Ковачев О слове


О Слове (болгарский текст "За словото"

(По материалам и воспоминаниям Тодора Ковачева (родственника и друга учеников Школы во времена Учителя) 


Учитель Беинса Дуно проводил беседы без предварительно написанного текста. В воспоминаниях его учеников читаем: «Обычно он говорил тихо, без каких-либо риторических эффектов. И голос его, хотя и тихий, проникал далеко. Его речь сопровождалась спокойными, плавными, гармоничными движениями; выразительными и четкими, как и само Слово». Воздействие на слушателей было сильным, Учитель говорил проникновенно, озаренный внутренним светом. Сначала слушатели вели свои личные записи. Позднее, тексты записывались стенографистом и после расшифровки лекции печатались. Записи делал стенограф Народного собрания Голубов. Он расшифровывал беседы и издавал их без дополнительного редактирования.

Но обстоятельства в его жизни сложились так, что Голубов вынужден был уехать за границу. Тогда стенографисткой приглашают Пашу Тодорову – учительницу химии одной из софийских школ. В последствие к ней присоединяются Савка Керемидчиева и Елена Андреева. Все три стенографистки записывают беседу одновременно. Потом одна из них делала расшифровку, используя три стенограммы. Так что, если в одной из стенограмм что-то было пропущено, она восполняла это, сравнивая тексты разных стенограмм. Получался, насколько это возможно, наиболее полный и верный вариант проведенной беседы.
После открытия Специального и Общего оккультных классов был создан комитет Просвещения, который руководил изданием Слова. В него входили ученики с литературной подготовкой, среди среди которых  был и любимый ученик Учителя – Стоян Русев, известный под псевдонимом Дед Благо. Пока существовал этот коллектив, Слово издавалось с минимальной редакцией, которая лишь придавала живой устной  речи письменную форму. Но через несколько лет комитет Просвещения приостанавливает работу. Тогда подготовкой текстов для печати занимается Паша Тодорова. Она читает расфрированные оригиналы Учителю и он изредка слегка корректирует текст. После этого Паша «стилизует» беседы, чтобы подготовить их для печати. Эта стилизация выражается в пересказе каждого предложения. С такими обработанными беседами Паша опять является к Учителю за одобрением. Потом их печатают.

О том, как Учитель относится к этой обработке, можно судить по случаю, свидетелем которого становится Влад Пашов. Учитель неожиданно входит к стенографисткам во время их завтрака и делает строгое замечание – не корректировать Слово, т.к. он очень хорошо знает грамматику и литературные законы болгарского языка. Замечание было высказано очень строгим тоном, который Учитель употреблял редко. Этот случай описан и Марией Тодоровой в книге «Изгрев" (Восход), т.5.

Отношение Учителя к вопросу редакции Слова мы находим во многих местах в его беседах. В беседе «Се человек» (болгарское издание: «Сила и живот», 1 серия, с.245) читаем: «Сейчас люди, которые не понимают глубокого смысла первообразного языка, могут сделать тот или иной перевод, изменить слова. Но есть определенные законы, которые регулируют человеческую мысль и которые не допускают вольных перестановок. Пока человек не научится мыслить правильно, он будет делать ошибки и искупать их страданиями».
«Имейте ввиду, что в том, о чем я вам говорю, каждое слово имеет особый смысл. Когда я употребляю какое-то слово, я ищу его вибрации, потому что слова определяются так же, как определяются солнечные лучи. Нельзя воспроизвести какой-либо цвет, если не воспроизвести вибрации, которые ему соответствуют. Следовательно, когда говорится, к примеру, о добродетелях, нужно произвести вибрации, соответствующие добродетели, и тогда вы поймете и соответствующий им смысл. Только так вы будете иметь объективную реальную истину».

Но Паша Тодорова продолжает перессказывать беседы и после замечания. Она приходит за одобрением перед каждым подготовленным изданием. Учитель ничего не говорит. Божественное говорит только один раз. Это тонкость, она ускользает от многих последователей, которые толкуют молчание Учителя, как одобрение редакции Паши. Господь только один  раз сказал Адаму и Еве, что им есть, Он не напоминал об этом постоянно. Но потом им пришлось понести последствия своего выбора.
 
К счастью, большая часть бесед остается неизданной и неотредактированной Пашей. За период с 1997 до 2006 года более 90 томов изданы в оригинале и представлены читателю на сайте  Janua-98. Так что, количество отредактированных и неотредактированных работ почти одинаково, и каждый имеет право выбора.

По материалам и воспоминаниям Тодора Ковачева (родственника и друга ученицы (учеников) Школы во времена Учителя)

Перевод Светланы Васильевой
Подстраницы (1): За словото
Comments