П. Козловски Вступительная статья

П. Козловски
 

Социальное рыночное хозяйство и разновидности капитализма

(Вступительная статья)

 

В западных странах существуют разнообразные системы ры­ночных институтов. Дифференциация видов капитализма на Западе является очевидной. Рассматривая институциональную структуру рынка, автор характеризует политические и соци­альные институты, действующие при рыночном хозяйстве и поддерживающие его.

 

I. Рынок и его структура

Еще в 1955 г. Освальд фон Нелль-Бройнинг1 утверждал, что в теории рыночного хозяйства структура рынка начинает при­обретать большее значение и вызывать больший интерес, чем сам рынок. Под структурой рынка он понимал вопросы орга­низации социальной безопасности, прогрессивного налогооб­ложения, налоговых льгот для семей и т. п. Нелль-Бройнинг полагал, что необходимость рынка как механизма координа­ции экономики, как рынка потребительских и производствен­ных благ является непреложной и не служит предметом тео­ретических разногласий между либералами, неолибералами и представителями католического социального учения. Разно­гласия и различия между ними начинаются тогда, когда дело доходит до вопроса о том, в каких рамках должен работать рынок.

Среди экономистов и либералов, продолжающих традиции Адама Смита, наблюдается тенденция относить более интерес­ные вопросы к сфере институциональной структуры рынка. Утверждается, что эти вопросы не имеют ничего общего с рынком, что рыночное хозяйство должно иметь систему ин-

 

-----------------------------------------------------------------------------

1 Nell-Breuning О. von. Neoliberalismus und Katolische Sozialleh-re // Boarmann P. M. Der Christ und die soziale Marktwirtschaft. Stuttgart: Kohlhammer, 1955. S. 117.

 

 


ститутов и работать свободно, что же касается всех других вопросов, связанных с социальными и политическими усло­виями рыночной деятельности, то они относятся к сфере ин­ституциональной «структуры».

Отличительной чертой теории социального рыночного хо­зяйства, по сравнению с другими теориями рыночного хозяй­ства и капитализма, является то, что она рассматривает ин­ституциональную структуру рынка как составную часть эко­номической теории, теории экономического порядка. Теория социального рыночного хозяйства учитывает тот факт, что существует не один вид капитализма, а многообразие его разновидностей.

Наличие этих разновидностей капитализма и значение теории социального рыночного хозяйства для их анализа и понимания, а также проектирования их институциональной структуры получили недавно теоретическую оценку в книге Мишеля Альбера «Капитализм против капитализма».1 Его анализ различных видов капитализма и конкуренции между различными институциональными разновидностями капита­лизма отражает тот факт, что политическая и институцио­нальная структура, в которой функционирует рынок, стано­вится сегодня более интересной, чем сам по себе рынок как механизм координации.

 

II. Какой капитализм? Какое рыночное хозяйство?

Данное издание представляет собой исследование основ ры­ночного хозяйства и его институциональной структуры. Оно сочетает взгляд на рыночное хозяйство и капитализм в Гер­мании и рассмотрение перехода от планового хозяйства к рыночному в России. Обе страны обладают опытом данного развития, хотя Германия — лишь в Восточной части, в быв­шей ГДР. В связи с этим подробно рассматриваются вопросы, связанные с приватизацией промышленности и сельского хо­зяйства — не только с целью анализа исторических переход-

---------------------------------------------------------------------------------

1 Albert М. Capitalisme contre Capitalisme. Paris : Editions du Seuil, 1991.

 

 

 


ных периодов 90-х г., но и как живой пример значения и функционирования прав собственности.

Постсоветский опыт России ознаменовался большими ожиданиями, адресованными рынку и большими разочарова­ниями в нем. После перехода к более капиталистической экономике не произошло ожидаемого экономического роста. Социальная безопасность и гарантии занятости испарились, законы не проводятся в жизнь, а структура прав собственнос­ти является неудовлетворительной в связи с возникновением «номенклатурного капитализма», который превратил огром­ную часть прежних государственных монополий в частные монополии, находящиеся в настоящее время в руках бывшей советской номенклатуры. Российские критики данного про­цесса говорят о «византийской форме капитализма» в совре­менной России.

Необходимость развития рыночного хозяйства в России, тем не менее, в общем признается. Фундаментальным вопро­сом, поэтому является не вопрос: «Рыночное или плановое хозяйство, капитализм или социализм?», а вопрос: «Какой капитализм?» Для того, чтобы ответить на этот вопрос, необ­ходимо признать, что в современном мире происходит конку­ренция между различными видами капитализма и что реше­ние относительно типа капитализма, который избирает страна, является вопросом институционального выбора.1 Эта книга в основном посвящена институциональному выбору социально­го рыночного хозяйства и альтернативам институционального выбора в сегодняшней России.

1. Англосаксонский и рейнский капитализм

В классификации современных разновидностей капитализма Мишель Альбер приводит только две модели — «неоамери­канскую, англосаксонскую» модель капитализма и «рейн­скую» модель. В основе этих моделей лежат две концепции капитализма. Альбер назвал одну из моделей «рейнской», так как экономические системы стран, расположенных на берегах

------------------------------------------------------------------------------------

1 Ср.: Schmidtchen. German Ordnungspolitik' as Institutional Choice // Ztsch. gesamte Staatswiss. 1984. Bd 140. S. 54-70.

 

 

 


 

реки Рейн: Швейцарии, Германии, Бельгии и Голландии, — имеют схожие черты. Такая терминология является полезной, так как смещает акцент с чисто немецкой на более широкую центральноевропейскую модель.

Классификация Альбера не включает различных разно­видностей азиатского капитализма. .Наличие этих разновид­ностей свидетельствует о том, что его дуалистическая концеп­ция недостаточна, хотя она и оказала большое влияние на теорию экономического порядка в европейском контексте. В основе этой дуалистической классификации видов капита­лизма лежит имеющий большое значение важный тезис, со­гласно которому различные институционные и исторические проявления капитализма основаны на совершенно различных концептуальных моделях капитализма — «неоамериканской, англосаксонской» и «рейнской». Высказывая это радикальное утверждение, Альбер не просто делает эмпирическое наблю­дение о том, что в современном мире существуют эмпири­ческие различимые капиталистические культуры. Он утверж­дает, что две различные теории капиталистического экономи­ческого порядка конкурируют друг с другом.

Очевидно, что японская модель капитализма отличается от американской модели, что российский постсоветский капи­тализм отличается от немецкой модели социального рыночно­го хозяйства, которая, в свою очередь, отличается от британ­ской модели капитализма в вариантах Бевериджа, Кейнса или Тэтчер.

Более интересным, однако, является вопрос о том, на­сколько глубоко идеологическое разделение между «англо­саксонским» и «рейнским» видами капитализма и какую из этих моделей экономического порядка выберет постсоветская Россия.

Капитализм определяется тремя основными характеристи­ками: во-первых, частной собственностью, во-вторых, макси­мизацией прибыли и полезности в качестве мотивации хозяй­ственной деятельности субъектов и, в-третьих, координацией через рынки и систему цен в отличие от централизованного планирования.1 Американская модель капитализма нацелена

 

 

------------------------------------------------------------------------------------------

1Ср.: KoslowskiP. Ethics of Capitalism and Crituque of Sociobio-
 
 
 

 
 

на практически полное освобождение рынка и трех характе­ристик капитализма от распределительных и политических ограничений.

Рейнская модель — это модель встроенности рынка в со­циальную и политическую структуру, в структуру социальной политики (прежде всего имеется в виду политика социальной безопасности). Она также придает особое значение уравнове­шиванию (нем. — Ausgleich) тех тенденций капитализма, ко­торые ведут к монополизации и массовому неравенству. Про­изводимое государством сглаживание разницы в доходах в рейнской модели капитализма подразумевает, например, что государство гарантирует всем возможность получения высше­го образования. Следует отметить, что Германия, Австрия и Швейцария находятся среди немногих стран в мире, в кото­рых студенты не должны оплачивать обучение в университе­тах. Напротив, как это ни парадоксально, сегодня во все еще коммунистическом Китае студенты должны платить за выс­шее образование.

Второй легитимной мерой уравновешивания в рейнской модели капитализма является прогрессивный подоходный на­лог, на который, однако, ведется наступление в связи с кон­куренцией между странами за привлечение иностранных ин­вестиций. В Америке также существует прогрессивный по­доходный налог, но в 80-х г. степень прогрессии была значительно сокращена.

Третьей мерой уравновешивания является налог на на­следство. Интересно отметить, что в последнее время в Вели­кобритании налог на наследство был выше, чем в Германии, что свидетельствует о том, что дуализм англосаксонского и рейнского капитализма не является всеохватывающим. Госу­дарство благосостояния (welfare state) Великобритании не впи­сывается в эту модель. Британский капитализм нельзя отне­сти ни к неоамериканской, ни к рейнской модели.

 

 

----------------------------------------------------------------------------------

logy. Two Essays with a Comment by James Buchanan. Heidelberg; Berlin; New York; Tokyo: Springer, 1996. (Studies in Economic Ethics and Philosophy; Vol. 10). Этика капитализма. Эволюция и общество. Санкт-Петербург : Экономическая школа, 1996. (Этиче­ская экономия. Исследование по этике, культуре и философии хозяйства; Т. 1).

 

 

 


 

Четвертая задача уравновешивания в рейнской модели капитализма — это задача государства уравновешивать раз­витие регионов страны. Конституция Германии требует, что­бы условия жизни были равными или почти равными во всех регионах Германии. Это требование трудно осуществить, осо­бенно в условиях объединения Германии, в процессе которого некоторые регионы страны оказались значительно беднее дру­гих. Выравнивание уровня экономического развития регионов представляет собой одну из составляющих уравновешива­ющей деятельности государства.

В рейнской модели государство понимается не как мини­мальное, а, в первую очередь, как социальное государство, не как государство благосостояния в английской реформистской традиции, восходящей к политике, предложенной в 40-х гг. лордом Бевериджем,1 основателем английского государства благосостояния, а как государство социальной безопасности в традиции Бисмарка, заложенное в 90-х гг. прошлого столетия. Задачей социального государства в рейнской традиции явля­ется не только гарантия правовым государством (Rechtsstaat) действенности закона, но также и обеспечение социальным государством, по крайней мере, минимального уровня соци­альной безопасности. Это, однако, не значит, что его целью является создание «государства всеобщего благоденствия».

Европейский и западный подход, разделяющий англосак­сонскую и рейнскую модели, несмотря на ценность этой клас­сификации для Европы, является недостаточным в мировом масштабе. С концом коммунизма мир вступил в новую стадию дебатов, в которой конкурируют друг с другом не только две упомянутые выше модели капитализма. В эти дебаты должны быть включены и те модели капитализма, которые доминиру­ют за пределами западного мира.

2. Христианский и конфуцианский капитализм

Японские теоретики утверждают, что в современной мировой экономике имеются различные типы капитализма, конкури-

 

 

---------------------------------------------------------------------------------------------

1Ср.: Beveridge W. P. Social Insurance and Allied Forces: The Be-veridge Report in Brief. London: HMSO, 1942.

 
 
 

 

рующие друг с другом, но они формулируют основное про­тивостояние как дуализм христианского и конфуцианского капитализма. Это по существу новая точка зрения, отсут­ствующая в анализе Альбера, в котором уделяется слишком много внимания различиям между Америкой и Европой. Японские ученые полагают, что причинами различных тради­ций капитализма являются в конечном счете различные куль­турно-религиозные традиции. Согласно мыслителям Азии, во-сточноазиатский капитализм, капитализм «новых тигров» (Кореи, Таиланда, Тайваня и т. д.) и даже новый капитализм Китая находятся под влиянием конфуцианской традиции и ее полурелигиозных основ, в то время как модель западного капитализма определяется христианством.

Данная японская классификация капитализма, разделяю­щая его на христианский и конфуцианский, заслуживает упо­минания в связи с тем интересным фактом, что в Азии запад­ные общества воспринимаются как христианские, в то время как на Западе, вероятно, найдется мало ученых, которые назовут свое общество христианским. Европейское самовоспри­ятие в основном является самовосприятием бывшего христи­анского общества, ставшего светским, тогда как учения ази­атских стран утверждают, что даже после того, как общество стало светским, система основных убеждений и взглядов на жизнь, которые влияют на экономику западных стран, оста­лась христианской и религия продолжает играть основную роль в дифференциации экономических систем в современной мировой экономике.

 

3. Конкуренция видов капитализма

Даже если признать, что в западном мире имеется разделение между двумя сильными традициями рыночной экономики, англосаксонской и рейнской, следует избегать нового дуализ­ма между Америкой и Европой. Не существует «столкновения цивилизаций» — американской цивилизации чисто рыночной экономики и рейнского капитализма в Центральной Европе. Однако на основе анализа Альбера и сравнения институтов западных стран можно увидеть, что существуют альтернатив­ные способы организации капиталистических и демократиче-

ских обществ. Нет одной единственной модели. Можно ска­зать, что в соответствии с логикой рынка общества, и особенно западные, должны находиться в состоянии конкуренции, при­чем конкуренция должна происходить и среди различных систем институтов рыночной экономики. Конкуренция долж­на распространяться и на область альтернативных моделей рыночного хозяйства. Эти различные модели должны обсуж­даться в странах, пытающихся выяснить, какой путь разви­тия является наилучшим. Для России и для ее европейских соседей большое значение будет иметь выяснение того, какой тип рыночной экономики и какой путь экономического раз­вития она выберет. В настоящем сборнике делается попытка дать ответ на этот вопрос.

Следует отметить, что социальное рыночное хозяйство в Германии, стране, где оно зародилось, подвергается критике. Среди экономистов — некоторые из них являются авторами данного сборника — есть серьезные критики социального ры­ночного хозяйства. Они утверждают, что традиция социаль­ного рыночного хозяйства не является достаточно динамичной в условиях современной глобализации рыночной конкурен­ции, что оно превратилось в корпоративную систему, не обла­дающую достаточной конкурентоспособностью, и т. д.

Если обратиться к философским основам подобной крити­ки, то можно обнаружить, что здесь противопоставляются различные виды либерализма как социально-политико-эконо­мические концепции социального и экономического порядка. Политические дебаты и дебаты относительно экономического порядка основаны на различиях философского характера. В со­временном мире, в котором либерализм стал более или менее доминирующей философией и социо-экономической теорией, обнаруживается, что либерализм, как и капитализм, не явля­ется однозначным термином.

 

III. Виды капитализма — виды либерализма

В основе различных концепций рыночного хозяйства лежат различные виды либерализма. Можно выделить три вида ли­берализма: во-первых, эмпиристская традиция, берущая начало от Адама Смита и Шотландской школы, придающая особое значение собственному интересу, во-вторых, идеали­стическая традиция, придающая особое значение обществен­ному дискурсу, как в работах Юргена Хабермаса (Juergen Habermas), и, в-третьих, христианский либерализм. Христи­анскую, и особенно католическую, социальную доктрину можно назвать «христианским либерализмом», так как она принимает рынок как механизм координации, но требует, чтобы он сопровождался соответствующей институциональной структурой и социальной политикой.1 Она отличается от шот­ландской традиции и традиции Адама Смита в основном более критичным отношением к «собственному интересу».

Адам Смит говорит, что мы должны получить наш обед, независимо от* благожелательности мясника, и это хоро­шо, — и общество в области рыночных отношений должно полагаться только на собственный интерес. Его хорошо извест­ный аргумент заключается в том, что людям необходимо получить в результате обмена так много, что никак нель­зя рассчитывать получить все, что нужно, исключительно вследствие благожелательности партнера по обмену.

В этом вопросе христианский либерализм очень близок к Адаму Смиту, однако одновременно и значительно отличается от него. Августин и Фома Аквинский также полагают, что мы должны отдать должное собственному интересу, но он зани­мает второе место. Мы должны любить всех как самих себя, но, так как в связи с первородным грехом и ограниченностью наших ресурсов любви или caritas этого добиться очень труд­но, мы должны следовать «ordo caritasis», или «ordo armoris», порядку любви. Это означает, что экономика должна предо­ставить должное место собственному интересу, но это не под­разумевает, что собственный интерес диктует наилучшее ре­шение проблемы. Христианский либерализм рассматривает рынок как второе из наилучших решений проблемы (second-

 

 

----------------------------------------------------------------------------------

lKoslowskiP. Christliche Liberalismus als europeische Philoso­phic der Postmoderne. Metaphysik und Politik nach der Dekon-struktion der Aufklarung // Koslowski P. Europa imaginieren. Hei­delberg; Berlin; New York: Springer, 1992 (Studies in Economic Ethics and Philosophy; Vol. 3). P. 75-104.

 

 

 


 

best solution) в идеальном мире, но как наилучшее при таких условиях жизни людей, которые реально существуют в мире.

В реальности рыночного хозяйства это практически та же позиция, которую занимает традиция Адама Смита. Однако иная трактовка собственного интереса в обществе важна для понимания институциональной структуры рынка, вытекаю­щей из природы человека. Согласно концепции социального рыночного хозяйства, свобода также является основным прин­ципом экономического порядка, и люди должны быть свобод­ны в следовании своему собственному интересу. Однако она не полагает, что свобода и следование собственному интересу всегда ведут посредством невидимой руки рынка к достиже­нию оптимальных социальных условий. Скорее, их должны поддержать политические и экономические институты, на­правленные на сохранение тех условий, при которых может процветать человеческая свобода.

 
Рейтинг@Mail.ru