Работает  преподавателем в институте  повышения квалификации учителей. Внук Козлов Илья Валерьевич  учится.
Филиппов Геннадий Александрович, сын Антонины Иосифовны, так же переехал в Красноярск.  Отслужил в армии в Подмосковье, окончив Речное училище  ,работал специалистом в ВДПО  по прозвонке сопротивления изоляции и качества заземления на всех объектах города Красноярска, в том числе в поликлиниках, больницах. Во всех трудных ситуациях обращались именно к Геннадию Александровичу. Он Ветеран Труда. Реабилитирован. Умер 06. 09. 2007 году.
Похоронен в Красноярске.
 У Геннадия Александровича  дочь Ковганко ( Филиппова) Елена 1969 гр., окончила Красноярский техникум информатики и вычислительной техники. Работает в Сбербанке ведущим специалистом по обслуживанию частных лиц.
 У Геннадия Александровича двое внуков: Ковганко Евгения Анатольевна 1989гр., окончившая Красноярскую Академию труда и социальных отношений. Работает в банке "Кедр" бухгалтером- кассиром. Ковганко Игорь Анатольевич окончил Красноярский политехнический техникум. Он начальник в войсковой части на электростанции.
Потомки репрессированных, трудолюбивые, эрудированные, восстребованные, уважаемые люди рода 
Филипповых, у истока которого забайкальские корни, незаконно казненный прадед и две замечательные  самоотверженные ссыльные женщины, достойно продолжают историю своего рода.

 Чувство глубокого уважения вызывают наши деды, родители, вышедшие из глубин крестьянства и казачества, репрессированные,сосланные, настрадавшиеся, но не сломленные .
 


Невозможно не сказать о наших дедушке Никифорове Иннокентии Павлиновиче и бабушке Александре Константиновне, разделившими все  горе и невзгоды ссылки с односельчанами, но оставшиеся отзывчивыми, мудрыми, бескорыстными. Дед был человеком мягким и добрым,  умелым столяром.
 Рано почти потеряв зрение, он  мастерил для нас, внуков, санки, лыжи. Умел своим тихим голосом успокоить в наших детских огорчениях. Однажды, пятнадцатилетней, я одна отправилась на зимние каникулы в Татарку. Дед тогда жил в Стрелке, ноги у него болели, полуслепой, он не отпустил меня одну и проводил по зимнему лесу до поселка Новоангарска, где тогда жила его старшая дочь Анна, у которой он остался погостить. Всю жизнь с благодарностью вспоминаю его, помню красоту зимней лесной дороги и слышу тихий, спокойный голос деда.

Бабушку же отличала строгость, даже суровость, скрывавшие ее доброе, преданное сердце. Маленькая,  худенькая, энергичная, она была опорой всей большой семьи Никифоровых.  Их семерых детей, выживших в голод, отличали доброта и трудолюбие, любовь друг к другу, большая дружба,  взаимовыручка. Помимо ссылки, на долю деда и бабушки выпало немало горя, в голод потеряли двух дочерей, в войну -- сына Дионисия. Спустя три месяца после смерти бабушки в мае 1959 года, дед пережил страшный удар: утонул 28-летним младший в семье Василий. Дед и бабушка очень переживали за трудную судьбу дочерей Анны, Лидии, Прасковьи. Помогали, как могли. Анна после смерти первого мужа растила одна трех сыновей. У Лидии трое детей умерли, остались две дочери: Нина и Надежда.

Лет семь наши родители жили в семье Никифоровых. Моя сестра Нина родилась в 1942 году 28 января,  отец ушел на фронт, вернулся инвалидом. Я родилась 24 октября 1945 года. В доме случился пожар, которого я не помню. Дед и бабушка с младшими детьми Полиной и Василием переехали в избу рядом, а нашу семью поселили на другом краю деревни в четырехквартирном бараке, где 9 мая 1949 года родился мой брат Николай, и вскоре мы переехали в дом в центре деревни. Дом стоял на пригорке, в окна открывался величавый вид на Ангару -- главная гордость нашей избы. В этом доме 16 мая 1951 года родилась Елена, 31 августа 1953 года -- Вера, 24 октября 1957 года -- младшие сестры Римма и Раиса. Маме вручили ордена "Материнская слава" II и III степеней.

Об отце. Человек умный, начитанный, прекрасный пчеловод, в молодые годы работал продавцом, умел делать всю крестьянскую работу, очень красиво и грамотно писал, к нему часто обращались односельчане с просьбой написать, оформить какие-либо документы, он надломился, потеряв в голодные годы, двенадцатилетним, родителей, сестер, братьев -- в их семье было 11 детей, -- а в войну у него  погибли последние родные, братья Андрей и Александр. Так истреблена была  семья Шадриных. Отец,  прошедший сталинградскую мясорубку, все ужасы войны и вернувшийся с нее инвалидом второй группы, начал пить. Это было большим горем для всей нашей семьи. Писать об этом трудно. Без сомнения, отец любил нас, своих детей, но вся забота и работа, чтобы поднять семерых ребятишек, лежала на маме Прасковье Иннокентьевне. Безмерна любовь и благодарность к ней.

Бабушка до последних дней своих была для мамы и нас опорой. Мама наша надорвала здоровье и рано ушла из жизни. Младшим нашим сестрам, Римме и Рае, было лишь восемь лет. Дедушка, мама, ее сестры Анна Иннокентьевна Нефедова-Рупосова и Полина Иннокентьевна Силинская  похоронены в Стрелке,  Лидия Иннокентьевна Силинская -- в Орле, Мария Иннокентьевна Своевская -- в Иркутске. Могилы бабушки и Василия Иннокентьевича Никифорова -- в Татарке, нашего отца -- в Казачинске. Рано ушли из жизни наши сестры Нина и Вера -- верные, дорогие спутницы детства, юности, до последних дней делившие  с нами радости и горести жизни, обе с нелегкой судьбой. Дружно шла по жизни наша "семерочка" -- это черта никифоровская. После  ухода сестер жизнь разделилась на ДО и ПОСЛЕ. Нина  Прокопьевна Черноусова умерла 5 февраля 2003 года, похоронена в Красноярске. Вера Прокопьевна Скачко ушла из жизни 26 апреля 2006 года, похоронена в Сосновоборске Красноярского края.
 


ВЕЛИКАЯ ОТЕЧЕСТВЕННАЯ


Маленькой деревне было всего десять лет, когда грянула война. В трудармию ушли все мужчины непризывного возраста и девушки. Известно, что Лапшаков Петр Евгеньевич получил на время войны бронь. Возможно, бронь была  не только у него,- одним из  важнейших  дел в те годы в тылу была лесозаготовка. Из девушек только четверых оставили на помощь старикам да  женщинам  кормить армию и сохранить колхоз. Непосильным был их труд.

Все-таки власть оценила труд репрессированных в годы войны. В 1947 году была ликвидирована комендатура, труд односельчан был отмечен правительством. Так, наша мама Шадрина Прасковья Иннокентьевна награждена медалью "За доблестный труд в годы Великой Отечественной войны". А было ей к началу войны лишь двадцать лет,  на руках маленькая дочь Нина. Этой же медалью награждены Тихонова-Нестерова Лидия Яковлевна, Тихонова-Пакулова Прасковья Георгиевна, совсем юная в те военные годы, Филиппова Антонина Иосифовна так же награждена этой медалью. Награжден орденом Ленина в том же 1947 году  за рекорд на лесоповале Лапшаков Петр Евгеньевич ( из воспоминаний его брата Афанасия Лапшакова) (Сын Петра Лапшакова , Виктор Петрович Лапшаков, работавший ряд лет директором одного из леспромхозов Мотыгинского района, также был награжден за труд орденом Ленина уже в послевоенное время.) К сожалению, не удалось установить имена других награжденных за труд в годы войны.


С мужчин и парней призывного возраста был снят ярлык "врагов народа", и они ушли на фронт. Воевали так же самоотверженно, как и работали в колхозе. Памяти всем воевавшим в Великую Отечественную односельчанам посвящаются эти строки.

 
Мало кому посчастливилось вернуться домой. Вот их имена:


Богданов Алексей Николаевич (1914 г.р.)

 Прошел всю войну, многократно награжден, его имя занесено в Книгу Памяти города Красноярска. Умер в Красноярске. 



 

Тихонов Константин Арсентьевич 

(15.09.21 г. 23.09.82 г.)

Награжден орденом Красного Знамени, медалями "За отвагу", "За взятие Кенигсберга", медалями за взятие других европейских городов. Работал многие годы в торговле в Татарке и Кулаково, в лесничестве. Умер в Новосибирске.

Тихонов Константин Арсентьевич. Фото после Победы и фото 1974 года.





Тихонов Константин Георгиевич 
(1920 г. 1982 г.)

Прошел всю войну и семь лет после войны служил в Берлине в звании старшины. Награжден орденами Красного Знамени, Красной Звезды, Отечественной войны,
медалями "За отвагу", "За взятие Кенигсберга", Праги и других европейских городов. Умер в Красноярске.



Никитин Николай Харламович (7.01.24 г.р.)
Уехал с семьей из Татарки последним, работал бакенщиком, затем ответственным за форватер от Мотыгино до Стрелки. Умер в Стрелке Енисейского района.

Иванов Михаил Сергеевич
Дошел до Берлина, за воинский подвиг много наград. Работал в Стрелке на шпалозаводе. Похоронен в Краснодарском крае в городе Каменоморске.

 

Скавитин Валентин Иванович

Вернулся с войны контуженым, работал в Татарке продавцом до отъезда семьи в Кулаково.


Филиппов Андрей Гаврилович
Вернулся инвалидом с войны. Был председателем колхоза, затем многие годы бригадиром. Умер 14.05.10 г. в Стрелке.

Таскин Александр, разведчик
Награжден неоднократно. Умер в Стрелке.



Шадрин Прокопий Елизарьевич 

(1921 г. 1975 г.)


Наш отец прошел Сталинград, с войны вернулся инвалидом второй группы. Награжден орденом Отечественной войны и медалями.


Прокопий Елизарьевич Шадрин. Фото с фронта




Лапшаков Афанасий Евгеньевич

Вернулся инвалидом. Воевал в Сталинграде, на Курской Дуге. После войны жил в поселке Машуковка Мотыгинского района, работал шофером, написал воспоминания. Вернулся и  его брат НИКОЛАЙ ЕВГЕНЬЕВИЧ ЛАПШАКОВ.

Остался жив Савин Михаил Филиппович.

Погибли в пекле войны:

Бронников Михаил Алексеевич  1919гр.,танкист. Погиб на Курской Дуге в 1943 году  по свидетельству сестры,а по данным  Книги Памяти Красноярского края гвардии сержант Бронников Михаил Алексеевич погиб в бою 8 октября 1943 года. Похоронен В селе Губин Иванковского района Киевской области, Украина. До войны работал учителем в Манском районе, на фронт взят из Мотыгинского военкомата по месту жительства родителей.
Баранов Иван Хрисанфович (1911 г. 1942 г.). Пропал без вести.
Иванов Иван Иванович.
Иванов Алексей Иванович. Место их гибели неизвестно.

ЛАПШАКОВ ИВАН ЕВГЕНЬЕВИЧ. Место гибели и дата не установлены.
Лиханова Ирина Васильевна ушла на фронт добровольцем. Была санинструктором, очевидцы солдаты рассказывали, как под Смоленском Ирина под огне
м перевязывала раненых. Место гибели неизвестно.
В семье Нестеровых погибли три брата:
Нестеров Иннокентий Яковлевич (27.11.20 г.р.).Призван в 1941г. Погиб под Москвой. В Книге Памяти Красноярского края записано, что рядовой Нестеров Иннокентий Яковлевич пропал без вести,  сентябрь 1943года.
Нестеров Василий Яковлевич (7.01.23 г. 7.07.43 г.). Погиб на Курской Дуге под Белгородом по свидетельству родных,а в Книге Памяти Красноярского края записано, что Нестеров Василий Яковлевич , рядовой, автоматчик, пропал без вести, сентябрь 1943 года.
Нестеров Андрей Яковлевич (1913 г.р.). Место гибели неизвестно.
Иванов Прокопий Сергеевич

Сержант.   Погиб на Курской дуге 10 июля в 1943 году.Похоронен на высоте 238, 1  близ деревни Самодуровка  Курской области. До войны работал учителем в Манском районе. Занесен в Книгу Памяти Красноярского края.


Савин Иван Никитич
(1923 г. – 13 января 1945 г.). Занесен в Книгу памяти Красноярского края,призван на фронт в августе 1942 года. Сержант. Погиб в бою 13 января 1945 года. Похоронен на воинском кладбище в 1, 5 км западнее села Вита, близ города Варшава . Польша.

      СИЛИНСКИЙ ПАНФИЛ ПЕТРОВИЧ. Занесен в Книгу Памяти Красноярского края. Рядовой. Погиб в бою 27 сентября 1942 года.Похоронен в деревне Морозово  бывшего Пречестенского района  Смоленской области. 

 Никитин Леонид Селиверстович (1918 г.р.), сосланный в Татарку тринадцатилетним, учился в Маклаково,  затем в Красноярском ФЗУ,  работал до войны в школе. Инвалид по зрению. На фронт ушел добровольцем.Призван в 1941 году. Рядовой.Пропал без вести, май 1943 года.Занесен в Книгу Памяти Красноярского края.










Силинский Иван Петрович.  1924 г. р. Призван в августе 1942 года. Рядовой. Погиб в бою 27 апреля 1943 года. Похоронен в деревне Пыринка Жиздренского района Калужской области. Занесен в Книгу Памяти Красноярского края.













Никифоров Дионисий Иннокентьевич 

(29.08.23г. – 22 апреля 1945 г.)

Призван в августе 1942 года. Старший сержант, командир расчета минометной роты 3 батальона 299 Гвардейского стрелкового полка 98 Гвардейской стрелковой  Свирской дивизии. Награжден орденом  Славы, медалью "За воинский подвиг" и  медалью "За отвагу". Брат нашей мамы славился недюжинной силой, носил по два мешка муки, зерна. Был любящим сыном и братом.  Погиб в бою 22 апреля 1945 года. Похоронен в поселке Шахта Грюнбах , Австрия. Занесен в Книгу Памяти Красноярского края. Мы, его потомки, смогли проследить путь Свирской дивизии за 1944-45 годы по сайту Подвиг народа, нашли там его наградной лист и приказы о награждении. Низкий поклон тем, кто работает над сайтом, поклон и вечная память всем павшим за Родину.

Наградной лист Никифорова Дионисия с описанием воинского подвига. 
Чтобы просмотреть фото в полном размере, наведите на фото курсор и нажмите.



ГАВРИЛОВ ВАСИЛИЙ ПЕТРОВИЧ  род. в 1924 году. Призван в августе 1942 года. Сержант, помощник командира взвода. Умер от ран 18 июля 1944 года. Похоронен  на братском кладбище , могила 9, в 200 м  северо-восточнее  местечка Молодично Витебской области, Беларусь. Занесен в Книгу Памяти Красноярского края.

ШНИПЕРОВ КОНСТАНТИН НИКОЛАЕВИЧ, родился в селе Джида Оловянинского района Читинской области. Умер от ран 26 ноября 1942 года. Похоронен на опушке леса  близ деревни Коптиловка Сычевского района  Смоленской области. Занесен в Книгу Памяти Красноярского края.

ЮРИНСКИЙ  ТРОФИМ АЛЕКСАНДРОВИЧ, родился в 1925 году. Призван в июне 1943 года. Сержант. Погиб в бою, апрель 1945 года.Похоронен в н. п. Лебус близ города Франкфурт-на-Одере, Германия. Занесен в Книгу Памяти Красноярского края.

Братья нашего отца:

Шадрин Александр Елизарьевич и
Шадрин Андрей Елизарьевич остались сиротами, потеряв в голод 1933 года родителей, братьев и сестер. Место гибели неизвестно.

Юдин Дмитрий Трофимович родился в1909г. в селеАлтан Кыринского района  Читинской области. Рядовой. Пропал без вести в феврале 1943г.
Юдин Павел Трофимович
Место гибели неизвестно.
Коробейников Глеб Иванович  родился в селе Чароксар Оловянинского района Читинской обл. Младший сержант. Погиб в бою 28 февраля 1943 года. Похоронен в селе Опойки Дмитриевского района Курской области. Занесен в Книгу Памяти Красноярского края.
Коробейников Афанасий Иванович . Место гибели неизвестно


Бутин Федор Ильич,1906г.р. в селе Дуранзак Оловянинского района Читинской области.Призван в августе 1942г. Рядовой. Погиб в бою 1 октября 1943г. Похоронен на полковом кладбище  в квадрате 9212 в 1 километре восточнее  деревни Добрая  Тоснинского района Ленинградской области.

Свиркунов Леонид Прокопьевич, 1925г.р. Рядовой. Пропал без вести 28 января 1945г. в Калининградской области.

Тетерин Иван Николаевич, 1921г.р.  Рядовой. Пропал без вести 1 апреля 1942г.

Все они из Забайкалья, многие их них в то время были детьми и сосланы в составе своих семей на Ангару в 1931 году. Создавали колхоз, жили и трудились в нем, призваны на фронт из деревни Татарка. Их жизни оборвались как натянутые струны, что звучат в наших душах и будут звучать в душах потомков. Земной поклон и благодарная память всем, воевавшим за Родину.

Список восстановлен не полностью.



ПОСЛЕВОЕННЫЕ ГОДЫ и ДЕНЬ СЕГОДНЯШНИЙ

Обезлюдела после войны деревня. Только благодаря добросовестному труду всех, кто мог работать, где- то до середины пятидесятых годов хозяйство оставалось еще достаточно крепким, рентабельным. Выполнялся  план по сдаче зерна, мяса, молока. На полях работали тракторы, сеялки, косилки, в одно лето даже грузовик появился в деревне -- вывозить хлеб с дальних полей к берегу Ангары на погрузку. На время уборки урожая из Мотыгино приезжала на подмогу молодежь -- "мобилизованные", как их называли. В деревне до 11 часов вечера горели электрические лампочки, вырабатывал энергию движок. В эти годы прислали в колхоз агронома -- молодую женщин, муж которой работал завклубом, "избачом", как говорили. Клуб, отремонтированный после пожара дом, где раньше жили семьи Кабановых и Никифоровых, был достаточно вместительным. Здесь собиралась вся деревня в праздники посмотреть  пьесы, которые готовили школьники и молодежь. Однажды даже "Ревизора" Гоголя поставили. Изредка летом и по зимней дороге привозили фильмы. Раз в полгода меняли в деревенской библиотеке книги. Большой деревянный шкаф с книгами помещался на сцене, и через полгода привозили новую партию книг: зимой на лошади, летом на попутном катере. В избах появились большие черные "тарелки" -- радио. Но людские потери 1930-45 годов невосполнимы.  Старились, болели, не могли уже работать в колхозе  те, кто приехали на ангарский берег  взрослыми и прошли через страшные годы. Рабочих рук не хватало. Менялись председатели колхоза: Матвеев, Гилевич, Губанов присланные из района, не местные. Колхоз медленно разваливался .В это время происходило укрупнение колхозов, и "Труженик" стал малой частью большого хозяйства, подсобным, как говорили в деревне. Не имея паспортов, перспективы для жизни, образования детей, оторванные во время ледохода и ледостава от всего мира, односельчане стали разъезжаться: кто к родным, кто в ближние поселки. Уезжали без паспортов -- убегали. Особенно много односельчан выехали из Татарки в пятидесятые годы и в начале  шестидесятых. Наша семья Шадриных и Лукьяновы переехали из Татарки в июне 1964 года в Усть-Ангарск, который иначе называют Рудником.  В Татарке оставалась свиноферма, скотный двор, конюшня. Люди снова жили при лампах. Последними жителями Татарки из ссыльных были семьи Никифоровых, Бронниковой Евгении Петровны и ее мужа Оленицкого, Савины, Никитины. В эти годы в Татарке уже были первые семьи староверов с Ангары, а в восьмидесятые они уже полностью заселили Татарку.

Бронниковы-Оленицкие выехали из Татарки в 1966 году в Маклаково, в 1967 году к ним переехала Никифорова Галина Ивановна, до своего отъезда работавшая в подсобном хозяйстве на свиноферме, где все работы выполнялись вручную. В  Маклаково-Лесосибирске поднять троих малолетних детей ей помогли мать Бронникова Евгения Петровна и сестры Тамара и Нина. Позже покинула деревню семья Савина Иннокентия Никитича. Последним выехал с семьей Никитин Николай Харламович, много лет работавший бакенщиком, а затем ответственным за форватер от Мотыгино до Стрелки.

 


Деревня Татарка: вид с реки Ангара. Фото: Александр и Евгений Дымель. 2010 г.


Окраина деревни. Река Ангара и устье реки Татарка. Фото: Александр и Евгений Дымель. 2010 г.

В  настоящее время в Татарке живут староверы. Они частично живут в сохранившихся старых домах, частично в заново отстроенных, крытых шифером. Переселенцы нарушили стройную татарскую улицу, на месте которой теперь сараи, бани, сеновалы, дровенники хутора.


Трудно узнать прежнюю родную улицу, даже речка Татарка из светлейшей, чистой превратилась в грязный поток, размывший когда-то красивый остров, делящий ее устье на два крыла: в верховьях моют золото, как говорят знающие люди. Потихоньку лес подступает к верхним домам и огородам. Но мы благодарны староверам, новым жителям Татарки, что нашу деревню миновала участь тысяч брошенных
российских сел, где кружит дикое воронье. Пусть счастливо живут здесь работящие староверы, растут их дети, где по-прежнему течет красавица Ангара, и память сердца навечно привязана к этим местам, соединивших моих односельчан крепкими узами.


Корни наши никифоровские:
Татарка на Ангаре, 2010 г.


Мы благодарны старшему поколению, научившему нас жизненной стойкости, выносливости, за то, что мы все-таки испытали счастье бытия на этой многострадальной земле.




Об ЯЗЫКЕ ОДНОСЕЛЬЧАН


Ссыльные мои земляки сохраняли в своей речи многие забайкальские слова и выражения, вводили и новые, возникшие в ходе общения в Татарке. Записала и сохранила это наследие Баранова-Сердюк Людмила Ивановна.


Словарик слов и выражений, бытовавших в деревне Татарка


А

адали -- как будто

антаху кэрэктэй -- давай спать ложиться

арбанайка -- пачка чая

арца -- переваренный творог


Б

байгон -- дети без отца

бале -- совсем с головой неладно (совсем бале -- совсем плохо)

бурлить -- сильно кипеть

баракчай -- годовалый теленок

бармотать -- разговаривать

бастриг -- жердь на возу сена

блювать -- рвать (о рвоте)


В

верхонки, мохнашки -- рукавицы

вдругорядь -- второй раз (вдругорядь вышла замуж -- второй раз вышла замуж)

взымать -- поднимать

выбыгать -- вымерзать (белье выбыгает -- вымерзает)

выдрентиться -- модно одеться

выкипечиваться -- выкипать (о воде)

высбирывать -- собирать

выханжить -- выпросить

ВЫХЛЕСНУЛ- вылил воду

Г

гоношиться -- долго собираться (чего гоношишься? --  долго собираешься)

гунаджа -- телка

гуцан -- баран-производитель

гуцашек -- ягненок  


Д

давича -- ранее

дарбаджан -- коршун

дороговенье -- дорого

другорядь -- в другой раз

дрыгать, дрыгает -- скакать, скачет


Е

ерак -- так, почему так

елань -- большая поляна в лесу


Ж

жалобча -- котел с ушками


З

задлиться, задлюсь -- задержаться, задержусь

закарамкаться, закарамкалась -- кое-как в гору подняться, кое-как в гору поднялась

закурнаться, закурнался -- утонуть, утонул

заныкать -- спрятать

запереть -- закрыть дверь

запупырить -- быстро ехать на лошади

затырить -- куда-то положить

зашурить (глаза) -- закрыть

зипун -- фартук
злыдарить -- плакать
зундугло -- дурак

ЗАЧИЧИРИЛ-высох,похудел

И

изурезать -- убежать

имануха -- коза

испучкать -- измазать

ичиги -- бродни (мягкие кожаные сапоги)

ишануть -- ударить


К

какесь -- совсем (какесь некогда -- совсем некогда)

катать -- нести ребенка на спине

каширик -- двухгодовалый теленок

кашла -- плетеная большая корзина

квашенка -- деревянная емкость для теста

кокшить -- избить

короб -- деревянный ящик

котомка -- авоська

крипотки -- стеганые чулки

крыльца -- плечи, лопатки

кубон -- девчонка

куль -- мешок

курмушка -- крытая куртка

курташка -- куртка

курунга -- маслобойка

куть -- кухня

Л

лагун, лагушок -- бочка

ланись -- прошлый год

ланшак -- годовалый жеребенок

латка -- жаровня

лопоть -- вещи и одежда


М

манатки, лопоть -- вещи и одежда

мангир -- черемица

манить, маню -- звать, зову
морока -- облака
мохнашки -- рукавицы


Н

нагишом -- голый

надавнуть -- нажать

надрать, надеру -- избить, изобью

надуть -- избить

наналыгич -- узда для быка

намутузить -- избить, наказать

настенник -- ковер
настывать -- охлаждаться
низочка -- миска, чашка
нонче -- сегодня
носовик -- носовой платок
нохай -- беспорядок

НАРУШИТЬ ХЛЕБ- НАРЕЗАТЬ ХЛЕБ

О

оберходы -- стеганые чулки

оболокаться -- одеваться

обробеть -- опоздать

обруть -- узда без удилов

обумиться, обумись -- опомниться, опомнись

обутки -- обувь

ознобиться -- замерзать

озондуглеть -- поглупеть

опрастывать -- освобождать (опрастать стакан воды -- выпить)
охана -- козел-производитель
ошкур -- пояс у брюк
оттартали- отвели, отвезли

П

пальтушка -- теплая куртка

патник -- войлок

пахтанье -- пахта

переболочься, переболокусь -- переодеться, переоденусь

перетяга -- черезседельник

пимка -- булавка

побормотать, побормочем -- поговорить, поговорим

поварешка -- деревянная большая ложка

поглянуться, поглянулся -- понравиться, понравился

погодово -- тем более

понужать -- бить, гнать лошадей

попускаться -- переставать? (не попускаться работать -- продолжать работать)

пороз -- бык-производитель
поскотина -- изгородь
протурить -- прогнать
прытяком (бегать) -- быстро (бегать)
пужнуть -- напугать
пушить (камни) -- кидать камни

Р

разинуть -- открыть рот

растапоршить -- раздвинуть пальцы рук

растранжирить -- израсходовать 
ремки -- старая негодная одежда


С

саратулей -- принеси дрова

сколь-посколь -- сколько стоит

скукоржиться -- сжаться

скыртых -- скупой

солощий -- тот, кто с аппетитом ест

стайка -- сарай
стурить -- отдать

стырять -- ругаться

стяги -- колья
сувережить -- сучить, прясть пряжу

сундурить -- болтать, баловаться, плакать

сумляться, сумляюсь -- сомневаться, сомневаюсь

сычук -- толстая кишка


Т

талдычить -- говорить и говорить

таракин -- мозг головы
тажно -- потом

тежить, тежут -- ругать, ругают

теперича -- теперь

тинькать -- звонить
торнуть -- ударить, пнуть
треложить -- беспокоить
тулун -- кожаный мешок из барана
тулуп -- шуба из собаки мехом наружу
тумором -- толпой
тымен -- верблюд
тынык -- дурак
тырлых --длинная куртка


У

увезить (ногу) -- увязнуть

укокошить -- уничтожить
утоловать (пол) -- затоптать

утоделать -- выбросить

укотенник -- полотенце

уматывать -- уходить

уноровить -- угодить


Х

халадай -- рубашка

хлынять -- ходить быстро

холка -- бедро
храпки -- плоскогубцы


Ч

чарки -- обувь

челядь -- много детей

чипаться, чипается -- шататься, шатается
чушачий (жир) -- свиной
чушка -- свинья
чумыга, чумуга -- мозг костей


Ш

шабарчать -- шуметь, царапаться

шалюшка -- шаль
шариться -- искать
шаркать -- о старческой походке
шель-шевель -- еле шевелится
шибануть -- толкнуть, ударить

шингать -- чистить шерсть

шингорить -- трогать
шиля -- бульон

Э

эрген -- холощеный баран 


Я

ярочка, гуцашек -- ягнята






    Надежда ЛЯЛИНА

Сосновоборск, Красноярский край

2011-2014 гг.



Уважаемые гости сайта! 

Выражаем вам сердечную признательность за то, что выбрали время и нашли в себе душевные силы прочесть о нелегкой истории деревни Татарка в Нижнем Приангарье  истории в чем-то уникальной, а в чем-то схожей с историей тысяч других российских деревень. Приглашаем вас также просмотреть страницы "Документы", "Фотогалерея" и другие разделы нашего сайта (кнопки-ссылки на все разделы находятся вверху страницы). 

Все фотографии (за исключением панорамных фото с видами деревни) размещены на сайте в уменьшенном формате. Чтобы просмотреть фото в полном размере, наведите на фото курсор и нажмите. Чтобы вернуться на сайт после того как вы просмотрели увеличенное фото, нажмите на стрелку в самом верху страницы.

Материалы сайта будут постоянно пополняться  и мы будем рады, если вы заглянете к нам вновь.




Дорогие читатели! 

Если вы хотите пополнить сайт материалами о деревне Татарка, 

о ваших родных, строивших деревню, а также их потомках, пожалуйста, напишите нам по адресу:

AngaraTatarkaHistory@gmail.com

Мы будем рады вашим отзывам! 


Copyright Надежда Лялина, 2011-2015

Subpages (1): Стихи